НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2023
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Роман Коноплев: Революция справа от Днестра-2

Евразия // 12:38, 9 января 2009 // 2885

Продолжение.Начало здесь...

В антисоветских акциях середины восьмидесятых вместе с В.И.Новодворской принимало участие зачастую менее 10 человек, рискуя оказаться в тюрьме или психбольнице. За несколько лет до распада СССР в каждой республике малочисленные группы интеллигенции распространяли сепаратистские листовки и самиздатовские газеты – они были на плохой бумаге, и стоили дороже газет в киосках. Но те, кто их покупал, вели агитацию. Последствия известны. Пример второй: попробуйте организуйте сегодня в Грузии пророссийский митинг. Не можете бесплатно? Попробуйте, предложите участникам по 1000 долларов. С таким же успехом можно попытаться агитировать иракцев провести шествие «Любви к Джорджу Бушу».

Господа, вы верите в «стихийные митинги»? Их не бывает, всегда есть организатор, идеологи. Но у каждого человека есть принципы. И далеко не всегда лояльность народа можно купить за деньги для кучки с плакатами. Если людей раздразнить, они могут и свои плакаты нарисовать. И не факт, что они понравятся тем, кто рассуждает о легкой скупке манифестантов. Вы сидите в кабинетах, и думаете, что партсобраний в мягких креслах из десяти профессиональных бюрократов вполне достаточно, чтобы общество согласно кивало, и топало в заданном направлении? Это классическое заблуждение. Вы верите, господа Кишиневские бюрократы, что те 10 тысяч членов Либерально-демократической партии Молдовы, которые вышли на антикоммунистический митинг 21 декабря 2008 годапусть даже за 50 лей, завтра выйдут к вам на «промолдавский», «проворонинский», «пророссийский» митинги за 500 лей? Глубоко ошибаетесь. Реальные сторонники евроинтеграции, реальные носители идеи объединенной Румынии, через пару-тройку совместных акций находятся сами – они уже сыты обещаниями молдавской бюрократии, и готовы тратить время, рисковать свободой, и самостоятельно шить флаги и рисовать плакаты. Скорее, они ваших жиденьких сторонников за собой утащат. Раздадут флаги ЕС русскоязычным, которых достанет бесконечный трёп про «мост между цивилизациями», на котором есть шансы лишь у мафии и коррумпированного кумовства. Революция справа от Днестра случится очень скоро. Останется вопрос, ограничится ли эта революция Бессарабией, или продолжит движение за Днестр? Кто в условиях политического шторма сможет оказать сопротивление и остановить румынскую революцию, не позволив ей преодолеть Днестр?

Кому-то покажется, что в Приднестровье пророссийские молодежные акции – пустое, ничего не значащее занятие. Что ничего не нужно менять – можно только годами рассуждать о пророссийском курсе, и все как-нибудь «рассосется». Приднестровская молодежь не понаслышке знакома с ситуацией в России – благо российские телеканалы еще работают, благо там достаточно места уделено молодежным партиям, которых не одна и не две, а штук десять минимум. Что значит «как в России», в Приднестровье отлично понимают и студенты, и их родители. Понимают, и делают выводы, в том числе и о соответствии бюрократии декларируемым принципам, увы, крайне далеким от нынешней приднестровской реальности.

Пройдет совсем немного времени, и молодые люди, провозгласившие лозунг «Бессарабия – румынская земля», войдут в молдавскую политику и начнут предпринимать реальные шаги по евроинтеграции. Бессарабия радикально изменится – и внутренне, и внешне. Они победят коррупцию, приведут в соответствие европейским нормам законодательство, изживут пытки в тюрьмах, исчезнет цензура в СМИ. Они войдут в Румынию, а через нее – в Евросоюз. Рядом с ЕС нынешним приднестровским чиновникам станет совсем неуютно. Будет крайне сложно сохранить доверие людей, оперируя байками о том, как сильно мы хотим войти в Россию, ничего для этого не предпринимая и ничем не жертвуя. Боюсь, при таком развитии событий и сами русские зададутся вопросом: а нужно ли нам Приднестровье, где процветает цензура, нарушаются права человека, а эфир местных телеканалов начисто зачищен о пророссийских молодежных движений, их символики и лозунгов? Революция справа от Днестра потребует адекватного ответа, и есть серьезные сомнения, что к этому ответу единолично, без поддержки молодежи и общества, готова приднестровская бюрократия. Национальная идентичность на дороге не валяется. Ценности нужно защищать, и далеко не всегда их форматируют силой оружия. На эмблеме «единой Румынии» для акции 1 декабря отсутствовало Приднестровье. Но наивно полагает нынешняя элита ПМР, что независимость и союз с Россией румыны торжественно поднесут на блюдечке с голубой каемкой. Все может пойти по совсем другим сценариям.

Есть ли шанс у бюрократии Молдовы сохранить суверенитет своей страны? В какой-то степени ответом набирающим обороты местным партиям с символикой ЕС и НАТО стало бы признание Приднестровья и подписание с ним союзного договора. В том числе предусматривающего взаимную поддержку в случае внешних посягательств на независимость одной из сторон. Пока приднестровский якорь лежит на дне, молдавский корабль не сдвинется с места – он не отплывет в Румынию, и этот фактор более серьезен, нежели маргинальный «молдовенизм». Насколько легитимным стало бы подобное решение?

Есть предложение – Референдум в Бессарабии. Референдум о признании Приднестровья. Предполагая уже известное 95% мнение приднестровцев, можно вообще исключить Приднестровье, не считать голоса левобережья Днестра, и провести его лишь в фактических границах сегодняшней Молдовы – среди жителей Бессарабии. Большинство социологических опросов в Бессарабии говорят сегодня о том, что ее жители не считают Приднестровье территорией Молдовы.

Результат подобного волеизъявления граждан РМ привел бы к признанию Приднестровья. Каковы преимущества данного решения для самой Молдовы? «Молдовенисты» уже однажды вынуждены были бежать из Молдовы в Приднестровье. Вспомните хотя бы научную элиту – Яковлева, Галинского, Бабилунгу, Сафонова и многих других. Это было в начале 90-х. Они проиграли тогда. Не удивительно будет, если проиграют и на этот раз. Если «румынизм» окончательно победит в Бессарабии, Приднестровье окажется единственно возможным убежищем для тех же самых «Воронина - Ткачука». Пусть это и самый что ни на есть негативный сценарий для последних, но кто сегодня может со стопроцентной уверенностью гарантировать безопасность нынешней бессарабской бюрократии в случае прихода к власти «румынистов»? Рошка что-ли?

Что касается позитивных сценариев, то добрососедские отношения и углубление контактов по линии организаций РМ и признанной ПМР привели бы к усилению «русского фактора» в молдавской политике и таким образом позволили бы в значительной мере укрепить суверенитет РМ. Демонстрируя интернационализм решением о признании, Молдове было бы значительно легче встать на рельсы построения цивилизованного общества.

Ликвидируя имеющиеся недоразумения, Молдова и Приднестровье смогли бы конкурировать во многих сферах – в первую очередь я бы отметил борьбу с коррупцией. Это важно и для Молдовы, и для ПМР. Однако, к сожалению, для принятия решения о Референдуме в Молдове нужны политики, способные на «высокие поступки». Увы, следует признать честно – ни партия власти, ни ее фиктивные и реальные оппоненты сегодня не готовы на столь смелый шаг. Что это значит для Приднестровья? То же, что и вчера – необходимость и в дальнейшем консолидировать общество, чтобы эффективно защищать нашу территорию от культурно – политической экспансии «румынистов» и влияния обреченной на поражение, бесхребетной и бессмысленной бессарабской бюрократии.

В качестве эффективной силы противодействия ликвидаторам приднестровской государственности способно выступить гражданское общество. Пророссийское молодежное движение в Приднестровье растет и набирает обороты. Молодые приднестровцы готовы реагировать на современные вызовы и угрозы. Кто-то скажет, что это не «партизаны», не солдаты регулярной армии, не ветераны…

Но сегодняшние и завтрашние угрозы не предполагают применения какого-либо оружия. Новая попытка экспансии будет информационной, интеллектуальной, экономической, какой угодно, но не военной. В современных разборках, подобных молдо-приднестровскому конфликту, который де-факто является продолжением румынской экспансии русского пространства, ни военные, ни правительство в одиночку ничего противопоставить не могут. Российские миротворцы не станут стрелять в безоружных флагоносцев с триколорами, и если они перехватят «улицу» хотя бы на неделю, они на ней и останутся. Один на один с нашими местными чиновниками.

Столкновение концепций «евроинтеграции» и «союза с Россией» по линии Днестра происходит уже сейчас – на уровне гражданского общества, на уровне политических организаций и лидеров «там» и «здесь». Это начнется не завтра - это случилось уже вчера, пока бюрократия плела интриги и пилила откаты. Можно сколько угодно надеяться на Россию. Но какая может быть поддержка России, если в ПМР на официальном уровне введена цензура пророссийских организаций? Что предпримет Россия? Пришлет ОМОН? Истребители? Конечно же, не пришлет. Россия не игрок в конфликте мнений о «евроинтеграции» и «пророссийскости», о «румынизме» и «молдовенизме», о «единой Молдове» и «особенностях приднестровского уклада». Это проблема населения Приднестровья – это не проблема России. Тем более, в чем Россия может помочь Приднестровью, если местная политизированная молодежь существует автономно, вне политики, вне СМИ?

Сомневаюсь, конечно, что россияне смогут равнодушно смотреть, как местная бюрократия путается под ногами пророссийской молодежи в Приднестровье, блокируя им доступ к государственным СМИ. Они могут счесть подобные «достижения» за чистую монету ориентации местной элиты. Получается, кто-то умело подставляет руководство республики , декларирующее накануне визитов и просьб о выделении помощи «единство с Россией».

Но в глазах общества заслуги чиновников перед Россией и перед россиянами Приднестровья уже давно аннулированы, а кое-кто эти заслуги самостоятельно умудрился конвертировать в доллары США. Новые заслуги, как и доверие народа, следует ежедневно зарабатывать реальными делами, и здраво оценивать собственную роль в этом сложном и быстро меняющемся мире. Отсекая от общественной жизни молодежь, либо выдумывая административный суррогат взамен реальных общественных групп, усаживая перед камерой очередных чиновников, бюрократия подрезает коммуникации высших эшелонов власти и общества. Это не просто ошибка и недоразумение. Это идеальное условие для реализации трагического для Приднестровья сценария.

Пророссийская молодежь в ПМР сегодня – это стражи приднестровской революции, способные адекватно оценивать угрозы как внешние, так и внутренние. Эти молодые люди формируют собой и своими действиями цитадель русских интересов на Балканском направлении. Им не жаль своего времени и сил – они действуют исходя из убеждений. Отказ бюрократии от объединения усилий власти и молодежных политических движений – это отказ от будущего ПМР. Для власти подобный выбор – это выбор обреченных.

Опыт деятельности приднестровской молодежи находит должную оценку и поддержку среди россиян, в то время как брюзжание по углам, лицемерие местечковой бюрократии и ее страх перед пророссийской молодежью очевидны и понятны всем не только в Приднестровье, но и далеко за пределами республики.

Оценивая ситуацию в регионе, каждый делает для себя выводы – Румыния и «румынисты» всегда будут взвешивать свои возможности «за Днестром», россияне будут помогать Приднестровью до тех пор, пока гражданское общество республики будет сохранять пророссийскую ориентацию. Не министры, а гражданское общество. Именно гражданское общество – то есть реально существующие партии, молодежные движения, интеллигенция, -не власть, не госслужащие, не военные. Почему? По той простой причине, что российский чиновник и российский политик всегда спрашивает себя: «с какой стати мы должны помогать Приднестровью? Где позиция гражданского общества этой непризнанной республики?». Россия не осуществляет экспансию, не расширяет Империю. Ей это ни к чему. Россия сегодня - не империя Чингисхана, а современная европейская страна, которая придерживается международных стандартов, в том числе и в своем отношении к нестабильным регионам.

Каждый госслужащий ПМР обязан усвоить простую формулу: легитимность власти доказывает не только наличие Конституции, армии, прокуратуры и судов. Это доказывает развитое гражданское общество, политические свободы и отсутствие цензуры в СМИ.

Чтобы нас видели и не забывали в России, да и в других странах, нужно долго и постоянно демонстрировать, что ПМР – это не три десятка госслужащих и армия.Для того чтобы извне стала очевидной позиция Приднестровья – гражданское общество здесь должно существовать и являться опорой государства и его институтов, а не объектом подавления и контроля.

Роман Коноплев