НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2021
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Президент Воронин отменил закон,а мы и не заметили...

Евразия // 16:40, 18 марта 2008 // 1880
  altЗаявления президента РМ Владимира Воронина, сделанные им для московской газеты «Коммерсант» относительно будто бы отмененных официальным Кишиневом условий приватизации приднестровских объектов, не соответствуют действительности.
Об этом в беседе с корреспондентом НИКА-пресс заявил депутат парламента РМ Александр Олейник. По его словам, сообщения Воронина о том, что соответствующий закон уже отменен, ставят главу государства в крайне неловкое положение, а весь депутатский корпус страны заставляют отвечать на вопросы: контролируют ли законодатели деятельность парламента и могут ли они гарантировать, что все принимаемые ими документы действительно применяются на практике?

Депутат напомнил, что Закон о внесении дополнений в Закон о приватизации обсуждался и был принят парламентом предыдущего созыва в конце 2004 года, и именно этот документ гласит, что «государство не гарантирует право собственности на объекты, расположенные в населенных пунктах левобережья Днестра и в г. Бендер, приватизированные без согласования с Правительством в установленном порядке». И если, сказал он, документ о молдавских условиях приднестровской приватизации кем-либо отменен или в него внесены принципиального рода изменения без соответствующих парламентских процедур, то в лучшем случае это требует служебного расследования.

В то же время Олейник отметил, что тогда он, будучи в составе депутатской группы Дмитрия Брагиша, вместе со своими соратниками выступал против внесения дополнения в Закон, фактически аннулировавшего все приватизационные процессы в Приднестровье, и значительно осложняющего и без того непростые отношения между Кишиневом и Тирасполем, однако документ был принят коммунистическим большинством. Теперь же, по словам депутата, возникает, мягко сказать, двусмысленная ситуация, когда в первую очередь приднестровцы потребуют ясности.

НИКА-пресс

Комментарий агентства

Внесение дополнения в Закон о приватизации также поручало правительству РМ «в месячный срок разработать процедуру приватизации объектов, расположенных в населенных пунктах левобережья Днестра и в г. Бендеры». Парламентские слушания тогда при участии представителей высшей исполнительной власти РМ показали, что официальный Кишинев намерен пересмотреть все приватизированное в Приднестровье без его ведома и участия. Как это осуществить и особенно как практически можно начать законную, с точки зрения Молдовы, приватизацию, а считай, реприватизацию приднестровских объектов – вот был вопрос. Ответов на него не последовало, да и не могло последовать. Все понимали: дело остановится на составлении списков объектов; но явись в Приднестровье хоть самый-самый высокий чиновник из Молдовы для реализации Закона, его погонят до самой границы и с соответствующими присказками.

Поэтому-то в ходе предварительного обсуждения дополнений из фракционных рядов ПКРМ прозвучало несмелое предложение создать межправительственную комиссию Молдовы и Приднестровья для совместной выработки намеченных планов. При этом важным местом в предложении являлись гарантии прав уже действующих в республике собственников. Однако закон был принят. Правда, с некоторыми комментариями. К примеру, депутат от ПКРМ Виктор Чобану заявил, что Закон носит исключительно политический характер и поэтому вряд ли есть смысл обсуждать его практические достоинства. Та же мысль прозвучала и из фракции ХДНП… Но если бы коммунисты, которые обладали в парламенте прошлого созыва 71 мандатом, приняли бы дополнения прямо противоположного свойства (они могли это сделать без труда и без объяснений), то сегодня, когда их лидер неустанно выступает с инициативами по сближению двух берегов, документ пришелся бы как никогда кстати. Сейчас же – дело куда сложнее. Но в любом случае, Воронину либо придется вернуться к содержанию откровенно запретительного для Тирасполя документа, либо отказаться от своих слов о том, что документ «уже отменен». И то, и другое для Воронина окажется занятием непосильным.