НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Роман Коноплев: Приднестровье накануне глобального шухера

Эксперты // 16:21, 17 апреля 2010 // 3337
altСегодня по журналисту сделал свое заявление посол России Кузьмин , где кое-что опровергал, затем в Тирасполь приехал посол США, который тоже поинтересовался судьбой Варданяна, обвиненного в шпионаже в чью-то (никто не сообщает, в чью именно) пользу.

Вообще происходящее совершенно не соответствует истории ПМР последних лет десяти. И складывается двоякое ощущение - с одной стороны - предчувствие некоего "грандиозного шухера", с другой - переход ситуации в ПМР в некое относительно новое качество, с которым не понятно что делать - как в нём жить, и за что держаться, а главное - чем это всё в конечном итоге может обернуться для республики и её жителей. "Во благо" это вообще, или "не очень"...

Напомню, что последние десять лет Приднестровья - это с одной стороны десять лет "этапа первоначального накопления капитала" и массовой миграции в более благополучные регионы планеты, а с другой - десять лет политического метания вправо-влево, вверх-вниз. Система разболталась, и вроде как все эти годы походила на нечто, напоминающее агонию смертельнобольного пациента. Казалось бы "вот-вот" - и пациент загнётся окончательно. Но вовремя кто-то извне впрыскивает лекарство, и снова сердечко тук-тук, пошло.

Понимая, что в теме ПМР совершенно немногое зависит от ситуации в самой ПМР, было бы наивностью считать, что всё так просто, и это какой-то сугубо местечковый "прикол".

Разумеется, "дело Варданяна" - это во-первых детонатор неких процессов, во-вторых это как говорят в компьютерных играх - переход на следующий уровень. И, разумеется, его нельзя рассматривать в отрыве от всех других процессов, происходивших в ПМР как задолго до 7 апреля, так и накануне. А было много всего, не только местные выборы, о которых лучше как о покойнике - вообще ничего не говорить.

Я бы сравнил этот скачок на следующий уровень с Россией Ельцина и Россией Путина в момент перехода - где-то в период, когда в России сменялись премьеры один за другим. Приднестровье пребывает в состоянии поиска идей, которыми можно наполнить непризнанную государственность. Приднестровье болтает из стороны в сторону. Люди едут туда - едут сюда, политики едут туда - едут сюда, дипломаты едут туда - едут сюда. Обмены, процессы, в Москве жесткая полемика внутри ЕР, рядом в Молдове и Украине - отчаянный передел власти, смертельные схватки, и эти более активные процессы начинают капля по капле падать в местное, казалось бы, совершенно забытое всеми озерцо. И озерцо начинает тихонько так, прямо из середины, где идет химическая реакция, закипать.

МГБ все эти последние годы выглядело чем-то вроде потешного полка, чумного такого, типа каких-нибудь кавалеристов в эпоху ядерных технологий. Не просто организацией смешной, но такой, над которой грех было не понадрывать живот - особенно нелепо выглядело, когда офицер собрал всех местных НПОшников и начал им водить указкой по плакату, вверху которого было написано "ЦРУ". Ниже опускались стрелки через какие-то там структуры Мадлен Олбрайт, а ещё ниже - местные НПОшные структуры. Вся эта антиоранжевая кампания, прошедшая буквально месяц назад, помпезно освещенная ТВ ПМР, напоминала родительское собрание, с этого все смеялись - кто прямо там, кто после. И участники, и сторонние наблюдатели. Это не то МГБ, где ломают пальцы. Это не то, про которое разговаривают шепотом. В Приднестровье уже давным давно никто не говорит шепотом. Вообще ни о чём.

В декабре 2008 я написал какой-то фельетон про наших местных чиновников, дружно посещавших Миссию ОБСЕ с целью изучения английского, где кто-то раздал им всем презервативы прямо с подноса, а они распихивали их по карманам, как в каких-нибудь аборигенских племенах Новой Гвинеи. Мол, негоже ж унижаться так, всё понятно, но презервативы-то уж зачем брать? На меня тогда набросились со всех сторон с обличениями, и один работник местного МИДа, господин Игнатьев, во Дворце Республики что-то там мне пытался импульсивно объяснять по поводу того, что пожалуется на меня президенту, дескать он ему разрешил, а я их опозорил, и значит я враг Смирнова, и т.п.

Вроде как по происходящему можно было смотреть и делать вывод - это ещё не конец всему, но это уже и не то, что было раньше - не то, к чему привыкли и от чего устали. Просто произошла смена поколений. Республике нужно было приобретать новое качество. Но нужна ли этому самому следующему поколению сама республика? И что ему, этому поколению Игнатьевых, вообще нужно, кроме того, разумеется, чтобы выпить и закурить, да презервативов в карманы напихать? Что им вообще по жизни - счастье?

Если полностью абстрагироваться от трагедии физического лица - человека по имени Эрнест Варданян, оказавшегося 7 апреля за решеткой, и рассмотреть происходящее как-бы извне, то налицо вещи совершенно ясные - все эти мои прошлогодние публикации про демократию, про выборы, партии, свободные СМИ, всё то, что интуитивно востребовано было не только мной, а какой-то частью российского (и разумеется приднестровского, неотрывного в медиакультурном смысле) общества, а позднее было в более широком смысле я нашел развернутым в докладе Гонтмахера и Юргенса «Россия XXI века: образ желаемого завтра» -  всё это на приднестровскую публику и элиту писалось мной напрасно, ничего не значит, никем по-настоящему не прочитано, и никого даже близко не интересует. Это как фон, как какое-то там Северное сияние. Процессы внутренние шли совсем другие. Эти процессы шли к нашему "7 апреля". Дьявольская какая-то дата. В этот день год назад был грандиозный шухер в Кишиневе. В нынешнем году - в Киргизии... Но мы отвлеклись куда-то в сторону, в мистику...

То, что Варданян оказался в тюрьме, полностью не соответствует всем последним 10 годам - это как символы из разных галактик. Тюрьма с Варданяном - и ПМР последних 10 лет - это про разные миры. В ПМР последних десяти лет можно было совершенно всё, не так как в сегодняшней России или каком-нибудь Узбекистане. Это у журналистов в молдавских газетах Смирнов был как палач и диктатор - а все эти десять лет Смирнов строил катера, сажал деревца и играл в свои любимые игрушки, позволяя всем совершенно всё. МГБ за всю историю мирной жизни Приднестровья не посадило ни одного шпиона. И тут что-то вдруг они решили поохотиться... "Вдруг" такие вещи не происходят.

Собственно говоря, на месте Варданяна мог оказаться, я совершенно уверен, любой из тысяч пяти или десяти тысяч. Мог оказаться тот же мидовский чиновник Игнатьев, да в конце концов и ваш покорный слуга, хоть презервативов с подносов не брал, и молдавского паспорта нет и не планируется, но обруч порядка и тотальной дисциплины как-бы это чересчур уже. Привыкать теперь придется почти с нуля. А надо ли. И удастся ли.

Сто процентов, сегодня вроде как государству сказать "ну всё, мы пошутили, идите дальше безобразничайте" - и отпустить его на свободу - почему-то интуиция подсказывает, что не скажет так уже государство, как сказало бы месяц и три месяца назад, и три года назад. Шутки, похоже, у государства кончились. А государство, когда перестает шутить, оно, как показывает история тюрем Абу-Грейб и Гуантанамо, редко стесняется в своих движениях и ещё реже смотрит, куда оно наступает. Как в России сначала было можно "всё", а потом стало нельзя очень многое и сразу многим. Как в США после 11 сентября изменилась страна. У Приднестровья теперь появилось своё "11 сентября", то есть своё "7 апреля" - как у киргизов и молдаван, только как-бы наоборот. Своя новая точка отсчета. И хоть в ПМР это далеко не все заметили, да и не будут замечать ещё долго, - это уже совершенный факт. Правда пока совершенно не ясно, к чему именно пошел этот отсчет. К какой цели. Что там, в конце. Грандиозный шухер регионального масштаба, или новое качество.

Будет ли от этого легче, или просто страны - признанные и не совсем признанные - по всему миру готовятся к Глобальному шухеру, потому что впереди всех нас, весь мир, ждут какие-то совершенно апокалиптические события. Что будет дальше с этим самым журналистом, как из какой-то дьявольской игры, как спичка, вытянутым из сжатого кулака с сотней таких же самых спичек... Вне зависимости от того, будет он сидеть или нет и его отпустят через неделю-другую, 7 апреля изменилось всё. Знать бы ещё точно, каков на самом деле подлинный смысл всего этого...

У моего приятеля-россиянина старая подруга живёт в США. Позвонила ему недавно уставшая, решила пожаловаться на жизнь, излить душу про тяготы и лишения, и про то, как хочет вернуться обратно домой. Потом через три дня звонит по Скайпу. Со словами "Я больше не хочу домой, и мне очень хорошо. После нашего последнего разговора мне перезвонили, и вежливо попросили кое-куда прийти. И спросили там - что именно мне так не нравится у них в стране, что я домой хочу. Я сказала - что вы, всё очень нравится".

В конце восьмидесятых я жил в Днестровске, а из магнитофона у меня на кухне регулярно вещал ресторанный попсовик Владимир Асмолов. Поймал себя сегодня на том, что целый день бурчу себе под нос его песенку, вовсе позабытую за давностью лет. Лишь через несколько часов догадался осмыслить сам текст. И две последние строчки.

Можно жить, можно жить, можно жить и тут.
Игры в демократию пока еще идут.
Правда, выпить нечего и нечего закурить,
Но зато о чем угодно можно говорить.

Можно жить, можно жить, можно жить пока
Не пришла Анархия - мать порядка.
Потому что она всякий раз
К железному порядку приводит нас.

Выходит так, что пока некоторые кричали про авторитарный строй, это как раз и была та самая "мама-анархия". И все смеялись и смотрели на дядю с указкой. Мы наверное просто не обратили внимания на некие сигналы к тому, что с "мамой-анархией", не оповещая массовую публику, просто решили вдруг завязать, и не только у нас.  Быть может, впереди какой-то действительно "глобальный шухер", просто теперь вот и в Приднестровье уже по-настоящему, настойчиво попросили "пристегнуть ремни". Перед взлётом, хоть и не совсем ясно, куда. Узнаю куда - расскажу.

http://konoplev.livejournal.com/510468.html