НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Анатол Цэрану: Молдова продолжает оставаться в незавидной роли не вполне состоявшегося государства

Евразия // 09:35, 13 ноября 2008 // 1647

К пятилетней годовщине отказа президента Молдовы Владимира Воронина от подписания «меморандума Козака», предусматривающего принципы и условия урегулирования приднестровского конфликта


- Господин Цэрану, исполняется пятая годовщина отказа президента РМ Владимира Воронина подписать печально известный «меморандум Козака». Много было различных и противоречивых оценок документа, не меньше было и разговоров о причинах такого решения главы государства. Есть ли сегодня, так сказать, с высоты прошедших лет и с учетом событий, предшествовавших рождению «меморандума…»повод говорить о некоторых уроках как для Кишинева, так и для вовлеченных в переговорный процесс участников?

- Вообще-то, учиться никогда не вредно – на своих ли ошибках или на чужих. Что же касается «меморандума Козака», то для меня очевиден вывод: приднестровскую проблему невозможно решить без учета мнения всех главных игроков, вовлеченных в этот процесс.А отсюда другой важный урок, состоящий в необходимости понимания невозможности решить приднестровский конфликт в узком формате отношений Кишинева и Тирасполя, и даже Молдовы и России… Вопрос урегулирования конфликта на Днестре – это уже вопрос очень широкого международного формата.


- Это хорошо или плохо для оценок перспектив урегулирования?

-Хорошо, плохо… Какое это имеет значение? Главное, что это объективная реальность, которую нельзя игнорировать. Непонимание этой реальности будет неизменно приводить к тому, что случилось с «меморандумом Козака». Ведь когда документ был Кишиневом отвергнут, да еще и в форме унизительной для Москвы, это привело к резкому обострению молдо-российских отношений. И показало, какая опасность скрывается подигнорированием международного характера процесса урегулирования.


- Недавние заявления московских чиновников о необходимости вернуться к «меморандуму…»,а также предложения о начале дискуссий в формате «два плюс один» (Кишинев-Тирасполь при посредничестве Москвы) не способны возобновить полноценные дискуссии?

- Предложение начать переговоры в трехстороннем формате говорит о том, что Россия опять «наступает на старые грабли». Результат будет тот же, что и в ноябре 2003 года. Молдова – это не страна, находящаяся исключительно в зоне геополитического влияния России. Хотя бы потому, что Молдова - это страна, которая с недавнего времени находится на границе Европейского Союза и НАТО.


- Уточните, Анатолий Михайлович, Молдова уже не находится в зоне влияния России?

- Молдова находиться в геополитическом пространстве, на которое Россия претендует как на зону своего исключительного влияния. «Меморандумом Козака» Россия попыталась сказать Западу, что Молдова – это ее задний двор. И получила адекватный и точный ответ, что это не так.


- В одном из своих интервью Владимир Воронин сказал, что не пришло еще время раскрыть истинные причины его отказа от подписания «меморандума…». Как Вы думаете,президент РМ боится сказать правду, которая, в общем-то, известна, или он действительно владееттакой государственной тайной, какую следует хранить долгие годы?

- Опять повторюсь, что дляменя мотивы, заставившие главу государства отказаться от документа, имеют второстепенное значение. Важно, что существуют действенные механизмы, пока главным образом международные, которые не позволяют превратить Молдову в беспомощную игрушку на потребу прихотям отдельных политиков.


- А действия оппозиционных партий, выступивших пять лет назад с резким протестом против московских идей урегулировать конфликт, Вы как оцениваете?

- Один только факт, что «меморандум Козака» заставил все оппозиционные формирования объединиться и выступить единым фронтом, говорит о многом. Ни одна другая проблема страны, кроме приднестровской, не смогла объединить всю молдавскую оппозицию. Еще одно важное, на мой взгляд, обстоятельство. Июльский 2005 года закон об основных принципах урегулирования, принятый в парламенте на основе консенсуса, кстати, резко критикуемый в Москве и Тирасполе, явился продолжением той политики, которая выстроилась в РМ после отказа Воронина подписать «меморандум Козака». Воронину, сказать прямо, деваться было некуда, но это уже частности. Он и тогда испытывал и продолжает сейчас испытывать давление Москвы. И ему в первую очередь был необходим такой щит в форме закона от 2005 года, чтобы оградиться от прессинга Москвы. С другой стороны, этот закон оказался и щитом для всей Молдовы. Оппозиционные партии тогда осознанно поддержали закон, потому что он обеспечивал достаточно высокую степень безопасности Молдовы отрецидива «меморандума Козака».


- Какаяже тут тайна, которую Воронин собирается еще долго хранить…

- Скорее это тайна Полишинеля. Многие политаналитики подчеркивали,что он отказался подписать «меморандум…» не по убеждению, а под давлением Запада. И я думаю, что Запад сыграл решающую роль в торпедировании этого губительного для Молдовы плана. Неважно, какпредставители Запада это сделали – напомнили кое-кому о счетах в зарубежных банках или же нашли другие методы убеждения… Важно, что Запад сказал свое веское слово, и Россия вынуждена была отступить.


- И, наконец, господин Цэрану, каких событий следует ждать на «приднестровском направлении»? Понятно, что до парламентских выборов 2009 года ничего существенного не произойдет. А потом?

- До тех пор, пока Россия не договорится с Западом и эти центральные игроки не найдут удовлетворительного компромисса, приднестровский конфликт будет находиться в замороженном состоянии. Как бы кому-то не хотелось проигнорировать интересы России или наоборот Запада в приднестровском урегулировании, применение этого сценария бездарная трата времени и усилий.


- Вы отводите Молдове весьма незавидную и отчасти ущербную роль. Все-таки независимое,всеми признанное суверенное государство, а тут статус ожидающего своей участи. Или молдавская судьба такая?

- Во-первых, Молдова это страна с пока ограниченным суверенитетом, обусловленный тем, что на ее территории существует неподчиняющийся центральным властям сепаратистский анклав. В известной мере можно утверждать, что Молдова это еще не вполне состоявшееся государство. Во-вторых, в силу этого обстоятельства она вынуждена принимать соответствующие ее положению правила игры, которые часто прописываются не внутри страны, а вовне. Но это не значит, что роль Молдовы исключительно пассивна. Важно уметь в международном раскладе сил находить то единственное место, которое соответствует твоим национальным интересам. А это уже высшее искусство, которое политическому классу Молдовы еще предстоит освоить.