НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Дмитрий Соин: Переход от "холодной войны" к диалогу равных сторон должен быть осознанным

Эксперты // 18:26, 24 апреля 2008 // 3543

На вопросы агентства НИКА-пресс о некоторых аспектах взаимоотношений между Кишиневом и Тирасполем, а также о перспективах и условиях урегулирования конфликта отвечает один из создателей и идеологов Международной молодежной корпорации «ПРОРЫВ!» и одноименной приднестровской партии Дмитрий Соин.



- Со стороны «ПРОРЫВа!» прозвучала недавно формулировка «холодная война» между сторонами… Могли бы мы поговорить о конкретных потерях конфликтующих сторон в этой войне? Кроме того, какое место в этом занимают потери морального свойства?

- Любой специалист в области пропаганды может подтвердить мое мнение и высказывания моих коллег по политической деятельности о том, что уже практически в течение двадцати лет между Кишиневом и Тирасполем идет жесткая и беспощадная «холодная война». Конфликтующие стороны длительное время с одинаковым энтузиазмом и неподдельной яростью создавали в лице друг друга образ врага. Весь набор демонических черт, все существующие в мире негативные ярлыки были приклеены Молдовой на Приднестровье и, соответственно, Приднестровьем на Молдову. Что мы получили в итоге? Приднестровье в информационных потоках это черная дыра, осколок коммунизма, где производят ядерные бомбы и на каждом углу можно встретить памятники Ленину. Не меньший ужас наводят известия о том, что ПМР это военная база России, откуда Москва пытается грозить юго-западной части Европы.

Молдова предстала тоже не в лучшем свете. В результате «холодной войны» она получила имидж рассадника национализма, самой бедной страны Восточной Европы, республики, где коррупция и преступность превысили все разумные пределы. Можно долго детализировать из чего состоят негативные образы Молдовы и Приднестровья, но в данном случае важно совсем другое: в результате интенсивной «холодной войны» мы настолько ухудшили представление о себе самих в ближнем и дальнем зарубежье, что это повлекло за собой не только морально-психологические, но и экономические последствия. Как правильно заметил один из публицистов, человек с молдавским паспортом всегда вызывает негативную реакцию пограничников и тщательный досмотр таможенников. Инвесторы также с настороженностью смотрят на регион, о котором так много негатива в медийных потоках. Устоявшиеся информационные стереотипы вещь очень крепкая. Разрушить их за несколько недель, месяцев или даже лет практически невозможно. Вспомните образы врага, созданные во время второй мировой войны. Прошло более шестидесяти лет, а они до сих пор живы. Нам же пытаются внушить, что братание между правым и левым берегом возникнет также неожиданно и быстро, как возникла конфронтация в конце 80-х – начале 90-х годов. Но это утопия, это нереально. Потребуется еще много лет, чтобы отмыться от той грязи, которая летела в обе стороны. А делать это необходимо в любом случае. Будет ли подписано межгосударственное соглашение между Молдовой и Приднестровьем или будет найдена другая форма урегулирования конфликта, но позитивное влияние на имидж Кишинева и Тирасполя крайне необходимо. Как я уже говорил, от этого зависит не только морально-психологический, но и инвестиционный климат в регионе.

- Что сегодня нужно сделать Тирасполю и Кишиневу, чтобы на обоих берегах Днестра (именно здесь, а не где-нибудь за океаном или ближе) поверили в процесс объединения (не важно, на каких условиях)? И это ли не повод честно поговорить о том, что пресловутый «план ДДД» (демократизации, демилитаризация, декриминализация) унизителен для одного Тирасполя или для одного Кишинева. Если демократизироваться, то всем. Если нет, то каждая сторона вправе решать сама свои проблемы, сроки их решения и т.д.

- Во-первых, нужно перестать обвинять и унижать друг друга. Во-вторых, «план ДДД» должен либо уйти в историю, либо аннулировать свою явную антиприднестровскую направленность. В-третьих, не надо навязывать веру в объединение. В 2006 году подавляющее большинство приднестровцев высказалось за независимость республики и союз с Россией. Поэтому любые попытки навязать веру в объединение РМ и ПМР сразу же получают отторжение у широких слоев нашего общества. Мне кажется, что надо культивировать веру в добрососедство и взаимопонимание. Когда возникнет основанное на этом доверие – можно будет обсуждать и любые другие вопросы. Сегодня либо опытные манипуляторы, либо «неоутописты» могут с искренним выражением лица громогласно заявлять о возможности быстрого слома стереотипов и мгновенном возникновении на пепелище двадцатилетнего конфликта веры в объединение. Ее ведь нет не только в Приднестровье. Ее в первую очередь нет в самой Молдове. Давайте не будем замахиваться на грандиозные проекты, а проведем для начала социологический опрос на территории двух республик. В анкету заложим всего один вопрос: «Верите ли вы в скорейшее объединение Молдовы и Приднестровья?» В целях объективности опрос могут проводить смешанные из РМ и ПМР группы социологов. Например, наш социологический информационно-аналитический «С-Центр» к этому готов. И тогда без всяких правовых и политических последствий мы сможем получить объективные цифры, выражающие нынешнюю степень веры в объединение. Мой прогноз таков, что они будут невелики. Причина проста: в урегулировании молдо-приднестровского конфликта мы ставим телегу впереди лошади. Вера в объединение никак не может опережать широкое распространение в конфликтующих обществах доверительных и добрососедских отношений.

- Кто способен начать такой процесс? Тирасполь? Кишинев? Обе стороны сразу? Когда и при каких условиях? Можно ли говорит о примерных сроках начала настоящего процесса урегулирования.

- В первую очередь процесс урегулирования конфликта должны начать сами противоборствующие стороны. Здесь мы находим одно очень важное противоречие. Без внешнего давления сторонам конфликта практически невозможно сесть за стол переговоров. Но и само по себе внешнее давление превращает конфликт в один из фрагментов крупной геополитической игры, в которой замешаны интересы России, Украины, США и Евросоюза. В таких условиях интересы крупных держав доминируют над интересами проживающих в зоне противостояния народов.

Конфликтующие стороны пытаются привлечь к себе внимание и заполучить поддержку крупных государств, превращаясь тем самым в обычную разменную монету большой геополитики. И это, несомненно, загоняет решение вопроса в еще больший тупик. Бендерская встреча Воронина и Смирнова положила начало диалогу, но не урегулированию. Необходимо срочно снять с повестки дня ряд взаимных претензий информационно-политического, правового и экономического характера. И тогда начнется урегулирование. О сроках говорить сложно. Например, в Китае и на Тайване живут одни и те же китайцы, одного цвета кожи, языка, веры и культуры. Но конфликт между островом и материком продолжается уже 60 лет. Поэтому считаю, что говорить о сроках бессмысленное занятие. Важно начать сам процесс урегулирования, обязательным условием которого должно стать мирное сосуществование сторон, свободное перемещение людей, товаров и грузов, снятие всех видов блокад и взаимное признание базовых документов.


- Какой может быть роль в этом процессе общественности, так называемого гражданского общества? Она высока и понятна? Или это все ширма для демонстрации широкой вовлеченности в решение проблемы обычных людей?

- Уникальность Приднестровья заключается в том, что в отсутствие общенародной поддержки ни Смирнов, ни кто-либо другой не смогли бы создать эту государственность. При всех издержках и противоречиях внутреннего характера хотелось бы особо подчеркнуть определяющую роль референдумов в жизни ПМР и приднестровцев. Практически все важные вопросы государственного развития получали народную экспертизу в виде голосования. Причем эта экспертиза не всегда была в пользу власти. Например, населением Приднестровья на референдуме была отвергнута частная собственность на землю. Поэтому именно с приднестровской стороны роль общественности, гражданского общества будет, несомненно, велика. 2006 год продемонстрировал консолидированную позицию приднестровцев, выразившуюся в ходе референдума, и ее необходимо уважать. Если у кого-то есть сомнения в демократичности процесса, что ж, все можно повторить с участием международной мониторинговой группы. Эту мысль уже высказали первые лица Приднестровья. В частности спикер нашего парламента в одном из своих интервью заявил, что мы готовы пойти на еще один референдум и досрочные парламентские выборы по партийным спискам, если их результаты будут признаны мировым сообществом. Эту же идею готов поддержать «Прорыв». Уверен, что и в Молдове достаточно политических сил, которые желают активно влиять на процесс урегулирования. Поэтому я бы не стал сбрасывать со счетов данный фактор. В контексте этого «Прорыв» сразу после встречи президентов предложил гражданскому обществу Приднестровья активно высказаться по вопросу урегулирования конфликта вплоть до проведения общегражданского форума. Мы предложили это же сделать и гражданскому обществу Молдовы для того, чтобы были представлены позиции всех сторон. Уверен, что дискуссия представителей гражданского общества Приднестровья и Молдовы также была бы интересна и полезна. Мы должны посмотреть друг другу в глаза и решить, каким будет наше будущее.


НИКА-пресс