НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

"Петербургские встречи" как мечта о начале полноценного процесса в формате "пять плюс два"

Евразия // 16:55, 9 апреля 2008 // 3383

Сообщения о достигнутых договоренностях между Владимиром Ворониным и Игорем Смирновым провести двустороннюю встречу, чтобы обсудить условия и перспективы урегулирования, подтвердили истинную цель консультаций по реинтеграции молдавскими законодателями.


Василий Шова появился в парламенте, формально ответив здесь на некоторые вопросы, чтобы у депутатов, как это уже случилось однажды, не возникли желания заговорить о предательстве коммунистами интересов Молдовы, о секретном плане урегулирования и о сговоре «приднестровизировать Молдову». По данным НИКА-пресс, решение Воронина связаться по телефону со Смирновым было принято в начале прошлой недели, и после этого на публике появился главный молдавский переговорщик. Далее в Кишиневе состоялась встреча высокопоставленного правительственного чиновника из Приднестровья, на которой было окончательно подтверждено согласие приднестровского лидера на встречу с президентом РМ.

В то же время не открытой остается информация о точной дате и месте проведения встречи высокопоставленных представителей двух конфликтующих сторон. Источники агентства называют Санкт-Петербург и предполагают, что это произойдет в середине мая текущего года.

НИКА-пресс

Комментарий агентства

Из всей семерки переговорщиков и наблюдателей Воронин представляет наиболее заинтересованную в такой встрече сторону. Но он сегодня делает все, чтобы доказать: Кишинев является не только стороной заинтересованной, но самой активной и эффективно действующей стороной. Стоило Воронину поднять телефонную трубку – и встреча со Смирновым стала реальностью.

Демонстрация активности способности влиять на ход переговорного процесса Кишиневу сегодня нужна, как воздух. Впереди главные события, относящиеся, впрочем, не столько к урегулированию, сколько к парламентским выборам 2009 года, когда решатся судьбы и ПКРМ, и «лично товарища Воронина», да и всего весьма специфического молдавского коммунизма. Из Тирасполя этот видится так. На своей недавней пресс-конференции глава внешнеполитического ведомства Валерий Лицкай отметил, что подпиши сейчас Тирасполь с Кишиневом даже самую незначительную бумажку – ее в Молдове тут же забудут, но зато используют этот факт для проведения избирательной кампании 2009 года, чтобы усердно доказывать: коммунистические власти РМ – это единственная сила, способная разрешить приднестровский вопрос. Ей только не хватает пустяка – вновь победить на парламентских выборах.

Тирасполю до них нет никакого дела. И чем же тогда может быть разговор между двумя лидерами, не встречавшихся друг с другом почти семь лет? И тут же другой вопрос: почему за эти годы Воронин, так сказать, используя свои организационные возможности, ни разу не предложил Смирнову встречу, к примеру, в начале 2005 года – и тоже накануне выборов? Уж не потому ли, что вопрос его власти рассматривался не в связи с перспективами урегулирования, но через призму европейской интеграции Молдовы, за которой стояли отнюдь не российские, а западные заинтересованные силы? Тогда Воронину Смирнов не был нужен – вот и не звонил.

Словом, говорить им не о чем. И не только потому, что озабоченности Воронина в сохранении своей власти в РМ Смирнова не интересуют, не волнуют, не трогают… Есть проблемы куда важнее. Пресловутый кишиневский пакетный план урегулирования, согласно намекам из Кишинева, базируется на законе РМ от июля 2005 года, который, как известно, предлагает Тирасполю принять автономный статус Приднестровья не только как единственный возможный вариант решения вопроса, но и как благо. Тирасполь, в свою очередь, это предложение не принимает, имея в запасе результаты референдума о независимости ПМР и сближении республики с Россией. Мало того, Концепция внешней политики республики вообще говорит о создании союза двух государств, как об единственно справедливом варианте разрешения конфликта. К тому же сам Смирнов (кстати сказать, в течение всех семи лет) не раз говорил о переговорах как о способе «наладить отношения между двумя соседними государствами».

А вот совсем свежий пример, явно претендующий на то, чтобы быть частью ответов на вопросы о предмете будущих бесед Воронина со Смирновым и о самой атмосфере встречи. Приднестровские СМИ «подтвердили готовность к продолжению консультаций на основе равноправия сторон» и недвусмысленно дали понять, что Смирнов намерен предложить обсуждение в ходе встречи с Ворониным «проекта всеобъемлющего договора о дружбе и сотрудничестве между Молдовой и Приднестровьем». Молдавские СМИ ограничились информацией о предстоящей встрече двух лидеров, которые обсудят «вопрос развития и укрепления мер доверия между Кишиневом и Тирасполем».

Предположения, что оба лидера обнаружат стремления найти компромисс и взять на себя ответственность заявить о готовности к взаимным уступкам, - это лишь слабая надежда на «свет в конце приднестровского тоннеля». Если говорить о серьезных шагах навстречу друг другу, то они могли бы быть сделанными, с кишиневской стороны, от «унитарного закона» для Приднестровья, а с тираспольской, - от результатов референдума. Но Воронин не осмелится даже намекнуть на возможности пересмотреть июльский закон от 2005 года. А Смирнову вообще никто не давал права ставить под сомнения результаты приднестровского референдума. Поэтому будь их встреча в Санкт-Петербурге и в апреле или же в каких-нибудь Распупенах и в мартабре, она вряд ли ответит на главные вопросы.

НИКА-пресс