НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2019
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Приднестровье: Территория свободы

Евразия // 16:00, 29 января 2008 // 1810
«Здесь — Россия», — говорят в Приднестровской Республике уже 17 лет. По сути, именно этот императив во всем своем многообразии лежит в основе приднестровской независимости и помогает ей выжить — наперекор неблагоприятным обстоятельствам.

Крещенский сочельник в Тирасполе

«Так вы в Кицканский монастырь едете? На правый берег?» — лидер приднестровской партии «Прорыв» Дмитрий Соин смотрит на меня с некоторой обеспокоенностью. «Вы точно решили? Может, лучше в городе останетесь, пойдете в Рождественский собор?»

«Да не волнуйтесь, Дмитрий, — говорю я. — Это же ваша территория». —
«Да, Кицканы под контролем Приднестровья. Но знаете, село молдавское, мало ли что может случиться. В 1992 году в этом монастыре стояли их волонтеры, на колокольне был пулемет. Потом, уже в июле, по Кицканскому плацдарму ударила реактивная артиллерия российской 14-й армии. Прямо над городом летели снаряды размером с чемодан. — Соин улыбается. — Ну ладно, раз решили, что делать, я вам найду машину».


Без минных полей

Приднестровская Молдавская Республика (ПМР) отличается от трех других непризнанных государств — Абхазии, Южной Осетии и Нагорного Карабаха — уже своим названием. Как известно, до 1940 года здесь, на левом берегу Днестра, находилась Молдавская АССР в составе Советской Украины, а правобережье входило в состав Румынии. К моменту распада СССР этнические молдаване составляли около трети населения левобережья, однако многие из них поддержали отделение Приднестровья от Молдавии, в которой тогда усиливалось движение за воссоединение с Румынией.

В Приднестровье никогда не было этнических чисток, а молдавский язык до сих пор является одним из трех государственных (наряду с русским и украинским). «Ул. Восстания. Стр. Рэскоалей» — так выглядят многие таблички на домах в центре Тирасполя. В Сухуми или Цхинвали совершенно невозможно представить себе названия улиц, дублированные по-грузински. На границе между Приднестровьем и Молдавией с обеих сторон стоят посты, однако не видно ни проволочных заграждений, ни тем более минных полей. Добраться до Тирасполя через Кишинев обычному гражданину можно так же свободно, как и через Одессу.

Со своей валютой

Зато экономическая основа независимости у ПМР гораздо более мощная, чем у Абхазии или тем более Южной Осетии. В советское время левобережье Днестра было промышленным районом (в отличие от преимущественно аграрного правобережья), здесь действовали 25 предприятий союзного значения. Многие предприятия продолжают вполне успешно действовать и привлекают даже российский капитал. Наиболее известный пример — Молдавский металлургический завод (ММЗ), который специализируется на переработке лома черных металлов в металлопрокат. В 2004 году 30% акций ММЗ купили российские бизнесмены — Алишер Усманов и Василий Анисимов.

Россияне контролируют также винзавод «Букет Молдавии», Бендерский шелковый комбинат, обувную фабрику «Флоаре». Контрольный пакет акций расположенной на территории Приднестровья Молдавской ГРЭС принадлежит компании «Интер РАО ЕЭС».

Приднестровье — единственное из непризнанных государств, имеющее собственную валюту — рубль ПМР. На рублевой купюре изображен Александр Суворов, основатель Тирасполя. А на памятной монете, которую мне дарит спикер парламента ПМР Евгений Шевчук, изображен еще один герой русско-турецкой войны, граф Петр Панин. «Русское присутствие в Приднестровье насчитывает больше времени, чем независимость Соединенных Штатов», — говорит мне один из сотрудников Министерства госбезопасности ПМР.

Вскрыть в 2017 году

«Русская Вандея» — так называли Приднестровье в 90-е годы. В действительности речь шла, скорее, о советской Вандее. ПМР со своим смешанным населением (примерно треть — русские, треть — украинцы и треть — молдаване) с момента своего образования позиционировала себя как уцелевший осколок Советского Союза. Не случайно, что именно здесь нашли убежище многие бойцы знаменитого Рижского ОМОНа. Один из них, Николай Гончаренко, ныне приднестровский генерал-майор, возглавляет уголовно-исполнительную систему ПМР. Куратор этого подразделения в Латвии, в то время замначальника угрозыска Риги Владимир Антюфеев (Шевцов), ныне руководит МГБ ПМР.

Советское наследие в Тирасполе весьма бережно сохраняется. Перед зданием на улице 25 октября, где расположены канцелярия президента Игоря Смирнова и Верховный совет ПМР, стоит памятник Ленину из красного гранита. А неподалеку в стену вмонтирована доска с надписью: «Поколению тираспольчан, которое будет встречать 100-летие Великой Октябрьской социалистической революции. Послание трудящихся города, принятое на митинге 7 ноября 1967 года, посвященном 50-летию Советской власти. Вскрыть 7 ноября 2017 года».

Схеффер — спаситель независимости

Какая именно власть будет в Тирасполе в 2017 году, сказать довольно затруднительно. С момента своего провозглашения в сентябре 1990 года ПМР стремилась войти в состав Российской Федерации. Россия действительно оказала Приднестровью огромную поддержку в ходе вооруженного конфликта 1992 года: как признают участники тех событий, именно удары артиллерии 14-й армии по Кицканскому плацдарму и Гербовецкому лесу, в результате которых потери молдавских сил исчислялись сотнями, если не тысячами, решили исход войны. Наряду со знаменитым заявлением тогдашнего командарма Александра Лебедя: «Позавтракаю в Тирасполе, пообедаю в Кишиневе, поужинаю в Бухаресте!»

Однако после 1992 года Россия не пошла на превращение Приднестровья в еще одну Калининградскую область. Дело ограничилось созданием в Приднестровье (на базе инфраструктуры 14-й армии) Оперативной группы российских войск (ОГРВ). Сегодня численность российских миротворцев составляет не более 1,5 тыс., и добиться увеличения их численности президенту ПМР не удается.

Создалась парадоксальная ситуация: именно ПМР, с ее гораздо более последовательной, чем у южных осетин и тем более абхазов, пророссийской ориентацией, в 2003 году оказалась вообще на грани ликвидации как независимое образование. Знаменитый «план Козака», в рамках которого Приднестровье должно было войти в состав «ассиметричной федерации» с Молдавией, уже согласованный всеми сторонами, был отвергнут молдавским президентом Владимиром Ворониным буквально в день подписания. По словам участников переговорного процесса, тогдашний председатель ОБСЕ (в будущем генсек НАТО), Яап де Хооп Схеффер, запретил Воронину подписывать договор, в котором он узрел чрезмерные уступки приднестровской стороне.

В ожидании метрдотеля

Нынешний председатель ОБСЕ, финн Иллка Канерва, в ходе своей встречи с президентом ПМР Игорем Смирновым 17 января о прецеденте 2003 года не упоминал. Он вообще был довольно сдержанным. «ОБСЕ не будет командовать вами. Мы стремимся лишь играть роль метрдотеля, который предлагает хорошие услуги» — так он сказал Смирнову в присутствии журналистов.

В Тирасполе, впрочем, в качестве услуг метрдотеля сомневаются. Сотрудник МГБ Приднестровья, который согласился побеседовать с «Профилем» на условиях анонимности, считает, что Евросоюз вовсе не отказался от плана возвращения Приднестровья в состав Молдавии, но лишь начал действовать более гибко. «Европа, в отличие от США, у нас не воспринимается как нечто агрессивное по отношению к Приднестровью», — говорит мой собеседник. «Даже призывы вывести отсюда российские войска и трансформировать миротворческую операцию РФ в гражданскую миссию под эгидой ЕС внешне демонстрируют миролюбие европейцев. Главное — убедить приднестровцев выбрать «правильную» модель развития».

Брюссель активно лоббирует скорейшее открытие в Приднестровье Европейского офиса по информированию населения. С каждым годом растет сеть неправительственных организаций, подавляющее большинство которых получают гранты Евросоюза, Великобритании или США.
«Продвижение идей, заложенных в западных проектах, сопровождается постоянной демонстрацией экономического успеха Запада и якобы существующей возможности приобщения молодежи ПМР к благополучной и финансово привлекательной модели развития», — говорится в попавшей в распоряжение «Профиля» записке одного из аналитиков, близких к правительству ПМР. «Эта иллюзия создает подобие красочной «рекламной витрины» для приднестровской молодежи. Затем происходит обсуждение вопроса о помехах на пути к этой цели. Как правило, участников проектов подводят к выводам о том, что помехами являются власть ПМР (как проводник интересов России) и само российское присутствие».

Революционеры в люльке

«Мы обо всем этом прекрасно знаем», — говорит мне лидер «Прорыва» Дмитрий Соин. «В материальном смысле наши возможности несопоставимы. И тем не менее я верю, что не все определяется только деньгами. Мы в нашем центре показываем ребятам, тем же студентам Тираспольского университета, фильмы о войне 1992 года, о подвиге и жертвах их отцов и старших братьев. И они понимают, что здесь Россия».

«Прорыв» — весьма необычная организация, тем более для Тирасполя с его консервативно-советским стилем. Создана она была в июне 2005 года как международная молодежная корпорация. При «Прорыве» действует «Высшая школа политического лидерства имени Че Гевары», а стены офиса этой организации украшает портрет кубинского революционера — равно как и портрет Владимира Путина.

«Прорыв» в Тирасполе получил известность в первую очередь благодаря «акциям прямого действия» в стиле национал-большевиков. Самая громкая из них была проведена в сентябре 2005 года, но в городе ее вспоминают до сих пор. Активисты «Прорыва», подогнав машину с «люлькой», сорвали флаг со здания офиса ОБСЕ и водрузили на его место флаг ПМР.

Накануне визита в Тирасполь председателя ОБСЕ Иллке Канервы организация Дмитрия Соина вновь появилась у этого офиса. Группа молодых людей и девушек стояла с плакатами «Нет двойным стандартам!» и требовала освобождения из-под стражи недавно арестованного властями Молдавии гагаузского активиста Ивана Бургуджи. Акция закончилась скандированием: «России — слава! ПМР — слава! Че Геваре — слава!» Приднестровские милиционеры реагировали на появление пикетчиков довольно нервно. Ни государственное приднестровское телевидение, ни частный канал ТСВ акцию «Прорыва» не показывали.

Остров свободы

«Если вы отождествляете себя с Че Геварой, то где же Батиста? — спросил я Дмитрия Соина. — В Кишиневе?»
«Мы так не ставим вопрос, — ответил Соин. — Вы помните, революционную Кубу называли островом Свободы? Так вот, мы хотим сохранить эту территорию свободы в Приднестровье. Мы все это время пытаемся достучаться до России. «Прорыв» — это революция во имя преодоления существующего порядка вещей».


Дмитрий Старостин, Фото Натальи Львовой

Журнал "ПРОФИЛЬ"№3(559) от 28.01.2008