НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Глава МИД ПМР раскрыл заговор пособников арабского терроризма

Эксперты // 12:42, 7 марта 2011 // 1434
altГлава Министерства иностранных дел ПМР Владимир Ястребчак опубликовал в газете «Приднестровье» статью "Кому мешает МИД Приднестровья, или сны разума на конопляном поле".

ИА «Лента ПМР» обратилась за комментарием к Роману Коноплеву, который, возможно, сам, или его последняя статья «Зачем Приднестровью МИД?», явились причиной выступления главы МИД.

- Роман Евгеньевич, не усматриваете ли Вы себя, судя по заголовку, в главном персонаже статьи, автором которой оказался министр Ястребчак? Обвинения там ведь звучат не шуточные, в том числе речь идёт и о терроризме…

Роман Коноплев: Да, я обратил внимание на материал за подписью Ястребчака в рубрике «Трибуна министра».

Там много «вокруг да около» разного, и, по косвенным признакам в виде заголовка про «конопляные поля», можно предположить, что сей «труд» посвящён мне.  Но почему хватило смелости встать на целую «Трибуну министра», но не назвать честно и открыто фамилию своего оппонента?  Умудрившись навесить на персонажа своих размышлений разное - от угрожающих намеков до обвинений в терроризме…  

Почему я предполагаю, что речь всё же идёт обо мне? Всё просто. В статье Ястребчака есть такой вот пассаж, посвященный некоему приднестровскому блоггеру: «Особенно забавно выглядят такого рода обвинения в лоббизме со стороны «товарищей», которые не боятся обвинений в пособничестве арабскому терроризму, позируя на фоне пейзажей Саудовской Аравии в своем «Живом Журнале».

В блоге «Живой Журнал» не очень много приднестровцев, тем более тех, кто размещает какие-либо фото, связанные с арабским миром.

Собственно, других фотосессий приднестровцев на арабскую тему, кроме той, что размещена в моем блоге по адресу http://konoplev.livejournal.com/610319.html , я не нашел.

К тому же, на прошлой неделе вышла моя критическая статья по проблемам МИД ПМР. Есть там же, в материале за подписью министра, и прямые цитаты из моих статей. Уж не знаю, почему он постеснялся назвать публично мою фамилию. В суды я точно ни на кого не жалуюсь, хотя пишут обо мне в Интернете много, и не всегда так, как мне нравится.

- Не боитесь ли Вы обвинений в пособничестве терроризму?

-  Ну, в 1937 году в СССР арестовывали много разных «террористов» – их обнаруживали и среди журналистов,  писателей, артистов…

Иногда «террористов» обнаруживали и в результате доносов… Такое случается, например, когда лица в ранге министра считают нормальным цитировать в своих статьях Иосифа Сталина.

Господин министр не удержался, чтобы в своей статье не перефразировать Сталина. Такие мелочи о многом говорят, к сожалению…. Кого он процитирует в следующий раз? Ежова? Ягоду? Вышинского? Мы ж вроде как боремся за репутацию республики. Нужна нам такая «репутация»?


Думаю, госслужащим следует внимательнее относиться к своим словам. Получается, на уме у чиновников  – имидж ПМР, а на языке – Сталин… Это вообще насколько нормально? Это мы на Россию равняемся так? Или с такими загонами о нас в РФ будут думать, как о вменяемых?

- Так Вы были в Саудовской Аравии?

- В ноябре прошлого года я с женой ездил в деловую поездку на Восток. Только не в Саудовскую Аравию, а в О.А.Э. – т.е. в Объединенные Арабские Эмираты. В моём блоге, где размещена фотосессия, есть наше с женой фото, на фоне улочек старого Дубаи. Там  указана и страна, и город написан. Любой желающий может заглянуть на страницы моего блога, чтобы прочитать название страны.

В период с 1996 по 2000 год я работал в Московском свадебном Доме Моды «Стефанос», и в качестве менеджера часто бывал в Дубаи, Стамбуле, и т.д. И вот, 10 лет спустя, вновь побывал в Арабских Эмиратах, пообщался со старыми друзьями, обсудил различные бизнес - предложения, - во всех смыслах это была весьма насыщенная поездка. Для меня это ещё и определенные эмоции, что-то вроде ностальгии – пройти по тем улочкам, где когда-то бегал до глубокой ночи, в спорах с торговцами, падая вечером с ног. Случалось и тюки таскать порой, - не без этого. Приднестровцев носит по всему миру – я не исключение.

В Дубаи у меня осталось с давних времён много старых приятелей – русских, индусов, пакистанцев, людей других национальностей…Что отличает людей, которые долго там живут? Открытость, доброта, ненасилие, - когда в стране достаток, нет озлобленных людей. В Дубаи можно безопасно  ходить даже по самым стареньким улочкам, где живут бедняки, в любое время суток…

За 10 лет Дубаи изменился просто невообразимо. Там произошло столько всего… Потрясает размах перемен – новые здания, целые комплексы небоскрёбов, сенсорное метро… Вот что значит умение властей привлекать внешние инвестиции…

Но, в общем-то, вернёмся к статье господина Ястребчака.

Если, всё же, рассуждая о «конопляных полях» наш глава МИД имел ввиду меня, то хотелось бы спросить для начала: у меня в блоге написано - «О.А.Э.» и «Дубаи».  Где же  Саудовская Аравия? Может быть, он уверен, что это одна и та же страна? К тому же, наверное, дипломату следовало бы знать, что в главные города Саудовской Аравии Мекку и Медину иностранцев-немусульман вообще не пускают… Категорически… Но это отнюдь не значит также, что в Саудовской Аравии живут какие-то там террористы, которые только и ищут, как бы им завербовать кого-нибудь из ПМР для террористических атак…

Что тут скажешь…

Моя жена закончила ту же школу, что и господин Ястребчак. Шестую гимназию, в центре Тирасполя, с углублённым изучением английского. Она мне аргументировала этот курьёз тем, что у них в гимназии постоянно были проблемы с учителями географии – их не хватало, и толком географии там не учили. Так что, выходит, может всё дело в проблемах с географией? Может кто-то просто не дружит с глобусом?

Для того чтобы работать в МИД, я думаю, недостаточно одних лишь знаний по английскому языку – географию, всё же, знать следует. Иначе как тут разобраться с глобусом? А если не владеешь этим предметом, то незачем идти в дипломаты. С английским языком можно найти работу, скажем, в ресторанном бизнесе. Хотя даже если в официанты и бармены не возьмут – ну Вы понимаете, причины могут быть разные, - то, в крайнем случае, можно пойти в швейцары. Открывать дверь на входе, кланяться, здороваться по-английски, когда приходят иностранцы… Швейцару, наверное, не обязательно знать, чем отличаются О.А.Э. от Саудовской Аравии…


- А что Вы думаете по поводу всего остального, о чем говорится в публикации Ястребчака?

- Чиновник, конечно, должен уметь докладывать о проделанной работе. Что он, собственно, и попытался сделать. Но почему-то у господина Ястребчака до сих не возникло желание посетить для своего доклада о проделанной работе профильную парламентскую комиссию? Уже не первое заседание прошло, где его ждали… Стесняется, острых вопросов?

В статье Ястребчака перечислено много видов деятельности МИД. Но, пожалуй, граждане в последние годы обращаются туда чаще всего не с какими-то там «консультациями», а по необходимости. Чтобы уплатить некую совершенно сомнительную, на мой взгляд, пошлину за так называемую «легализацию» российских нотариальных доверенностей. В то время как  республики СНГ и еще порядка 25 стран не требуют подобного рода «легализации».

 Там ещё в статье министр писал про «консульское обслуживание граждан»… А по-моему, за рубежом приднестровцы обращаются в консульства РФ, Украины и РМ – согласно своего «признанного» гражданства. И никаких консульств ПМР там, куда ездят гастарбайтеры, нет. Может быть, они есть, и кто-то туда обращается? Или, может быть, они есть, но лишь на бумаге и в финансовых отчетах? Не мешало бы это прояснить.

Когда господин министр что-либо пишет о приднестровских производителях и их позициях на мировом рынке, где, якобы, им помогают в чём-либо «системные контакты» МИД ПМР, меня разбирает совершенно искреннее любопытство.

Интересно было бы услышать хотя бы об одном достижении МИД ПМР по решению тех или иных вопросов деятельности приднестровских предприятий в их отношениях с различными инстанциями Молдовы и иностранными партнёрами. В каком лице выступает ведомство г-на Ястребчака и он сам, скажем, при взаимоотношениях Молдавской ГРЭС с покупателями электроэнергии за пределами Приднестровья? Или, например, при ведении коммерческой деятельности экспортёрами плодоовощной продукции? Где министр Ястребчак прилагает свои усилия, о которых говорится в его статье? Каковы эти усилия? В чём они выражены? Разве оскорбительны подобные вопросы к руководителю ведомства, по которому судят о ПМР?

Что же касается различных скрытых угроз в адрес тех, или иных, загадочных оппонентов, то это -  неуважение к свободной журналистике, постыдное, в общем-то, явление. И без последствий оно, как правило, в современном мире не остаётся.


- Там министр намекает на некие «психосоматические» особенности у журналистов…

- Интересное предположение. Ну что ж. Если так, то почему бы не пройти медицинскую экспертизу? На нейтральной территории. Например, в госпитале российской армии. С участием психиатра и нарколога. Или, скажем, в Брянске. Пусть осмотрят, например, меня и господина Ястребчака, возьмут соответствующие анализы... Я готов. Посмотрим, может быть кто-то из нас эту экспертизу не осилит.

А обижаться на статьи тем, кто вдруг случайно, по каким-то приметам, разглядел в них себя… Да ещё и нервно реагировать в СМИ…

По-моему, для госслужащих это нарушение некоего кодекса. Работа журналистов –  не хвалебные оды петь. Это поиск проблем, критика, поиск решений. Не нужно искать среди тех, кто обсуждает чиновников и проблемы республики, -  «врагов народа», которых хлебом не корми – дай только кого-нибудь пропесочить. Это, еще раз повторюсь, - профессиональная обязанность журналистов – искать острые темы. В этом и заключается свобода слова, о которой любят говорить политики, как о своей заслуге.

Доказательства же работы госслужащего – это конечный результат его труда, а не выступления с «газетной трибуны» с гневными обличениями в адрес прессы.

И ещё на тему чиновничьих проблем. Мы живём в южной республике, с определенным колоритом, виноград тут растёт, коньяки недорогие и т.п. Так что есть и определенные моменты, связанные с этим, которые как-то должны контролироваться.

К сожалению, многим известны факты далеко не всегда адекватного поведения тех, или иных чиновников, злоупотребляющих спиртным. Различного ранга. К тому ж ещё и в ходе достаточно дальних и ответственных визитов.  Эти моменты сложно скрыть от посторонних глаз…  

Пьянство, вне зависимости от профессии, - это не порок, это болезнь. Смеяться тут не над чем, но и равнодушно к этому относиться нельзя.  Злоупотребляющие алкоголем люди страшно возмущаются, когда с ними пытаются честно заговорить об этой проблеме, - это, хотите или нет, медицинский факт.

Если где-то всплывает такая проблема, как, например, на прошлой неделе в маршрутном такси Тирасполя пассажиры вынуждены были вызвать ГАИ – их вёз пьяный водитель.

Все мы знаем, что если, например, замечен пьяный водитель – можно позвонить в ГАИ. А если, например, речь идёт о нетрезвом госслужащем, чиновнике – куда звонить?

Так что регулярные медосмотры, конечно, дело благое. В том числе и в воспитательных целях.

Вполне уместным было бы, как принято в России  во всевозможных автоколоннах, если в том или ином госучреждении возникает подобного рода проблема - организовать обязательное утреннее прохождение проверки – на предмет «подышать в трубочку» наркологу. Или хотя бы ежегодный медосмотр, не формальный, а строгий, как положено.


И тогда уж точно не будет никаких поводов для пересудов и конфликтов с прессой. Всё прозрачно и достойно.

- А по поводу цитат из «Эры Милосердия» что думаете?

-  Было занятно ознакомиться с литературными пристрастиями главы МИД ПМР. Рад за него, что он любит советскую литературу.

Господин Ястребчак обильно, хоть и порой не к месту, цитирует книгу Братьев Вайнеров, я так понимаю, ассоциируя себя с майором Жегловым, а неких загадочных оппонентов – совершенно нелестно - со «смрадными гадами»…

Мне в детстве очень нравилась эта книжка. И кино тоже замечательное. Там много любопытных эпизодов. К примеру, выигрыш лейтенанта Соловьёва (у которого, заметьте, фамилия тоже "птичья", как и в нашем случае):

В отделе было шумно: опердежурный Соловьев выиграл по довоенной еще облигации пятьдесят тысяч. Счастливчик, очень довольный и гордый, слегка смущаясь, благодарил за поздравления, с которыми к нему приходили даже люди малознакомые. Торжество достигло вершины, когда явился редактор управленческой многотиражки с фотографом. Правда, тут Соловьева обуяла скромность, и он стал отказываться, бормоча, что ничего особенного он не сделал, но редактор быстро урезонил его, подсказав, что помещать его портрет в газете будут не от восхищения замечательными соловьевскими глазами, а потому, что это дело политически важное.
      Потом пришел Жеглов, которому Соловьев в тысячный раз поведал, как он вчера "так просто, от скуки, чтоб время, значит, убить" проверил номера облигаций по первому послевоенному тиражу:
      - Смотрю, братцы вы мои, серия сходится! А как увидел выигрыш - полтинник, - так и номер проверять опасаюсь: вдруг, думаю, не тот, получи тогда "на остальные номера выпали...". Отложил я газету на диван, пошел перекурить...
      - А сердце так и бьется, - сочувственно сказал Жеглов.
      - Ага... - простодушно подтвердил Соловьев. - Зову Зинку. Зинк, говорю, у тебя рука счастливая, проверь-ка номер... Да, братцы, это не каждому так подвалит...
      - Еще бы каждому! - подтвердил Жеглов. - Судьба, брат, она тоже хитрая, достойных выбирает. А как тратить будешь?
      - Ха, как тратить! - Соловьев залился счастливым смехом. - Были б гроши, а как тратить - нет вопроса.
      - Не скажи, - помотал головой Жеглов, - "нет вопроса". К такому делу надо иметь подход серьезный. Я вот, например, полагаю, что достойно поступил Федя Мельников из Третьего отдела...
      - А чего он? - спросил Соловьев озадаченно.
      - А он по лотерее перед самой войной выиграл легковой автомобиль "ЗИС-101", цена двадцать семь тысяч.
      - И что?
      - Что "что"? Как настоящий патриот, Федя не счел правильным в такой сложный международный момент раскатывать в личном автомобиле. И выигрыш свой пожертвовал на дело Осоавиахима, понял?
      Лицо Соловьева сильно потускнело от этих слов Жеглова, как-то погасло оно от его рассказа, помялся он, пожевал губами, обдумывая наиболее достойный ответ, и сказал:
      - Мы с тобой, товарищ Жеглов, люди умные, должны понимать, что война кончилась, государство специально тираж разыграло, чтобы людям, за трудные времена пообтрепавшимся, облегчение сделать. Да и Осоавиахима уже нет никакого...
      Жеглов ухмыльнулся, потрепал Соловьева по плечу, сказал не то всерьез, не то шутейно:
      - Это, Соловьев, только ты умный, а я так, погулять вышел...