НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Игорь Боцан: «Приднестровская проблема требует откровенных и открытых дебатов»

Эксперты // 09:44, 11 сентября 2008 // 2712

В конце августа группа кишиневских экспертов и политиков РМ, объединенных в Ассоциацию внешней политики, сделали заявление о ситуации на Кавказе, оценив, в частности, ее как военную агрессию России против Грузии. В документе также даны некоторые оценки перспектив урегулирования территориальной проблемы Молдовы, которые представлены экспертами, как непростые и нескорые. Об этом,а также и о других аспектах внешней и внутренней политики страны корреспондент агентства НИКА-прессбеседует с одним из авторов заявления, директором кишиневской социологической исследовательской организации ADEPT Игорем Боцаном.

- Ваши выводы и мнение ваших коллег по АВП о причинах, итогах и политических последствиях «пятидневной войны» на Кавказе требуют, несомненно, не только определенных настроений и убеждений, но и информационной базы. На чем основывались авторы документа, и как удалось, так сказать, разглядеть из Кишинева то, что названо в документе агрессией России против суверенной Грузии?

- Мы тщательно изучили открытую информацию об августовских событиях, которую, замечу, брали и из российских изданий. Мнение тамошних экспертов и юристов-международников сводится именно к тому, что строго юридически действия Москвы на Кавказе следует квалифицировать именно как агрессию. Я, как человек, могу добавить к документу свои личные ощущения, сложившиеся после того, как изучил массу различного материала о кавказской трагедии: правых в этом конфликте нет. Действия президента ГрузииСаакашвили я бы назвал авантюрой. Впрочем, как мне кажется, я не один в такой оценке поведения грузинского лидера. Не могу не согласиться с тем, что Москва была поставлена в сложную ситуацию: либо она получит оплеуху и стерпит, либо ответит, что называется, по-русски. И вот почему авантюра: это надо быть крайне недальновидным политиком, чтобы подумать о России, о таком эффективном российском политике как Путин, что она стерпит. Она и развернула в ответ плечо. Я бы вообще посмотрел немного глубже на авантюру Саакашвили. Он не только безответственно «шевельнул русского медведя», но и замахнулся на тезис или на миф (кому как нравится) о возрождающейся России.

Если говорить о букве закона, то все-таки склоняюсь к выводу и о российской агрессии. Россия в грузино-южноосетинском и грузино-абхазском вопросах – это, если опять же анализировать истинное положение дел, не страна-миротворица. Россия сегодня делает то, о чем написал господин Затулин еще в 2000 году, - она проводит латентную аннексию. Она выдает свои паспорта проживающим на конфликтных территориях, проводит здесь свои избирательные кампании…

- Настроения авторов ясны. Теперь нам проще будет говорить на тему более близкую к нашим молдо-приднестровским реалиям. Вы фактически повторили давнишний вывод о перспективах урегулирования и так называемой реинтеграции Молдовы. Кавказский ли случай явился поводом для того, чтобы эксперты вспомнили свои прежние оценки, или же просто все так совпало и по времени, и по событиям в Молдове и Грузии, власти которых крайне растеряны и не могут найти оптимальные для конфликтующих сторон варианты сохранения своих территорий?

- Я бы предложил вернуться к недавней истории отношений Москвы к названным проблемам и в частности к высказываниям Глеба Павловского, который как-то в сердцах сказал: мы эти конфликты замораживали, и мы никому не позволим их размораживать. Так вот – Россия сейчас на подъеме, а в таком состоянии онаничего не будет делать из того, что не в ее пользу. Я осмелюсь сделать свой вывод – это плохо. Потому что при мощи России помочь разрешить конфликты, о которых мы сегодня говорим, это значит стать еще мощнее и еще привлекательнее. И еще. Все понимают, хотя не все говорят, что СШАнатворили столько глупостей и ошибок в международных делах, а Россия повторяет их глупости и ошибки. Это удручает. Россия рассчитывает таким образом поднять свой авторитет до авторитета американцев?

- А вот с этого момента давайте поподробнее. В чем ошибки России на приднестровском направлении?

- В ее попытках вернуть конфликтующие стороны к «меморандуму Козака». Известно, что одно из главных его положений – право вето Тирасполя, являющегося частью реинтегрированной страны. Я убежден, что если это право у него будет сохранено в будущих вариантах разрешения конфликта, то Молдова потеряет свою независимость. Приведу свежий пример. Приднестровье недавно объявило о замораживании всяческих отношений с Кишиневом, требует от него выхода из ГУАМа и осуждения военных действий Тбилиси противЮО и РА. И получается, что Тирасполь, еще не имея ни права вето, ни вообще никаких других прав во внешней политике РМ, уже начинает диктовать условия и точно формулирует свои условия в поведении Кишинева.

- О возвращении к «меморандуму Козака» и о его пагубных последствиях для будущности Молдовы, похоже, тревожиться не стоит. Недавно спецпредставитель ЕС в РМ господин Мижей на публике заявил, что данный документ не устраивает Запад. Весьма красноречивая позиция представителя ЕС, однако, как известно, эта сторона на переговорах является лишь наблюдателем и вряд ли имеет право на подобные заявления.

- Давайте обойдемся без выводов, кто на что имеет право в период, когда идет поиск вариантов решения конфликта. Причем, поиск, как мы видим, непростой и все больше превращающийся в поиск мучительный. Я понял господина Мижея так: Европейский союз не поддержит ни «меморандум Козака», ни другие прочие, что ставитМолдову в положение неполноценного государства. Его же слова, как я понимаю, означают и более точный вывод: если вы, т.е. Кишинев, это подпишите, то останетесь один на один с Россией, и потом не обращайтесь за помощью, поскольку… Ну, и так далее. Позволю себе напомнить, что когда в ноябре 2003 года, накануне подписания «меморандума Козака», господа Солана и Скефер звонили президенту Воронину, то суть и тон разговора был точно таким: это ваше дело и ваше суверенное право – подписать или отказаться, но если вы хотите уравновесить на вашем фоне шансы России и Запада, то…

- Если Запад такой уже сердобольный и так уже переживает за будущее Молдовы, которая, по известным Вам оценкам, стоит на пороге так называемой приднестровизации страны, то мог бы осмелиться на выработку и демонстрацию своего документа по урегулированию, нет?

- Я уверен, что меры доверия, предложенные президентом Ворониным Тирасполю в октябре прошлого года, были согласованы с ЕС. Кроме того, господин Мижей уже открыто говорит, что у Кишинева есть кишиневский проект документа. Если он говорит об этом наперед, да еще и в отсутствии представителей партии власти, то он что-то знает.

- Можно только позавидовать осведомленности спецпредставителя. Но как Вам кажется – не странно ли это, что он знает то, что должна было знать и молдавская общественность?

- Я тоже хотел бы увидеть проект кишиневского документа.

- Мало того, согласитесь, Игорь, такая тайна вокруг текстов, решающих судьбы сотни тысяч человек, настораживает.

- Я согласен – нечего устраивать вокруг нашего будущего «тайны мадридского двора». Но, напомню, что когда разрабатывался «меморандум Козака» тайн было не меньше. И еще напомню, что Воронин потом позволил себе смелость сказать, что это была ошибка официального Кишинева, что он за спиной Европы, вовлеченной через ОБСЕ в переговорный процесс, работал над московским проектом. Есть, однако, непреложные условия действия властей, имеющих право на спокойную работу своих специалистов над государственными бумагами, допускающую на определенном этапе секретность. У меня такое впечатление, что этот этап завершается. Так вот, ссылаясь на того же Мижея, скажут, что кишиневский проект готов к опубликованию для последующих широких дебатов. Вообще, откровенные дебаты об условиях урегулирования территориальной проблемы сегодня крайне нужны и важны. Мы, я считаю, до сих пор на эту тему толком и не дискутировали, а это лишило стороны, максимально приближенным к реалиям, оценок настоящего и будущего реинтегрированной страны. Такие дебаты могут спасти нас всех от принятия властями таких решений, в результате которых страна станет неуправляемой. Вот тогда мы все друг друга проклянем. И будет кошмар.

- Общественность способна избавить страну от проклятого будущего?

- Трудно сказать. Хотелось бы думать, что способна.


НИКА - пресс