НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Сергей Ильченко: Украина и Россия в поисках себя и друг друга

Эксперты // 17:48, 24 января 2008 // 3105
 Есть ли тут место для Приднестровья?


Не будет преувеличением утверждать, что нет на всем постсоветском пространстве отношений, более сложных, чем отношения между Россией и Украиной. При более внимательном взгляде на ситуацию становится очевидным, что даже вопрос о том, между кем и кем складываются эти отношения - тоже непрост! Что такое "Россия" в украино-российских отношениях? И что такое - "Украина"? Наконец, есть ли место в этих отношениях для Приднестровья?

Вопросы эти далеко не так просты, как может показаться на первый взгляд. И Россия, и Украина весьма неоднородны. Отдельные их части пребывают в весьма неоднозначных отношениях друг с другом. А два государства, вышедшие из осколков единой страны, связаны общей историей, тесными экономическими связями и миллионами человеческих судеб. Уже сама эта близость порождает множество специфических проблем, без понимания которых нельзя понять и суть украино-российских отношений.

Как пережить россиянам памятники Роману Шухевичу и Карлу XII?

Исторические оценки - вне формата данной статьи. Мы не обсуждаем здесь, какова была роль фигур, превозносимых сегодня в Украине. Мы лишь пытаемся понять суть общей тенденции, и ее причины. А тенденция налицо: в Украине идет серьезный пересмотр общей с Россией истории.

Приглядевшись к тому, как он происходит, легко увидеть и его главную цель: создание концепции иной, отличной от истории России, истории Украины.

Ничего противоестественного, тем паче - антироссийского в самом этом стремлении нет. Понятно, что интересы построения украинской государственности требуют известного отмежевания от России, в том числе - и в идейно-историческом плане. Это настоятельная необходимость: в противном случае Украина всегда будет находиться в крайне сильном поле российского притяжения. Слишком сильном - для государства, намеренного укреплять свою независимость.

Конечно, формы, которые принимает этот процесс, небезупречны – но они и не могли быть иными. Любая такая ревизия всегда побивает немало горшков. В самой Украине вокруг новой исторической концепции идут ожесточенные споры, поскольку новых героев было просто не из кого создать, кроме как из вчерашних злодеев. Вместе с тем, общественная потребность в новой историографии была и есть - и это важно понимать. Речь идет вовсе не об играх политиков. Все гораздо серьезнее: "новая историография" имеет много противников - но вместе с тем и много сторонников. В дискуссии втянуты огромные массы людей. Накал страстей очень велик, а соотношение числа сторонников и противников новых взглядов на историю не позволяет надеяться на то, что какая-то из точек зрения одержит верх над другой.

Иными словами, в нынешнем бурлящем котле совершенно непримиримых мнений должно в итоге выплавиться нечто компромиссное и взаимоприемлемое. Если, конечно, сам котел не разорвет в куски от страшного давления – впрочем, до этого дело, скорее всего, не дойдет. Первые признаки компромисса уже маячат на горизонте.

Однако украинские новации подчас вызывают нервные реакции в России. Что, с одной стороны, конечно, можно понять – ибо у России тоже есть своя историография, а происходящее в Украине по привычке воспринимается как свое, родное – и памятник Роману Шухевичу в это «свое» никак не вписывается. Эмоционально ситуация понятна. Но отношения между двумя государствами – слишком серьезная область, чтобы отдавать ее во власть эмоций.

Самый же простой анализ ситуации, сложившейся вокруг украинской историографии и государственной идеологии неизбежно приведет к двум выводам:

- Компромисс, более или менее приемлемый как для сторонников, так и для противников нынешних новаций - неизбежен.

- Такой компромисс по определению не может носить идейно-антироссийского характера, и, следовательно, будет вполне приемлем и для дружественных украино-российских отношений.

И еще один вывод, вытекающий из анализа ситуации. Единственное, что может помешать установлению такого компромисса, и привести к выработке в Украине действительно антироссийской исторической концепции и государственной идеологии – это активное вмешательство российских кругов во внутренние украинские дела. В связи с этим, политикам, политологам и прочим излишне активным деятелям, слишком ревниво относящимся к тому, что говорят, и что думают в Украине, можно порекомендовать взять себе в привычку следующее. Перед тем, как написать или сказать что-то об украинских реалиях, тем паче – дать украинцам очередной ценный совет на тему о том, как именно им следует обустраивать свою страну, нужно сделать паузу. Секунд на десять. В течение этих десяти секунд повторять про себя: «Украина не Россия». Вполне возможно, что желание советовать пройдет само собой. Если же нет, то что ж с вами делать - советуйте. Переживем. В конце концов, Россию и Украину связывает слишком многое, чтобы подобные советчики окончательно испортили отношения между ними – но, право, было бы гораздо лучше, если бы таких советов из-за российской границы было поменьше.

Характерно, что украинских советов о том, как россиянам следует обустраивать жизнь в своей стране, какие памятники ставить и каких героев возвеличивать – почти не слышно. Это, право, хороший пример для подражания – и не грех бы российским элитам его перенять. Можно провести аналогию и в обыденной жизни: как следует относиться к семейным выяснениям в соседской квартире? Известно как – не встревать. А если уж случилось так, что семейная ссора разразилась при вас, и одна из сторон пытается сделать вас арбитром – вежливо уклониться от этой чести. Если, конечно, вы планируете когда-либо еще приходить в этот дом.

Надо ли России бояться НАТО в Украине?

Контакты Украины с Западом – еще одна болевая точка украино-российских отношений. К слову: Киев не возражает ни против сотрудничества Москвы с НАТО, ни против расширения, к примеру, российско-китайских отношений, ни против… Словом, Киев принимает Москву такой, какова она есть, уважая независимость России.

А вот в отношении России к украинской внешней политике есть определенные недоговоренности. Россию очень волнует перспектива вступления Украины в НАТО, в чем Москва усматривает угрозу своей национально безопасности. Так ли это?

Если, постаравшись отбросить все, навороченное за несколько лет вокруг этой проблемы, рассмотреть ее объективно, то мы увидим следующее:

- В основе стремления Украины в НАТО – стремление получить дополнительные гарантии своей независимости от России. Это – если угодно – отголосок застарелых, почти фрейдистских комплексов, которыми страдает значительная часть украинских политических элит. Можно долго обсуждать, откуда пошли эти комплексы и насколько они обоснованы – но это, на самом деле, не имеет большого значения. Они есть. Этого достаточно.

- Объективно Россия сегодня не в состоянии воспрепятствовать вступлению Украины в НАТО. Процесс можно замедлить, но надежно, раз и навсегда снять его с повестки дня – нельзя. Украинские элиты полагают, что российское влияние на Украину должно быть уравновешено. И это мнение получает в их рядах все большую и большую поддержку. Попытки же России противодействовать вступлению Украины в НАТО «в лоб» лишь усугубляют ситуацию.

- Хотя вступление Украины в НАТО действительно несет определенные риски для российской национальной безопасности, величина этих рисков сильно преувеличена. К тому же, 99% этих рисков порождены незавершенным процессом разделения двух государств – а процесс этот действительно незавершен и определенное размежевание Украины и России во многих областях будет продолжаться. Это вовсе не признак ухудшения отношений. Это естественный процесс окончательного оформления двух суверенитетов. Вне зависимости от вступления или невступления Украины в НАТО, все эти сферы деятельности все равно необходимо было разграничить – исходя именно из интересов национальной безопасности России и Украины. Это относится в первую очередь к военно-техническому сотрудничеству. Что касается дальнейшего сотрудничества, то оно, разумеется, возможно. После ревизии и на новой основе – как с «полноразмерным» по своему суверенитету, совершенно независимым от России государством. Чего, собственно говоря, и добивается Киев.

Проклятый газовый вопрос…

В народном мнении газовые переговоры – также часть украино-российских отношений. Так было – когда-то. Но за последние годы ситуация качественно изменилась. Несмотря на долю государственной собственности, ГАЗПРОМ – это все же не Россия. Это мощная транснациональная корпорация, и вопрос отношений с ним – отдельная проблема, проблема отношений государство-ТНК. Такие отношения порождают сейчас немалую головную боль у руководителей всех государств, и Украина тут вовсе не исключение. Цена же на газ устанавливается мировой конъюнктурой и искусством переговорщиков. И еще - цена на энергоносители во всем мире объективно растет.

Должна ли Украина контролировать Россию?

Все острые вопросы в отношениях между Украиной и Россией при внимательном рассмотрении сводятся к одной-единственной проблеме: к непростому процессу становления двух государств, еще недавно бывших единым целым. Отсюда же растут и две вторичные проблемы: воспаленный комплекс утверждения собственной независимости у украинских элит и психологическая неготовность российских элит к восприятию Украины как иностранного, совершенно независимого от России – без каких-либо оговорок – государства. Этот набор, по сути, и является единственным барьером на пути развития новых - межгосударственных украино-российских отношений.

Ответ на вопрос, вынесенный в заголовок этой части статьи очевиден: нет, конечно же, не должна. Да и не желает этого. Да и не смогла бы, если уж на то пошло. Но верно ведь и обратное: Россия не должна – да и не сможет - контролировать Украину, удерживая ее в положении слабого вассала. Поскольку Украина, поставленная в такое положение, неизбежно будет стремиться выйти из него, хотя бы даже и ценой заключения антироссийских союзов.

Дружественной России может быть только сильная и независимая Украина, способная жестко отстаивать свои национальные интересы, а не обслуживать чужие, хотя бы даже и российские. Независимая и сильная Украина просто не может не быть дружественной России страной: 40 миллиардов долларов украинского экспорта в Россию против 300 миллионов – в США просто не оставляют других вариантов. Обе страны объективно нужны и близки друг к другу, эта близость носит системный, очень глубокий характер, и после урегулирования проблем, связанных со взаимным признанием – не формальным, а идейным, моральным, психологическим признанием и взаимным уважением - уже ничто не будет препятствовать сближению двух стран.

Разумеется, существуют и вопросы, по которым между Россией и Украиной имеются объективные противоречия. К примеру, политическое усиление Украины будет, по-видимому, означать уход Черноморского флота из Севастополя. Но вступление Украины в НАТО, в основе которого лежит, по большому счету, ощущение недостаточного размежевания с Россией, тоже означает такой уход, притом, на гораздо менее приемлемых для России условиях. Приведенный пример хорошо демонстрирует тот факт, что приобретения, полученные Россией от усиления Украины, как государства, в любом случае будут больше, чем понесенные при этом потери.

Россия и Украина объективно необходимы друг другу. Ни одна из двух стран не сможет полноценно развиваться без другой. Ни одна – не находясь в союзе с другой – не сможет реализовать и половины своих потенциальных возможностей. Осознание этого факта всеми вменяемыми политиками - неизбежно. Реализация такого сотрудничества в стратегической перспективе тоже неизбежна, ее несколько сдерживают лишь проблемы, о которых говорилось выше.

Что же касается памятников, школьного курса истории и даже членства в НАТО – то это все вторичные вопросы. Независимая страна, элиты которой сознают свою общую заинтересованность в ее суверенности и независимости (что совершенно не исключает лютой конкуренции по любым другим вопросам) может, при необходимости, легко пересмотреть все эти мелкие детали. Включая, кстати, и выход из НАТО – если это будет отвечать интересам Украины.

Уникальная роль Приднестровья

Населенное, примерно поровну, молдаванами, украинцами и русскими, а с учетом практики двойного гражданства – гражданами Молдовы, Украины, и России, Приднестровье более чем кто-либо еще, заинтересовано в хороших украино-российских отношениях. Такие отношения – наилучшая гарантия мира и стабильности в регионе. Одновременно, Приднестровье являет собой уникальную площадку для различных украино-российских проектов: экономических, культурных, социальных.

Надо сказать, что наша активность в поле украино-российских отношений сегодня явно недостаточна. Приднестровье должно гораздо более деятельно участвовать во всех процессах украино-российского сотрудничества. Формальное право на это у нас есть: и граждан Украины, и граждан России в нашей республике проживает много. Реальная наша заинтересованность в таком участии также очевидная.

И культурно, и ментально, мы находимся на границе двух миров: украинского и российского. Мы можем с пониманием воспринимать аргументы и с одной, и с другой стороны. Нам часто бывает легче не поддаться эмоциям и выступить в роли объективных аналитиков, поддержав разумные инициативы и осудив экстремизм. Одновременно, нам необходимо сделать Приднестровье одной из составляющих сложного и многостороннего процесса украино-российского взаимодействия. Подобное позиционирование нашей республики способно принести вполне реальную пользу и России, и Украине, и нам.

С.Ильченко для Социологического
информационно-аналитического «С-Центра»