НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции
Черная метка короновируса: кризис и падение экономики. Библейский голод

Черная метка короновируса: кризис и падение экономики. Библейский голод

Эксперты // 00:13, 18 мая 2020 // 436

 


Канал "АННА НЬЮС" предлагает вниманию мыслящей аудитории интервью с ректором Европейского института ЮСТО, социологом, исследователем возможностей человека, профессором Дмитрием Соиным. В фокусе внимания последствия короновируса, карантина и разрыва коммуникаций для экономики, бизнеса и конкретных граждан. Скандальные подробности вероятного падения помогут заранее к ним подготовиться и выжить

Корреспондент: Мы продолжаем говорить о короновирусе, который набирает обороты. Более 3 миллионов заболевших в мире. Хотелось бы поговорить о скрытых угрозах короновируса. Сегодня нас уже пугают библейским голодом, засухой, мором. Ситуация в мире становиться все напряженнее. Каковы на Ваш взгляд основные скрытые угрозы? Хотелось в связи с этим затронуть и другие проблемы здравоохранения.


Дмитрий Соин: Конечно тема очень важная, актуальная, она развивается в высокой информационной динамике и мы все вольно или невольно сконцентрированы на текущей ситуации с короновирусом. То есть вынужденно слушаем статистику по заболевшим, по умершим и переживаем за себя, родных, друзей. Но упускаем при этом из виду ряд очень важных моментов - скрытых последствий этой эпидемии.

 

И  на мой взгляд к таковым можно отнести всплеск не вирусных заболеваний, которые могут последовать за эпидемией. Разговоры о короновирусе полностью вычеркнули из повестки дня системную работу по другим заболеваниям. Перепрофилируются клиники, которые ранее специализировались на онко заболеваниях, на сердечно-сосудистых заболеваниях, на заболеваниях нервной системы человека. Уже возникли очереди и заторы из людей, которые не могут пройти химиотерапию, плановое обследование, лечение сердца, сосудов и это тревожит. 

 

Дело в том,что статистика прошлого года нам показала что в России, умерло  1 800 000 человек, из них около 1700000 человек от заболеваний. Из этой огромной цифры около  800 000-850 000 умерло от сердечно-сосудистых болезней и примерно 300 000 от онко-заболеваний . Я смотрел статистику и от того же диабета умерло по разным данным от 45000 человек до 200000 человек . На этом фоне от вирусных заболеваний в прошлом году скончалось  около 40 000 человек.

 

Для сравнения в январе месяце в России от сердечно-сосудистых заболеваний умерло 78000 человек. На этом фоне от КОВИД 19 устойчивая смертность от 60 до 70 человек в день. То есть около 2000 человек в месяц. Это трагедия, но все равно эту смертность невозможно сравнить со смертностью от сердца, от инсультов, и от онкологии. Поэтому одна из скрытых угроз, очень сильных, это то что мы отодвинули в сторону другие заболевания. В целом проблематику здоровья и правильного образа жизни во многом заменили темой короновируса. И  это реально серьезно угрожает нам.

 

Людям не объясняют, я не видел не одной программы, к сожалению, на первых каналах где бы говорилось, как правильно питаться в условиях пандемии. Кто то скажет, какое тут питание, лишь бы с голоду не умереть. Но речь не идет о дорогом питании, а о том, как не допустить обострение, например, желудочно-кишечных заболеваний, панкреатита.

 

Еще одна скрытая угроза короновируса, это массовая, масштабная психологическая травма населения. Когда то была гигантская травма - война. Сейчас огромная психологическая травма - самоизоляция. Миллионы людей сидят по квартирам, миллионы людей думают о том, что будет с их бизнесом, что будет с их работой, вернутся ли они на эту работу. За счет чего будут существовать их семьи. К сожалению, я тоже не вижу никакой профилактики, никакой деятельности для компенсации психологической перегрузки россиян. Например, через те же СМИ можно было бы снимать напряжение, консультировать этих людей. Я очень опасаюсь всплесков суицида, а так же  психологических, и психиатрических обострений. Уже очень много ситуаций, когда пьяные люди нападают на машины скорой помощи, стреляют в соседей и танцуют. В общем ведут себя не адекватно.


По мимо психологических проблемы, конечно же существует угроза экономики. По опубликованным данным экономика  России каждый день по стране теряет 10 миллиардов рублей, огромные деньги. Какие-то сектора экономики, через месяц-полтора вообще могут исчезнуть и не восстановится. Давайте немножко о экономической составляющей поговорим. Еще теряются сотни миллионов долларов, по сути ежедневно, от падений цен на нефть и газ. Это все тянет за собой локомотивом прочие экономические проблемы.

 

Частичная компенсация потерь могла бы происходить за счет внутреннего спроса и потребления. Это вся индустрия сферы обслуживания, это логистическая, транспортная активность. Но все это заблокировано эпидемией. Сегодня по сути весь бизнес который связан с кафе, ресторананами,по сути весь  общепит, салоны красоты, фитнес, спортзалы, он лежит на боку. На заправках сбыт топлива сократился в два раза. А в приграничных заправках, до 90%. И так по всем отраслям идет. Люди стали меньше ездить, меньше покупать, меньше потреблять. Это даже без всяких запретов и карантинов, кладет на бок экономику. А уж если люди еще сидят на самоизоляции - это вдвойне тяжелая нагрузка.

 

Шанс России на спасение в том, что  даже пусть по очень низкой цене, но нефть и газ продаются, и это какие-то поступления идут в бюджет. Если бы не это, трудно было бы выживать.

 

И вот эти аспекты, далеко идущие негативные последствия, определят лицо экономической и социальной модели на десятилетия, а может быть и более вперед. То есть эпоха потребления, когда через рекламу стимулировался спрос уходит в прошлое. Народ стал меняться, начал сильно экономить. Сейчас люди не будут брать кредиты, они будут бояться это делать. Каждая семья переоценит свои расходы и серьезно их сократит. 

 

Падение экономики  приведет к тому, что уже прогнозируют разные источники - от 9 до 12 миллионов безработных. Около трех миллионов мелких предпринимателей лишатся своего бизнеса. И это те самые последствия, о которых мы сейчас говорим.

 

Президент не зря дал прямое указание разработать меры по восстановлению экономики,  активизации экономической деятельности, и я думаю что какие-то механизмы и формулы должны быть предложены, но в текущем моменте конечно обстановка очень тяжелая.


Корреспондент: Мы можем немного проанализировать ситуацию, которая сложилась у наших соседей. Понятно что мы не в замкнутом пространстве. И на протяжении многого  времени мы говорили что происходит в Молдове, в Приднестровье на Украине. И  в общем опыт соседей хорошая возможность не делать тех ошибок, которые там происходят. На Украине происходят страшные потери уже выращенного урожая, он вынужден уничтожаться, потому что из за короновируса многие предприниматели фермеры не могут продать и сбыть свой товар.


Дмитрий Соин: Я бы начал со своей, малой родины  – Приднестровья. От туда, я получаю постоянно тревожную информацию. Там общий кризис и что особенно опасно - страдает аграрный сектор. Потому что значительная часть продукции, ранних овощей, ранних ягод, фруктов была нацелена, в первую очередь на Российские рынки. Сейчас происходит конечно кощунственная, при этом вынужденная история, когда фермеры запахивают по сути эти урожаи с ранней редиской, ранним огурцом.

 

Там же другая погода чем в Москве, все давно отцвело и температура там в пределах 20 градусов. Вывезти продукцию  невозможно, емкость внутреннего рынка слабая и соответственно, как мне было сказано представителями фермерского сообщества Приднестровья, они просто не выдержат этой изоляции, тем более, что под этот урожай брались кредиты. В кредит зачастую покупается техника, ГСМ, оплачиваются расходы связанные с удобрением, обработкой земли. Возврату эти кредиты не могут подлежать так как урожай уже погиб фактически.

 

По Украине тоже ситуация, когда значительная часть производимой сельхоз продукции сейчас уничтожается. Как мне один очевидец сказал, что вдоль трассы Одесса-Николаев –Херсон, спонтанные свалки этой продукции, которую вывозят и не знают даже где ее утилизировать. Потому что, опять же Украина при любом раскладе свою сельхоз продукцию должна экспортировать. Сейчас закрыта для Украины и Россия и Европа. Они все на самоизоляции и это тоже очень серьезные удары.

 

Плюс по официальной статистике, та же Украина прогнозирует падение 5 % ВВП. Это очень серьезный удар по экономике. Существенное падение. Обнищание населения влечет за собой падение его потребительских возможностей. То есть опять же, все будет меньше покупаться и будут запускаться все новые и новые кризисные механизмы. И на этом фоне, проведение аграрной реформы, по которой купля продажи земли станет возможной приведет к потере украинцами собственных земель. 


Короновирус помог вывесить такую домовую завесу для решения грязных экономических и коммерческих вопросов. И кстати сказать, то что сейчас для иностранцев ограничение, но разрешено покупать и продавать на внутреннем рынке, это вообще не будет препятствием, потому что иностранцы могут создавать с гражданами Украины экономические различные объединения и через них приобретать землю и потом уже легализовать. Иностранцев временно не допустили что бы не создавать ажиотажа, социального протеста.


Корреспондент: Вернемся к России. Что у нас в наших южных регионах, Краснодарском крае, где тоже уже выращены урожаи. Удается ли этот урожай реализовать, увести в регионы, где люди ждут этот урожай?

 

Дмитрий Соин: Знаете, я соприкасаюсь с темой фермерства и эко-поселений. Юг России это во всяком случае, то что нам поступает. О чем я могу говорить убежденно. Они очень обеспокоены тем, что могут потерять существенную часть урожая клубники и черешни. Потому что спрос не высок, нет существенного спроса, люди сидят по домам и если раньше эти продукты, ягоды , фрукты активно закупались Москвой, Питером, то сейчас и здесь сбыт существенно упал. Если первая волна, ранняя клубника, ее еще не много, как то уходит, то у них есть существенное беспокойство по периоду, когда уже пойдут большие объемы по урожаю. По мере того как уже пойдет и грунтовая клубника.

 

Вы знаете, самый опасный сценарий в этой истории заключается в том, что это временное перепроизводство сельхоз продукции. Я сейчас говорю не только о России, а вообще в целом. Во всех странах фермеры производят и не знают куда ее деть. Когда произошла самоизоляция, коммуникации разрушены. Это первый этап, который проведет к разорению значительной части сельхоз производительности.

 

Второй этап который за ним следует, это жесткий дефицит, уже сельхоз продукции. Этот второй этап как уже сигнализирует ООН и целый рад других международных структур может привести к «библейскому голоду» . Мы с вами его тоже перед программой обсуждали. Реальность такого голода, она экономически, социально и демографически объяснима.

 

Во-первых, во всем мире это еще за долго до короновируса происходил процесс сокращения посевных площадей. Потому что почва подвержена деградации, уменьшается плодородный слой. Второй момент, это проблема с орошением, с засухой. В этом году вообще прогнозируются серьезная засуха.

 

Третий, это то что рост населения, происходит на фоне сокращения кормовой базы. Я вот обратил внимание на статистику. Значит в 2018 году голодающих было 815-820 миллионов человек в мире. В 2019 году увеличилось число голодающих на 20 миллионом, а в этом году прогнозируется, что может вырасти еще на 130 миллионов человек. Таким образом в мире будет голодать более миллиарда человек. Это очень серьезно конечно.


Корреспондент: Дмитрий Юрьевич ваши выводы, ваши прогнозы в масштабах не только России, а всего мира в целом. К чему может привести отдаленная картина пандемии, к концу года скажем так?


Дмитрий Соин: Во-первых, запущены процессы глобального политического переустройства. И мы это видим по конкретным действиям. Тот же Трамп перестал финансировать ВОЗ. В онлайн режим перевели встречи Большой двадцатки. И они срываются регулярно. То есть, старая политическая система начинает давать, все более явные сбои. Мы должны абсолютно спокойно ожидать новых формул глобального управления. Многое  будет происходить через цифровизацию взаимоотношений между государствами, элитами и народами.

 

Что касается системы здравоохранения, я думаю будет сейчас активно двигаться тематика вакцинации. Вокруг этого идет существенная борьба. И будет скорее всего государственный национализм. Потому что, когда началась эпидемия, страны стали сами по себе бороться своими силами, с этим вирусом и проявилась слабость, как  Европейского союза, так  и ООН. Даже внутри себя они не смогли организовать качественную оборону от короновируса.

 

У России на мой взгляд  единственный способ самосохранения - мобилизационная экономика построенная на мобилизации всех ресурсов, на перенаправлении имеющихся резервов, и валютных и золотых на поддержку собственного бизнеса. В первую очередь, как ни странно малого бизнеса. Если малый бизнес разрушится, то получим миллионы безработных, которых некуда будет просто деть. Вот это мобилизационная экономика.

 

Плюс повестка дня идеологическая, идейная построенная на таких принципах как духовность, социальная солидарность, семейственность, демографический рост. Это все будет основой, которая позволит России не только пережить удар короновируса, но и выиграть эту схватку. В отличие от многих международных игроков у нас есть огромная территория, у нас есть население и природные ресурсы. Если наш народ получит государственную поддержку мы выйдем победителями.


Корреспондент: Спасибо Дмитрий Юрьевич, на этой оптимистической ноте наша передача подходит к завершению.