/
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции
Евгений Шевчук ответил на вопросы журналистов в эфире "Радио-1"

Евгений Шевчук ответил на вопросы журналистов в эфире "Радио-1"

Евразия
//
13:30, 30 апреля 2015
//
1490

 

Как сообщалось ранее на ИА "ТИРАС", сегодня в эфире "Радио-1" глава Приднестровья Евгений Шевчук отвечает на вопросы журналистов. Публикуем часть данного интервью:

 

Алексей Юшин, Радио 1: Добрый день слушателям Радио 1! У микрофона –Алексей Юшин. Хочу также представить вам своих коллег – Виолетту Ганину и Андрея Моспанова. Тридцатое число сейчас на календаре, 11 часов на наших часах в эфирной студии. А это значит, что пришло время для события, которое мы ранее анонсировали. Сегодня в гостях у нас Президент Приднестровской Молдавской Республики Евгений Васильевич Шевчук.  Здравствуйте, Евгений Васильевич!


Евгений Шевчук, Президент Приднестровья: Всем добрый день и хорошего настроения.


Алексей Юшин, Радио 1: По сути, наше приглашение Вам – это  продолжение Вашего недавнего разговора с журналистами на Первом Приднестровском телеканале. Тогда в течение двух с половиной часов было задано большое количество вопросов, но не все. Поэтому мы Вас пригласили. Спасибо Вам за то, что Вы откликнулись и нашли время для того, чтобы этот разговор продолжить.
С чего бы хотелось начать. Мне хотелось бы начать с вопросов об экономике, поскольку это сейчас основной вопрос, волнует чаще всего. Вы говорили, что наши экономические сложности лежат в основном в области внешних причин. Внешние причины очевидны, потому что мы все живем в политическом мире. Об этом говорится в России, на Украине. И мы не можем оказаться вне этих причин, поскольку живем в таком же самом мире, как и все остальные государства. И меня больше всего интересуют внутренние причины. Из-за каких внутренних проблем мы оказались там, где оказались?


Евгений Шевчук: Во-первых, хочу сказать, что проблем не так-то и мало. Но основные из них связаны с тем, что из-за политического непризнания республики, непривлекательности, в том числе и для инвесторов, нам не удалось провести необходимые реформы в экономике для открытого рынка и экономики. Мы сделали ряд серьезных шагов. В частности, постарались перестроить систему отношений к основным фондам. То есть провели приватизацию в 2003 году, в 2004-м она была масштабной, в надежде на то, что частная инициатива привлечет инвестиции, будет конкурентной с внешним миром, и эти предприятия, которые будут проданы, найдя своего нового хозяина или управленца, станут более эффективными, чем подконтрольные государству. К сожалению, мы видим, что не везде это получилось, были прописаны точные условия, управленцы смогли привлечь инвестиции и реально перевооружить предприятие, сейчас не все могут конкурировать в новых условиях, потому что им приходится в сложнейших условиях фактически конкурировать с соседними государствами, а то и с целыми регионами. И в этих условиях мы видим, что наши предприятия не выдерживают этой конкуренции. Мы можем констатировать технологическое отставание по многим предприятиям, в основе своей старые технологии, еще Советского Союза, низкая производительность труда, высокая энергоемкость производства. Это закладывается в себестоимость производства. Когда начинаются определенные колебания на рынках, многие предприятия из-за неконкурентоспособности, из-за отрицательных показателей вынуждены или приостанавливать свою деятельность, или полностью останавливаться. Это одна из серьезных проблем.
Вторая проблема. У нас из-за непризнания республики нет возможности привлечь на внешних рынках дешевые кредитные ресурсы для того, чтобы под низкие ставки прокредитовать на оборотные средства предприятия. Для многих признанных государств – это действенный ресурс для стимулирования экономических процессов. Предприятия действительно с этим тоже сталкиваются.
 Третья проблема – это недооцененность наших основных фондов в связи с тем, что мы непризнанное государство. Наши основные фонды оцениваются гораздо дешевле, чем если бы это было в признанной стране. А если они оцениваются дешевле, значит, можно меньше привлечь под них ресурсы в экономический процесс.
Следующая проблема. Инфраструктура для экономики обвешала и требует серьезной модернизации. Речь идет, в частности, об обеспечении энергетическими ресурсами. Старые системы требуют дополнительных затрат и так далее.
Большой блок проблем. Но все же основными проблемами являются фактор внешнего влияния, в первую очередь, на внешнеэкономическую деятельность, тарифные и нетарифные меры, ограничивающие деятельность наших экономических предприятий.
Вместе с тем у нас подходы экономических агентов не совсем изменились или не у всех изменились, потому что в тот период проходила приватизация. Напомню, что основные предприятия были проданы. Рассчитывали на то, что через определенный период времени предприятия будут самостоятельно осуществлять экономическую деятельность, как в соответствии с гражданским кодексом и должно быть, условно говоря, на свой страх и риск получать соответствующие доходы, нести соответствующие расходы, конкурировать с аналогичными производителями внутри республики и вне нашего государства. Однако этого не произошло. С 2003-2004 годов даже после приватизации государство продолжает оказывать поддержку практически всем предприятиям, без исключения.


Алексей Юшин, Радио 1: А какую поддержку?


Евгений Шевчук: В первую очередь, эта поддержка заключается в предоставлении энергоносителей ниже рыночных цен. В соответствии с любыми рыночными теориями и подходами любой частный хозяйствующий субъект должен хозяйствовать, получая товары, сырье или услуги на основании рыночных цен. В частности, речь идет о предоставлении такого энергоносителя, как газ. И государство всегда устанавливает цены, ниже рыночных. В соответствии с действующим законом должны компенсировать разницу поставщикам газа. Однако этого не происходит.
Мы постоянно поддерживаем предприятия в надежде на то, что они проведут модернизацию, станут конкурентоспособными. Даже после такого длительного периода поддержки, которая уже осуществляется 10 лет, предприятия, к сожалению, не модернизировались.
Другая проблема. Есть предприятия, которые модернизировались. Инвестор вложил серьезные деньги в предприятия. В частности, много разговоров о «Тиротексе». Надо отдать должное инвестору: вложены серьезные ресурсы, изменены технологии. Но предприятие сталкивается с тем, что его построили изначально при Советском Союзе, когда был единый экономический комплекс, единый рынок сырья, сбыта. Все это нарушено. И предприятие столкнулось с тем, что оно сейчас вынуждено конкурировать  с другими производителями, где более низкая себестоимость, низкая заработная плата у работников, более низкие затраты на содержание предприятия. Это, например, Пакистан и другие страны. Оказывает влияние также дестабилизация традиционных рынков, в частности Украины, которая приобретала этот товар. Сегодня покупать этот товар в тех объемах практически некому.
Вместе с тем нужно отметить, что государством предприятие было реализовано инвесторам, по-моему, всего за 22 или 24 миллиона долларов. После приватизации, с 2005 года по 2015 год, различной поддержки этому предприятию было оказано на сумму порядка 50 миллионов долларов.


Виолетта Ганина, Радио 1: Проще было оставить  в государственной собственности.


Евгений Шевчук: Это примерно 30 миллионов поддержка по газу плюс освобождения по налоговым льготам. Налоговые льготы установлены законом.
К сожалению, после приватизации предприятие не вышло в «самостоятельное плавание» для формирования реальной себестоимости на базе рыночных отношений. И такая серьезная системообразующая проблема практически охватывает 90% всех предприятий Приднестровья. Не какие-то единицы. В первую очередь, предприятия промышленности, те, которые связаны с формированием добавленной стоимости или высокого уровня добавленной стоимости.


Андрей Моспанов, газета «Приднестровье»: Евгений Васильевич, какая разница между контрактной ценой газа и теми ценами, по которым у нас предприятиям его отпускают?


Евгений Шевчук: Тут ничего скрытного нет. Контрактная цена газа исходит из контракта, который заключен между "Молдова-Газ" и поставщиком. Та цена, которая предоставляется Молдове, учитывается как цена поставки и для Приднестровья. Плюс еще есть надбавка, связанная с транспортными расходами.


Андрей Моспанов, газета «Приднестровье»: То есть это порядка 350-ти долларов?


Евгений Шевчук: Сейчас Россия снизила цену на газ на один квартал. В свою очередь, Правительство Приднестровья пошло на определенное снижение. То есть эта цена для Молдовы. У Приднестровья нет самостоятельного контракта с поставщиком газа. Поэтому для исчисления суммы средств, которая эквивалентна потребляемому газу, применяется цена для Молдовы.


Алексей Юшин, Радио 1: Хотел спросить у Вас. Вы упомянули об инвесторах. Когда они приходят сюда? Что их прежде всего останавливает? В чем у них возникают проблемы при вопросе «Вкладывать ли деньги в наш регион или нет?»


Евгений Шевчук: Нестабильность внешнеэкономических условий, непредсказуемость правил внешнеэкономической игры. Молдова захочет – примет какие-то правила, захочет – отменит. Например, вчера появилась предварительная информация, мы ее сейчас проверяем, что Молдова вроде бы, отказала нашему знаменитому заводу «Квинт» в предоставлении лицензии. Если это так, то завод фактически не сможет экспортировать продукцию на внешние рынки. Это такой элемент умышленного блокирования наших экономических возможностей. Всем прекрасно понятно, что когда регистрационные и разрешительные инструменты находятся у наших оппонентов, то оппоненты иногда могут злоупотреблять этим в каких-то различных целях, не только политических, но и для неправедной, непрозрачной конкурентной борьбы, для того, чтобы задавить конкурентов такими шагами. Это просматривается в некоторых решениях, я не говорю, что именно в этом, но это есть. Поэтому, когда инвесторы приходят, что они хотят? Четкие, ясные экономические правила внутри республики. Имеется  в виду налоговое законодательство, экономические правила и так далее. Их больше интересует то, как возможно, и по каким правилам вывезти готовую продукцию за пределы республики, потому что рынок республики мал. Интерес заключается в том, чтобы провезти не только для внутреннего потребителя, но и для внешнего, так как сейчас к этим сложностям прибавилась еще и ситуация в Украине. Это некое нагнетание обстановки со стороны Украины, в СМИ в частности. Там по Приднестровью ограничения…


Алексей Юшин, Радио 1: Да, сейчас пришла даже информация от Веселовского о том, что нас обвиняют в том, что «в отрядах «моторол» немало «добровольцев» из Приднестровья. Попадались «тираспольские гости» и в Одессе во время сепаратистских бунтов. Это ли не является угрозой национальной безопасности Украины?». Это я зачитываю.   И территория Приднестровья, являющаяся составной частью Молдовы, не может иметь экономической деятельности. Об этом говорят люди, которые являются гарантами.   


Виолетта Ганина, Радио 1: А как же Меморандум, подписанный в 1996 году?


Алексей Юшин, Радио 1: Как эту речь можно соотнести с тем, что стоит подпись?


Андрей Моспанов, газета «Приднестровье»: Одесские соглашения 1998-го года.


Виолетта Ганина, Радио 1:  О том, что мы имеем права на свободу внешнеэкономической деятельности.


Евгений Шевчук: Да, и 1997 год тоже.


Виолетта Ганина, Радио 1: Подписали все, и Молдова, и Украина, и Россия, и Приднестровье.


Евгений Шевчук: Вокруг переговоров много информации, вокруг действующих и подписанных документов. Что касается непосредственно господина Веселовского. Я знаю его уже не один год как профессионального дипломата. Это действительно профессиональный дипломат. Знаю его еще с тех времен, когда при Ющенко им был предложен соответствующий план. Он излагал немного другие подходы, другую позицию. Но время идет, все меняется, подходы, вероятно, наших партнеров тоже. Но хотелось бы отметить, что такие комментарии в отношении того, что Приднестровье имеет право на внешне экономическую деятельность – не имеет, не могут быть озвучены без учета подписанных документов, где есть подпись и  Президента Украины. Все это звучит немного по-другому. Напомню, что в Меморандуме 1997 года прописаны права Приднестровья на самостоятельные внешнеэкономические контакты. Второй очень важный и принципиальный пункт, почему-то о нем не говорят, что Приднестровье имеет право и должно достигать договоренности с Молдовой на уровне установления государственно-правовых отношений, подчеркиваю. Это важный элемент.
Мы порой отмечаем в средствах массовой информации некие попытки дискредитации Приднестровья:  опять начинают обвинять в контрабанде, еще в чем-то. Но, во-первых, хочу отметить, что для понимания реального положения дел просто надо ознакомиться с отчетами EUBAM, европейской миссии на границе, которая неоднократно писала, что факты контрабанды не установлены.
Второй момент.  Национальная безопасность находится под риском якобы из-за приднестровцев. Это миф, больше связанный с тем, чтобы привлечь внимание к тому, что на Одесскую область давят и готовятся напасть. Это неоднократно нами опровергалось и не соответствует действительности. Находится или не находится кто-то в Донецкой области. Я хочу напомнить, что добровольцам или самостоятельно принимающим решение людям не запрещено перемещаться по миру. Например, мы знаем, что на стороне ИГИЛ воюют британцы-добровольцы, граждане ФРГ. Если человек принял для себя такое решение, исходя из своей идеологии, то это его право.


Алексей Юшин, Радио 1: Если он принял ислам…


Евгений Шевчук: Да, ислам, к примеру. У нас нет такой идеологии направлять туда официальных или неофициальных представителей, силовые структуры.  Мы их туда не направляли. Что касается такого выступления.  Как меня учили в дипломатической академии в том же Киеве на Украине, то обычно, когда послы не хотят ехать в страну, создают какую-то площадку негативных высказываний, после которых их туда не направляют. То есть они решают для себя проблему. Возможно, это так, а возможно и нет.
Хотелось бы, чтобы приводились конкретные факты и они не были столь категоричны, чтобы не осложнять и так непростую ситуацию в переговорах.

 

 

Система комментирования SigComments

Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×