НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Сергей Ильченко: Сдавая по новой

Эксперты // 18:16, 20 марта 2008 // 2352
Владимир Воронин непрерывно тасует колоду законов, обещаний, газетных интервью и министров. И привычно лжет.



В Кишиневе всерьез готовятся к выборам. Старт дан: известное интервью Воронина газете «КоммерсантЪ» и последующее шоу под названием «съезд ПКРМ» - несомненные элементы предвыборного пиара.

Набор обещаний, в принципе все тот же. Приднестровское урегулирование – одно из главных в этом списке. Разумеется, Приднестровью Воронин обещает сейчас все, что угодно. России – тем более. Тут и признание российской собственности, и взятие на себя всего газового долга. О долге – разговор отдельный и тоже не простой. А вот собственность….

В 2004 году Парламент Молдовы принял закон, согласно которому все приватизационные акты, совершенные с приднестровской собственностью без ведома и согласия Молдовы признавались недействительными. Чуть позднее, вдогонку, бывшие советские предприятия признали собственностью трудовых коллективов. Расчет был на создание конфликта внутри Приднестровья – но расчет не оправдался. Однако и законы эти никто не отменял. И когда Воронин заявлял корреспонденту «Коммерсанта» об обратном – он лгал:

— Что будет с законом, запрещающим приватизацию в Приднестровье без
согласия Кишинева, и с признанием прав российских бизнесменов, которые приобрели там собственность? Вы отмените этот закон?

— Если эта собственность приватизирована законно, пусть даже по приднестровским законам, то вопросов никаких не будет. А если нарушили закон, то будут проверки, хотя проверять, конечно, будут соответствующие органы Приднестровья.

— Сам закон все же будет отменяться?

— Он уже отменен. Мы не заставим нынешних владельцев реприватизировать объекты и не станем их национализировать.

О том, что оговорка «Если эта собственность приватизирована законно» легко может стать универсальным рецептом при переделе собственности, я уже писал. Фабрикация уголовных дел на неугодных предпринимателей поставлена в Молдове на поток. Но Воронин, помимо всего, еще и солгал. Дело это, конечно, для молдавского президента привычное. Настолько привычное, что поговорка о маленькой лжи, рождающей большое недоверие, звучит неуместно – какое вообще может быть доверие Воронину, если вся его политическая деятельность – одна сплошная ложь? Есть только факт: законов о непризнании приватизации в Приднестровье никто в Молдове не отменял. Из этого факта и надо исходить.

Что касается интервью «Коммерсанту», то очевидно, что его достоверность более чем сомнительна. Перед нами очередная PR-операция ведомства Марка Ткачука. Это становится особенно ясно, если вспомнить, что Владимир Соловьев, специализирующийся на молдавской тематике, был в свое время устроен в «КоммерсантЪ» по настоятельной кишиневской рекомендации.

Интервью газете, как ни крути – не официальный документ. От него всегда можно отказаться, можно заявить, что, дескать, журналист что-то исказил или недопонял. Да что там газетное интервью – Воронину случалось отказываться и от подписания уже подготовленных и обговоренных международных документов – вспомним меморандум Козака. А вот закон – это закон.

Можно также заявить, к примеру, что, предыдущее правительство предоставило неверную информацию. Думаю, что на правительство Тарлева в ближайшие месяцы спишут немало грехов – недаром его отправили в отставку именно сейчас.

Конечно, все может быть и проще. Воронин уже давно перестал различать законы и свои устные указания. Более того, его телефонный звонок в Молдове фактически стоит над законом. Так что даже отмена законов о непризнании приднестровской приватизации тоже ничего не решает! Президент Молдовы тасует колоду, как хочет – и постоянно передергивает.

Легче всего заявить сейчас о недоговороспособности Молдовы. Однако реальность заставляет Приднестровье возвращаться за стол переговоров с Кишиневом. И возникает вопрос: как защитить свои интересы, общаясь с партнером, который лжет напропалую и не выполняет своих обязательств?

Очевидно, что договорится напрямую с Кишиневом невозможно в принципе. Необходима, как минимум, трехсторонняя система договоров, закрепленная на международном уровне и ратифицированная молдавским парламентом. Возможно, по каждому предприятию отдельно. Это, впрочем, тоже не дает, к сожалению, полной гарантии. Полную гарантию от кишиневских политических шулеров, постоянно сдающих по новой, пока дают только российские миротворцы и наша собственная армия.

Сергей Ильченко, специально для «С-Центра»