НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Станислав Белковский: Фельетон. Чисто польские заметки

Эксперты // 21:41, 15 апреля 2010 // 2080
alt10 апреля 2010 года, когда под Смоленском разбился самолет президента Польши, известный священнослужитель о. Андрей Кураев написал в своем интернет-дневнике: "Сегодня мы все поляки…"

Это сказано совершенно и правильно. Хотя ко мне, например, не относится. Потому что я каждый день поляк. Этнический поляк по отцу, умершему 20 лет назад от военных травм. Потому трагедия 10 апреля для меня звучит не только по-русски.

Сегодня много рассуждают о том, почему сверхпрофессиональные польские летчики решили сажать самолет в глухом тумане, несмотря на предостережения наземных служб – по настоянию VIP-пассажира Леха Качиньского или нет? Еще: а готов ли вообще советский военный аэродром под Смоленском принимать тяжелые президентские суда? И так далее.

Наверное, все эти вопросы – важные. Но, не заглядывая в ответы на них, можно предположить: катастрофа польского Ту-154 была не случайной, а закономерной. Она случилась, чтобы преподать нам – всем нам – несколько необходимых уроков.

Урок первый. Не вправе призывать других к покаянию тот, кто сам обуреваем гордыней. Кто готов напролом и без оглядки двигаться через исторический туман, не обращая никакого внимания на посылаемые ему предупреждения – небесные и земные. Покаяние не может быть методом самоутверждения, сведения счетов или дубиной политической борьбы.

Урок второй. Нельзя торговать трупами. Большие исторические трагедии не должны становиться предметом бизнеса, средством выколачивания прав и привилегий. 10 апреля – предупреждение всем таким торговцам. Смерть не надо превращать в политтехнологию. Кстати, помните тот фильм-провокацию грузинской телекомпании «Имеди», повествующий о взятии Тбилиси русскими танками? Одним из персонажей там был Лех Качиньский. По сценарию он погибал в небе, по дороге в Тбилиси – в самолете, сбитом русской ракетой.

Урок третий. Никакая нация не может нормально жить и развиваться в страдательном залоге. То есть в режиме «мы – вечные несчастные жертвы, которых всегда страшно обижали окружающие, потому нам все теперь должны по гроб жизни, а мы сами ни за что не отвечаем и ничего делать не обязаны». Культ поражения и смерти, порождаемый этим страдательным залогом, парализует народ и постепенно превращает его в исторического паразита. Много такого мы наблюдали и наблюдаем в мире ,а особенно в Европе после крушения биполярного мира и распада советской империи. А сейчас – как ни странно, на первый взгляд – можем наблюдать рост таких настроений и в России. Источник: AP



Дескать сидим мы в полном окаменевшем г…не, но сами ни в чем не виноваты. Виновата наша проклятая история – от святого князя Владимира, давшего нам неправильную (неэффективную) религию, до большевиков, кнутом и мечом заставлявших нас делать то, чего мы вовсе не хотели. Особенно же виноват проклятый Сталин, цепляющий нас костлявой рукой из могилы за всякие интимные места. Поэтому все, что остается, – это осудить наших прежних властителей, не имевших к нам самим никакого отношения, и найти внешнего спонсора, который утолил бы наши страдания по тот самый гроб жизни.

Не надо забывать, что всякое страдание – это прежде всего Господне наказание, а не орден за заслуги. Когда патриарх Кирилл сказал в минувшем году, что Великая Отечественная война была для России наказанием за грехи, мы его не очень-то услышали. Потому что давно отключили приемники для распознавания таких сигналов. И очень напрасно.

В последнее время Катынь вообще стала одним из центров внутренней РФ-политики. Либеральные круги, как правило, осуждают Владимира Путина, который вроде как и покаялся за катынский расстрел, но все-таки недостаточно. Притом в глазах призывающих ни грамма готовности к собственному покаянию не видно: те же самые представители либеральной общественности начинают сегодня рассуждать о том, что польский самолет был сбит российской «кровавой гэбней», решившей таким образом отомстить Качиньскому и его политическим спутникам. Верят ли они в собственную версию? Едва ли. Скорее они движимы банальным тщеславием. Обвинить Кремль в массовом убийстве – безотказный способ где-нибудь лишний раз засветиться.

На таком фоне гораздо приличнее выглядят сейчас как раз российские власти, которые решили поставить в Смоленске памятник Леху Качиньскому и еще раз показать на государственном телевидении фильм Анджея Вайды «Катынь». Как ни странно, но именно в эти роковые дни за наших РФ-правителей было совершенно не стыдно. Бывает и так.

Между прочим, в катастрофе под Смоленском погибли не все, кто мог бы. Нескольких пассажиров в последний момент не оказалось в самолете президента Польши. Например, его брата-близнеца Ярослава Качиньского, который вместо катынской церемонии отправился в больницу, к хворой 83-летней матери. («Любить человечество – легко, трудно любить ближних; тех, до которых рукой достать можно», – Лев Толстой). Еще нескольких польских раввинов, которые не полетели, чтобы не нарушать святость своей еврейской субботы. Той отдельной субботы, после которой в католическом мире отмечался большой праздник – День Божиего милосердия. Первое воскресенье после Пасхи.

Сразу после трагедии нашлось немало комментаторов, предположивших, что теперь Россия и Польша снова исторически поругаются. Наша КПРФ решила даже, что катастрофа под Смоленским может стать поводом «для нового международного унижения России и ее изоляции». Я же, будучи, как сказано выше, поляком по отцу, а сверх того евреем по маме и русским по жизни, считаю наоборот. Уроки 10 апреля настолько страшны и наглядны, что они заставляют нас только помириться. Хотя бы надолго, если не навсегда.

GTZ.RU