НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2023
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Андрей Сафонов: «Успех ПМР – в прекращении перетягивания одеяла власти на себя и в согласованной работе»

Эксперты // 09:43, 10 апреля 2012 // 1379

Президент Ассоциации независимых политологов Приднестровья Андрей Сафонов специально для ИА «Лента ПМР» дал оценку прошедшим 100 дням президентства Евгения Шевчука.
 
   За прошедшие 100 дней президентства Евгения Шевчука не совсем ясно, по какой программе исполнительная власть будет оздоровлять экономику. Было Послание Президента ПМР, касающееся, в общем, разных направлений. Но детальный набор мер под названием «555», о котором шла речь со стороны команды Е.Шевчука в ходе предвыборной кампании, не обнародован. С другой стороны, Президент не хочет работать по программе своих политических конкурентов из партии «Обновление» - по «Стратегии-2025».
     Очевидно и то, что Президент, опираясь на результаты второго тура голосования 25 декабря 2011 года, сделал ставку не на формирование коалиционного Правительства из представителей различных политических сил, а на создание боевитой команды из своих приверженцев. Это позволило выступать единым кулаком, однако сказалось, что большого числа специалистов-профессионалов из разных сфер у победителя не оказалось. Он в ряде случаев постарался это компенсировать назначениями на посты по принципу личной лояльности.
    Другой момент связан с борьбой за полномочия. Ранее, в 2009 году Евгений Шевчук, в противовес предложениям Игоря Смирнова, предлагал усилить полномочия Верховного Совета. Но теперь он не просто пошёл путём своего предшественника, но и заметно дальше. Так, 4 апреля на парламентских слушаниях представлявший президента глава Минюста Александр Дели и Премьер Пётр Степанов говорили, что сложившееся в государстве тяжёлое положение – это во многом следствие достигнутого до смены руководства республики баланса ветвей власти. Также утверждалось, что в Конституцию должны быть внесены дополнительные моменты, связанные с возможным роспуском главой государства парламента. Такой путь, однако, может содержать опасность конфликта ветвей власти, что повредит ПМР. Тем более, что правые политики РМ явно стремятся воспользоваться переходным периодом в Приднестровье и навязать Тирасполю статус «широкой автономии».
   Есть вопрос: будет ли исполнительная власть, просящая дополнительных полномочий, идти путём усиления налогового пресса или же, наоборот, даст возможность мелкому и среднему бизнесу расправить плечи и самому зарабатывать деньги, не клянча их у государства? С одной стороны, говорится, об упрощённом налогообложении, и это правильно. С другой, сообщается о том, что, наоборот, всё, что можно, на границе стараются растамаживать и облагать налогами. Вот это уже – путь к росту цен и сворачиванию предпринимательства в ПМР.
   Во внешней политике новое руководство провозгласило необходимость сохранения миротворческой операции в виде российского военного присутствия. С другой стороны, специальным представителем президента ПМР в РФ назначен Михаил Бергман, который открыто пишет, что Приднестровье – это «не государство». Как видим, всё крайне противоречиво.
   Следует сказать о протокольном железнодорожном соглашении от 30 марта, подписанном Президентом ПМР и Премьером РМ. Для наших экспортно-ориентированных предприятий появляется возможность вывоза продукции без захода на таможенные пункты Молдовы. Но при этом таможенные печати остаются у Кишинёва, необходимость регистрации приднестровских предприятий в РМ сохраняется, а молдавские таможенники уже получили доступ на приднестровскую территорию. Главное для нашего руководства – достижение взаимовыгодных компромиссов и недопущение односторонних уступок.
    Что касается отношений с руководством РМ, то, безусловно, тут нужна инициативность. Отсиживаться и молчать – бесперспективно; надо предлагать те шаги, которые нам выгодны. При этом мне кажется, во-первых, не надо спешить обсуждать с официальным Кишинёвом, где правит правый, во многом прорумынский «Альянс за европейскую интеграцию», статусные вопросы. Во-вторых, удобнее было бы говорить с Кишинёвом о политике лишь после инаугурации Владимира Путина в России и приезда на берега Днестра Дмитрия Рогозина. Почему? А потому что есть вероятность, что до прихода Путина во власть Кишинёв попробует добиться каких-либо серьёзных политических уступок от Тирасполя, чтобы сделать ситуацию необратимой и положить начало втискивания ПМР в рамки упомянутой «широкой автономии».
    Мне кажется, 100 дней нового Президента приводят к нескольким выводам.
    Первый. Президент и Правительство ПМР, коль скоро они просят дополнительных полномочий, должны обнародовать стратегию и тактику реформ в республике (программу «555», если она есть, или что-то другое), а также как Правительство намерено пользоваться требуемыми полномочиями.
    Второй. Для недопущения конфронтации в ПМР и слома стабильности, достигнутой за 1990-2011 годы, разумнее всего было бы создать Согласительную Комиссию из представителей ветвей власти нашего государства и найти общий язык по вопросу полномочий. Надо помнить, что только те реформы будут иметь успех, которые опираются на общую позицию Президента, Верховного Совета, Правительства и местных властей.
    Третий. Ветвям власти было бы разумно издать Декларацию Стабильности. В ней они заявили бы о единении и установили бы мораторий сроком на 6 месяцев или 1 год на попытку роспуска ВС и отставку Правительства и Президента. Это дало бы им всем возможность спокойно работать, не опасаясь удара в спину друг от друга.
   Иного пути нет. Ведь политика – вещь несентиментальная, не правда ли?

 

Соб. корр. ИА «Лента ПМР»