НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

«Голос России»: Приднестровье обсуждает "базовые" изменения формата

Эксперты // 08:49, 1 августа 2012 // 1531

Как сообщает ИА «Лента ПМР», со ссылкой на материалы радиостанции «Голос России»: Тирасполь хочет заменить российских миротворцев военной базой.

В студии программы работает обозреватель Михаил Шейнкман.

Боевой запас слов

В Тирасполе решили довести стремление Кишинева сместить миротворческий формат до абсурда. Здесь тоже, как и в Молдавии, заговорили о замене этой миссии, но не международными гражданскими наблюдателями, как того требуют на признанном берегу Днестра, а военной базой России.

Все это пока на вербальном уровне, но уже с вполне конкретной предупредительной подоплекой. Это, как считает министр безопасности Приднестровья Владислав Финагин, позволило бы противостоять румынской угрозе, которая, по его словам, еще более усилится после возвращения во власть Траяна Бэсеску. Тот, напомним, удержался в кресле президента из-за низкой явки на референдум по вопросу его импичмента.

Именно Бэсеску жестко и последовательно выступает за поглощение Молдовы, причем с Приднестровьем в придачу. А учитывая, что ряд руководящих лиц Молдавии являются гражданами Румынии, эти призывы пустыми не кажутся. "Понимая серьезность ситуации, мы делаем все, чтобы миротворческое присутствие у нас усилилось", - сказал Владислав Финагин.

По некоторым данным, Тирасполь предложил России разместить в самопровозглашенной республике военную базу и использовать аэродром бывшей 14-й армии. В обмен, как утверждает молва, власти региона просят у Москвы финансовую помощь, которую они использовали бы для создания собственной системы безопасности.

Такой вариант, как говорят, ранее уже обсуждался на встрече лидера Приднестровья Шевчука с вице-премьером России, спецпредставителем президента в Приднестровье Дмитрием Рогозиным. Активировали эту тему после выезда замминистра иностранных дел России Григория Карасина по маршруту Кишинев-Тирасполь.

Вначале президент Молдовы Николай Тимофти объявил ему о том, что время миротворцев в Приднестровье истекло, и свое место они должны уступить международному гражданскому формату. Его, напомним, лоббируют ЕС и США. А затем Евгений Шевчук, учредивший 28 июля в честь 20-летия миротворческой миссии на Днестре День миротворца, в присутствии того же Карасина парировал, заявив о том, что "призывы к переформатированию формата могут привести к созданию военной угрозы и последующему вытеснению российского присутствия с территории Приднестровья". По словам лидера непризнанной республики, это может вылиться в новый вооруженный конфликт.

В контексте этой, в принципе, традиционной словесной дуэли и всплыла тема усиления российского военного присутствия. В свое время, кстати, на этом настаивал и предшественник Шевчука Игорь Смирнов. Он, правда, говорил об увеличении миротворческого контингента, а не о создании российской военной базы. Хотя под занавес своего правления предлагал России в ответ на размещение элементов американской ПРО в Румынии, в частности, передислоцировать в Приднестровье пару-тройку "Искандеров".

Москва эту боевую инициативу оценила как последнее проявление чрезвычайной лояльности уходящего президента, желающего вернуть ее расположение. Понятно было, что ракетные системы в непризнанной республике для Кремля - это в любом случае не вариант. В стратегическом противодействии с бесцеремонностью Запада его намерения должны быть чисты, а репутация безупречна.

Появление же в зоне конфликта нештатного вооружения, выходящего за рамки миротворческого формата, - это прежде всего дискредитация самого формата. И хотя нынешнее предложение Тирасполя нельзя назвать идентичным в полной степени, тем не менее, оно, в принципе, того же рода. И уже само по себе бросает тень на участие России в урегулировании конфликта в качестве гаранта.

Кстати, может быть, именно поэтому Григорий Карасин, чтобы снять все возможные недоразумения с Кишиневом, еще раз заявил, что Москва видит Приднестровскую Молдавскую Республику частью единой Молдовы. С особым международным статусом и широкими полномочиями, но все же не саму по себе.

Разговоры о замене миротворцев военной базой нельзя считать совсем уж лишенными смысла. Пусть в них нет никакой практической перспективы, но есть политическая целесообразность. Во-первых, это предупреждение. Так на всякий случай Кишиневу напоминают Абхазию с Южной Осетией и условия, при которых миротворцы там сменились военной базой. А во-вторых, это нейтрализация оппонента его же оружием. Ведь идея размещения военной базы в Приднестровье сейчас выглядит такой же нереализуемой, как и вывод миротворцев оттуда.

Тирасполь на связи. Председатель парламентской комиссии по международным отношениям Дмитрий Соин.

Шейнкман: Лидер Приднестровья опроверг информацию о том, что ведутся переговоры о замене миротворцев военной базой России. Тем не менее информация обсуждается. Что вы думаете по этому поводу?

Соин: Я думаю, что сам факт появления этой информации говорит об актуальности темы создания на территории Приднестровья военной базы РФ. В любом случае и сам миротворческий контингент, и ограниченная группа войск России должны где-то находиться территориально. Я имею в виду место самой дислокации. Соответственно, это и порождает разговоры о том, что в какой-то перспективе здесь может быть военная база.

К тому же в историческом смысле не так давно существовал «план Козака», -  план урегулирования молдо-приднестровского конфликта на основе федерализации Молдавии, и он тоже предусматривал создание российской военной базы в качестве гарантии безопасности сторон.

Шейнкман: То есть вы не исключаете, что к этой теме могут вернуться?

Соин: Эта тема звучит в кругах элит, она обсуждается и населением. Допустим, в Приднестровье многие граждане считают, что наличие такой базы повысило бы уровень безопасности региона. Это бы создало дополнительные рабочие места. В целом любовь к России и уважение к российскому солдату актуализируют эти вещи.

Есть известное выражение: если в первом акте на сцене висит ружье, во втором акте оно должно выстрелить. Если разговоры о военной базе ведутся, причем на разных уровнях, следовательно, нельзя исключать любых вариантов. Замете, как динамично меняются геополитические региональные расклады. Россия видит, что ее активно "выдавливают" отсюда.

Кстати, сама тема смены миротворческого формата вязана с идеей полного выдавливания РФ из Молдовы и Приднестровья. Если отсюда уйдет российский солдат, то это автоматически существенно снизит степень влияния России на события в регионе.