НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2023
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции
Украина – Румыния: нереализованный потенциал сотрудничества

Украина – Румыния: нереализованный потенциал сотрудничества

Евразия // 00:01, 16 августа 2013 // 2518
ИА "ТИРАС" публикует точку зрения эксперта Артема Филипенко на развитие и перспективы украино-румынских отношений.

Показательно, что одним из первых прак­тических результатов заседания Украино-румынской совместной комиссии стала постоянная организация и проведение двустороннего экономического форума «Энергия – сфера регионального интереса», который состоялся 24 мая 2012 года в Бухаресте. Организаторами выступили Румынско-украинская торгово-промышленная палата и Посольство Украины в Румынии. В работе форума приняли участие представители энергогенерирующих и дистрибуционных предприятий, производители оборудования для энергетической отрасли, украинские и румынские компании по производству энергосберегающих материалов. 

Энергетический сектор может одновременно быть сферой как сотрудничества, так и конкуренции. Ведь перед обеими странами стоит ключевой вопрос – собственная энергетическая безопасность.

Недавно появилась информация о том, что Украина ведет с Румынией переговоры о реверсных поставках нам газа. Как сообщал сайт ZN.UA, переговоры ведутся с национальной газотранспортной компанией «Transgaz S.A». И уже подписан меморандум о намерениях. Возможные объемы привлечения со стороны Теково – до 5 миллионов кубометров в сутки. Также обсуждается вопрос о возможности подачи через пограничную газоизмерительную станцию «Орловка». 

Впрочем, энергетическое сотрудничество не ограничивается текущим моментом. Во-первых, обе страны активно работают над добычей углеводородов на шельфе Черного моря. Причем у Румынии в этом вопросе откровенные преимущества, прежде всего опыт, который Украина только приобретает.

Во-вторых, Румыния является одной из стран, в которую мы экспортируем электроэнергию. В 2012 году в денежном измерении – на 9,9 миллиона долларов США (общий объем этого экспорта составил 574,8 миллиона долларов, больше всего в Беларусь –  231,4 миллиона долларов). Вместе с тем в мае этого года было объявлено, что вследствие сокращения объемов потребления у Румынии есть излишек электроэнергии. По словам румынского министра энергетики Константина Нице, проблема заключается в том, что его страна сейчас не способна экспортировать электроэнергию из-за отсутствия технических возможностей. Министр выразил надежду, что в будущем удастся решить вопрос взаимоподключения энергетических систем Румынии, Молдовы, Украины, Венгрии и Сербии, и это позволит румынской стороне экспортировать часть своей электроэнергии к соседям. 

Следует отметить, что Румыния активно развивает альтернативную энергетику. За счет возобновляемых источников она получает 17,8% энергии и намерена увеличить этот показатель до 23%. В начале 2011 года появилось сообщение, что испанская компания «Iberdrola Renovables» начала работы по строительству в Добрудже (юго-восток Румынии) ветровой электростанции (ВТС) «Михай Витязул» мощностью 80 МВт. Это только первый объект энергопарка, который, как предполагается, будет состоять из 50 ветроэлектростанций общей мощностью до 1500 МВт. Планируется, что комплекс ВТС в Добрудже, строительство которого завершат в 2017 году, станет крупнейшим в мире. 

В-третьих, Румыния проявляет интерес к получению углеводородов из нетрадиционных источников, в частности, к добыче сланцевого газа. Недавно румынский парламент подтвердил стратегию правительства по разведке и добыче сланцевого газа на территории государства, однако без применения технологии гидроразрыва. Год назад Украина уже избрала компании, которые будут добывать сланцевый газ на Юзовском и Олесском месторождениях – британо-голландскую «Shell» и американскую «Chevron».

Соответственно, сотрудничество в этой сфере (в частности, в вопросах сохранения окружающей среды, общественного конт­роля и других) может рассматриваться как перспективное.

Кроме того, именно Румынии и Украине принадлежат, по определенным оценкам, наиболее значительные залежи газогидратов (молекулярные соединения газа с водой), из которых возможна добыча природного газа. И хотя такая промышленность – дело будущего, сотрудничество в научно-технологической сфере следует рассматривать как перспективное.

В-четвертых, Румыния является одним из поставщиков нефтепродуктов в Украину. Сегодня около 70% бензина и дизельного топлива – импортного происхождения. В октябре 2012 года было сообщено, что румынская компания «Rompetrol» и НАК «Нефтегаз Украины» утвердили технико-экономическое обоснование развития совместного предприятия, которое предусматривает инвестиции с румынской стороны в объеме миллиард долларов в течение пяти лет. Эксперты отмечают, что в случае заявленных планов «Rompetrol» доля СП на украинском розничном рынке составляет 23%, а на оптовом – 15%. Подобное динамичное развитие «Rompetrol» стало возможно вследствие остановки большинства украинских НПЗ. Соответственно, намерения украинской стороны возродить нефтепереработку на Одесском НПЗ могут стать одним из факторов, который повлияет на украино-румынские торговые отношения и инвестиционную активность.


Следует признать, что в сфере транспорта Украина и Румыния находятся в состоянии жесткой конкуренции. Соседи отрицательно восприняли вопрос о возобновлении украинского судоходства в нашей части дельты Дуная (через гирло Быстрое). И хотя формальным поводом для протестов со стороны Бухареста является якобы существующая угроза экологии Дунайского биосферного заповедника и нарушение Украиной ряда международных соглашений и конвенций, реальная причина – все-таки экономический фактор, а именно появление судоходного канала, альтернативного румынским.

Особое значение в двусторонних отношениях занимает регион Украинского Придунавья, вследствие своего географического расположения имеющий стратегическое значение. Выход к трансъевропейской артерии – Дунаю и общие границы с Румынией и Республикой Молдова обеспечивают нам связь со странами Центральной и Восточной Европы, вместе с тем предопределяя важность этого региона как звена в системе транспортных коридоров.

Исторически эта территория носит название Буджак или Бессарабия (после 1812 года последнее название распространилось на междуречье Днестра, Прута и Дуная – Бессарабскую область, а со временем Бессарабскую губернию). Специфика заселения привела к тому, что здесь компактно проживают представители различных этнических и этноконфессиональных групп. 

Как известно, на протяжении 1918 – 1940 гг. и 1941 – 1944 гг. Украинское Придунавье входило в состав Королевства Румыния, что становится основанием для провокационных заявлений отдельных общественных деятелей соседней страны по поводу принадлежности этого региона. 

Дополнительным фактором влияния является проживание на этой территории молдавского этнического меньшинства (более 120 тыс.). Время от времени из-за Дуная в адрес руководства Украины звучат обвинения в денационализации «румынского меньшинства», под которым подразумевают и молдаван. Многие румынские историки и политики вообще не воспринимают этноним «молдаванин», рассматривая его как чисто географический (житель Молдовы). Принятие Верховной Радой Украины Закона «О принципах государственной языковой политики» (закон Кивалова-Колесниченко) создало условия, при которых румынский язык был объявлен региональным в некоторых населенных пунктах Черновицкой и Закарпатской областей. 

Одной из острых проблем остается выдача украинским гражданам, живущим на территории Бессарабии и Северной Буковины, румынских паспортов. Напомним, что в июне 2012 года представитель МИД Украины заявил о диалоге с МИД Румынии о незаконной паспортизации. Он подчеркнул, что коллеги из других стран проинформированы: согласно нашей Конституции такие действия являются недружественными в отношении Украины.

Несмотря на все это, оба государства активно сотрудничают в рамках еврорегионов «Нижний Дунай» и «Верхний Прут», где партнерами являются также регионы Республики Молдова. Напомним, что украинская сторона в «Нижнем Дунае» представлена Одесской областью. В апреле 2012 года была принята Программа евроинтеграции, межрегиональных связей и формирования положительного имиджа Одесской области на 2012-2013 годы. Главная цель – установление новых и развитие существующих взаимовыгодных экономических, политических и культурных связей с регионами и международными организациями, содействие формированию и поддержка положительного международного имиджа Одесщины, создание благоприятных условий для устойчивого социально-экономического развития сельских территорий путем самоорганизации и социальной активизации громад, разработка и внедрение важных (пусть и небольших по объему финансирования) общественных инициатив.

На протяжении 2007 – 2013 годов действовала Совместная операционная программа Румыния – Украина – Молдова на 2007 – 2013 годы. Правда, из 82 проектов стоимостью 34,2 млн евро, реализуемых в ее рамках, 59% представлены румынской стороной (20,2 млн евро выделено в пользу румынских участников), в то время как Украиной – всего 23% (выделено 7,8 млн евро). 

На ситуацию в Буджаке влияют также и внутригосударственные факторы, в частности то, что долгое время Киев не проявлял интереса к местным проблемам. Определенный сдвиг состоялся в 2004 году, когда Кабинет Министров утвердил Комплексную программу развития Украинского Придунавья на 2004 – 2010 годы. Однако уже в 2005-м ее финансирование было свернуто и частично восстановлено только под конец действия. Фактически из всех предусмотренных мероприятий были выполнены лишь несколько, в частности, профинансированы работы по строительству глубоководного судового хода Дунай – Черное море через гирло Быстрое. Одна из главнейших задач – строительство автотрассы Одесса – Рени по новому маршруту – так и не была выполнена. Это должно быть привязано к другим транспортным проектам, в частности, к строительству мостового перехода через Дунай «Орловка – Исакча» (как альтернатива – паромная переправа «Измаил – Тулча»). 

Невыполнение Комплексной программы развития Украин­ского Придунавья и ухудшение социально-экономической ситуации вследствие мирового финансово-экономического кризиса приводит к росту негативных тенденций. Примером может быть сложная ситуация в наших дунайских портах. В 2012 году продолжилась тенденция падения объемов грузового оборота: порта Измаил – на 41,3%, порта Рени – на 33,7% (небольшой прирост показал порт Усть-Дунайск, но его доля незначительна – 35 тыс. тонн грузов против 2907,2 тыс. тонн Измаильского порта). Происходят сокращения численности портовых работников. Правда, профильное министерство и местная власть стараются стабилизировать ситуацию в Измаиле, а в этом году показатели Ренийского порта несколько улучшились.

Особые возможности для реализации украино-румынского сотрудничества открываются в рамках Стратегии Европейского Союза для Дунайского региона (СДР). В июне 2009 года Европейская Комиссия начала работу по подготовке документа, который будет включать предложения заинтересованных сторон по направлениям комплексного и всеохватывающего развития на этой территории. К разработке были приглашены 14 стран, а именно: восемь членов ЕС – Австрия, Болгария, Чешская Республика, Германия, Венгрия, Румыния, Словакия и Словения; одна страна – кандидат на вступление – Хорватия; три потенциальных кандидата на вступление – Сербия, Черногория, Босния и Герцеговина; две страны-партнера – Украина и Республика Молдова.

Наше участие в разработке и дальнейшей реализации «Дунайской стратегии» Евросоюза и придунайских стран дает возможность продемонстрировать на практике, что Украина и ЕС имеют общие интересы и способны работать вместе ради решения общих проблем и обеспечения постоянного развития в указанном регионе. Однако эта деятельность с украинской стороны с самого начала была в значительной мере формальной и декларативной. Официальный Киев не воспользовался ни одной возможностью принять участие в серии международных конференций, проводимых Европейской Комиссией на протяжении первого полугодия 2010 года с целью обсуждения общей проблематики. Как отмечают эксперты, качество «Украинского видения будущей стратегии ЕС в отношении Дунайского региона» («Позиционного документа» Украины) не может считаться вполне удовлетворительным. В частности, он не основывается на осознании всего комплекса проблем, являющихся общими для всех или большинства стран и нуждающихся в согласованных действиях для решения. Документ недостаточно учитывает ключевые подходы к разработке СДР и Плана действий, сформулированных Европейской Комиссией, а именно – они должны касаться Дунайского бассейна как макрорегиона и не должны быть ориентированными на чисто локальные или национальные проекты.

Перспективным направлением украино-румынского сотрудничества мог бы стать круизный туризм – отрасль, приобретающая сегодня глобальный характер и интенсивно развивающаяся. В последние годы количество круизных пассажиров и заходов круизных судов в черноморские порты растет, причем лидерами здесь являются Одесса и Констанца. Это не удивительно, поскольку только в этих двух портах есть инфраструктура, способная обслуживать суда длиной более 300 метров. Дело в том, что Черное море по своему географическому положению не является транзитным, так что для того чтобы обеспечить самостоятельное направление для массового круизного туризма, не меньше пяти портов должны иметь аналогичную инфраструктуру. Есть надежда, что в ближайшее время такая возможность появится. Осуществляется реконструкция мощностей по приему пассажиров в портах Бургас (Болгария), Сочи (Российская Федерация), Батуми (Грузия), что расширит круизные возможности региона. В отличие от грузовых перевозок, такое судоходство способствует не конкуренции, а кооперации портов, поскольку конкурентные преимущества Черноморья в развитии въездного туризма могут обеспечиваться общим позиционированием портов на международном круизном рынке. 

И наконец, нельзя не вспомнить о культурном сотрудничестве. Формально здесь все хорошо. Время от времени в рамках тех же еврорегионов «Нижний Дунай» и «Верхний Прут» проходят интерэтнические форумы, культурные фестивали, встречи деятелей культуры. Но если копнуть глубже, то ситуация не так уж радужна.

Поколение, выросшее в советское время, еще помнит румынские ленты о комиссаре Микловане и Желтой Розе, но о современном румынском кинематографе, наверное, не знает ничего. И это при том, что сегодня говорят о «новой румынской волне» в кино, чем Украина, к сожалению, похвастать не может. А что уж говорить о современной румынской литературе. Или – уместный вопрос: знают ли украинскую литературу в Румынии? Не только современную, но и классическую. 

Так что и тут нужен диалог. Следует уделить внимание контактам между украинскими и румынскими средствами массовой информации – как для популяризации культуры друг друга, так и для координации действий по возможной реализации совместных проектов. Необходимо поощрение контактов между научными и образовательными учреждениями, библиотеками, архивами, музеями. Возможно, нашему Министерству образования и науки есть смысл рассмотреть вопрос об открытии кафедр украинской филологии, центров украинского языка и культуры в румынских вузах, организовать программы обмена для румынских студентов, в частности, изучающих украинский язык, и для украинских студентов, желающих изучать румынский. Также следует поддержать совместные исторические исследования, направленные на изучение источников, содержащихся в архивах обеих стран с целью более полного раскрытия противоречивых вопросов истории, содействовать проведению конференций историков, политологов, экономистов с целью преодоления стереотипов. Министерству культуры можно было бы ради популяризации нашей литературы предложить проект перевода и публикации произведений классических и современных украинских писателей в Румынии и румынских – в Украине, а также осуществить поддержку культурной деятельности украинской диаспоры в соседней стране.

***

В завершение цикла публикаций можно сделать вывод: современный уровень украино-румынских отношений нельзя назвать удовлетворительным, особенно если учесть соседство и провозглашенный Украиной курс на европейскую интеграцию. Несмотря на значительные разногласия в двусторонних отношениях, есть потенциал для взаимовыгодного сотрудничества в ряде отраслей: туризм и рекреация, в частности круизный туризм по Черному морю, альтернативная энергетика, добыча энергоносителей на континентальном шельфе, охрана окружающей среды (в частности, охрана водных ресурсов, защита Черного моря от загрязнения), культурный обмен и т.п. Очевидно, что сегодня нужна активизация контактов как на официальном уровне, особенно на межправительственном и межпарламентском, так и на уровне общественных организаций, высших учебных заведений, культурных учреждений.


 Артем Филипенко