НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2019
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Приднестровье: О некоторых аспектах государственной независимости

Евразия // 15:59, 28 января 2008 // 1754

altИтоги встречи молдовского президента Воронина с его российским коллегой Владимиром Путиным, которая состоялась в Москве 22 января, до сих пор неизвестны широкой аудитории.



Скудная информация, которую озвучил перед зарубежными послами в Молдове глава МИДЕИ этой страны Андрей Стратан, практически ничего не добавила к тому, что было известно заранее о повестке переговоров. Между тем, громкая информационная кампания, развернутая в кишиневских СМИ накануне визита молдовского лидера в российскую столицу, показала, что Кишинев возлагал на эту встречу большие надежды.

Прежде всего, это вновь возникшие слухи о секретном молдо-российском плане по Приднестровью. Утверждалось, что Кишинев и Москва за спиной Тирасполя почти уже определили судьбу республики на Днестре, и встреча Воронина с Путиным станет решающим шагом в этом вопросе. Эта версия активно поддерживалась кишиневской прессой вплоть до 22 января. Более того, ее подпитывали высокопоставленные молдовские чиновники, периодически выступавшие с заявлениями о том, что «в умах приднестровская проблема практически решена». Одним словом, Кишинев ждал от московской встречи прорыва. Однако фактическое отсутствие информации по итогам беседы молдовского и российского лидеров заставляет серьезно усомниться в ее результативности.

Определяющим моментом в этом смысле может служить принципиальная позиция Москвы по Косово. Как известно, Россия жестко настаивает на том, что судьба этой бывшей сербской провинции должна решаться только между Белградом и Приштиной.

Аналогичная позиция в Кремле – по Приднестровью. Москва неоднократно заявляла, что необходимой основой разрешения конфликта на Днестре должна стать договоренность двух сторон – Тирасполя и Кишинева. На этом фоне разговоры о том, что российская власть готова навязать Приднестровью какой-то секретный план, разработанный без его непосредственного участия, выглядят просто абсурдом.

Политические эксперты, которые давно наблюдают за ходом урегулирования, сегодня все чаще приходят к общему выводу: для того, чтобы сдвинуть процесс с мертвой точки, прежние подходы в духе «давайте присоединим ПМР к Молдове» уже не жизнеспособны. Прежде всего потому, что такое механическое объединение не приведет к стабильности. Сейчас на различных экспертных уровнях завоевывает популярность другая идея: о том, что в регионе нужно оперировать реальными категориями. А это значит, что разговор должен идти о нормализации отношений двух самостоятельных субъектов международной политики – Молдовы и Приднестровья. И надо признать, что к этому разговору Тирасполь готовился целых 17 лет – сегодня его позиции выглядят намного сильнее и убедительней, чем в истории с тем же балканским Косово.

Самодостаточная экономика и политическая стабильность

Прежде всего, весомо выглядит сама цифра – уже 17 лет Приднестровье живет как самостоятельное государство. Сегодня это экономически самодостаточная страна. За все годы развития республики она не получила ни цента кредитов от международных финансовых структур (МВФ, ЕБРР) – в то время как экономика соседней Молдовы держится на постоянных западных вливаниях. Приднестровье вынуждено развиваться в постоянных экономических, банковских, таможенных и транспортных блокадах.

Несомненно, это довольно сильно сказывается на уровне жизни людей. Но при этом есть и обратная сторона медали. Будучи постоянно в экстремальных условиях, Тирасполь научился эффективно управлять народно-хозяйственным комплексом, консолидировав кадровый, технический, интеллектуальный потенциал вокруг главной цели – обеспечить стабильную работу предприятий и выполнение социальных программ. Республике удается даже в этих сложных условиях обеспечивать более высокий уровень жизни людей, чем в соседней Молдове.

Еще один важный показатель – устойчивая структура власти. На фоне постоянных потрясений, происходящих в соседних республиках, Тирасполю удалось сохранить социальную и политическую стабильность в обществе. Сегодня в стране действует более 10-ти политических партий. Учитывая размеры республики и количество населения, это довольно много. Они, естественно, критикуют и власть, и друг друга, и у них есть существенные различия в программах. Но все они едины в одном – видят ПМР только независимым государством.

Кроме того, Приднестровью удалось сохранить единство общества и достаточно высокую степень доверия людей к власти. Об этом говорит высокая активность приднестровского населения на выборах и референдумах.

Впрочем, на все эти факторы Тирасполь обращает внимание постоянно, и их нетрудно заметить. Но есть и еще один аргумент, о котором в самой республике как-то не принято говорить, что не снижает его значения. Приднестровье – страна-победитель в войне с соседней Молдовой. Созданной в буквальном смысле с нуля приднестровской армии удалось в 92-м остановить агрессию более оснащенных войск страны-«метрополии». Во всем мире это – серьезнейший аргумент в пользу независимости.

Заложник большой игры

Можно перечислять еще много факторов: и исторических, и правовых, и социально-культурных, которые подтверждают право приднестровского государства на международное признание. Но в Тирасполе хорошо понимают, что регион – заложник большой геополитической игры, жертва двойных стандартов. Здесь уже успели убедиться, что для Запада важно не урегулирование на Днестре, а вытеснение из региона России. Если бы сегодня в Приднестровье начали требовать вывода российских войск и миротворцев, как это делает Молдова, республику признали бы раньше Косово. Но у Тирасполя другой выбор и другой вектор – российский. Поэтому для Запада все в Приднестровье плохо – и демократии нет, и режим плохой, и контрабанда расцветает, и выборы незаконные и несвободные. Власти в Тирасполе понимают: они никогда не будут достаточно хороши для Запада, потому что исповедует иные, российские ценности.

Приднестровскому руководству сложно донести обоснование своего выбора, свою позицию до широкой общественности. Молдова, являясь членом многих международных организаций (ОБСЕ, ООН, ПАСЕ), использует свое членство для дискредитации Приднестровья, представляя с различных высоких трибун непокорную республику как некую «черную дыру» и угрозу Европе. И хотя эти мифы исчезают в ходе определенных визитов европейских представителей или мониторинга какой-либо ситуации, молдовских чиновников это не смущает.

Вот один только яркий пример. Третий год в регионе работает европейская миссия по контролю молдо-украинской и приднестровско-украинской границы. До этого многие годы официальный Кишинев кричал о контрабанде оружия, наркотиков, живого товара из Приднестровья. Президент Воронин называл даже суммы контрабанды – 2 млрд. долларов в год. Сейчас европейцы стоят на границе. Заподозрить их в симпатиях к «сепаратистам» уже никак нельзя. Но ни в одном докладе миссии ЕС эти кишиневские обвинения не подтвердились. До сих пор никто в Кишиневе за всю свою клевету так и не извинился и не понес никакой ответственности. Более того, тема «приднестровской контрабанды» остается для молдовских властей приоритетной.

Без оглядки на Косово

Как отразится грядущее признание Косово на судьбе Приднестровья? Этот вопрос неоднократно задают приднестровским властям зарубежные журналисты. Ответ Тирасполя последователен и убедителен – у республики достаточно собственных аргументов для признания. Приднестровье давно живет как самодостаточная республика, в то время в Косово Запад еще не начал формировать те государственные институты, которые здесь есть и успешно действуют. Но вместе с тем, признание независимости Косово усилит значение той нормы международного права, которая определяет право народов на самоопределение. И это должно стать правоприменительной средой ко всем самоопределившимся государствам, считают в Тирасполе.

В этом плане представителям международных организаций, любым архитекторам двойных стандартов придется признать, что ПМР создана по воле народа.

– В 1990 году ее жители провели референдум о создании своего государства.
– На референдуме была принята приднестровская Конституция.
– На референдуме население республики высказалось за сохранение российского военного присутствия.
– И в 2006 году на референдуме приднестровцы подтвердили свой курс на независимость и развитие вместе с Россией.

Но в Тирасполе, конечно, живут реалисты. Здесь понимают, что Россия будет испытывать большое давление западных стран и в первую очередь США. Ведь в случае признания Приднестровья республика остается единственным звеном, из-за которого Запад не сможет замкнуть цепь так называемой санитарной дуги вокруг России. Украина демонстрирует намерение вступить в НАТО, Румыния уже член Альянса. Нейтральный статус Молдовы не имеет стабильной основы. Остается Приднестровье. Поэтому несмотря ни на что Россия должна первой признать республику, увеличить здесь свое экономическое и военное присутствие – заявляют в Тирасполе. Здесь обращают внимание на то, что это обеспечит не только защиту российских соотечественников, но и укрепит безопасность самой России.

Тут еще важно учесть и другой момент. Признание Косово может привести к дестабилизации всей Европы. Признание же Приднестровья, напротив, позволит решить застарелый конфликт на европейских границах и в конечном итоге обеспечить стабильность в этом регионе. Таким образом, признание объективно выгодно и Европейскому Союзу, и России.

Упущенные шансы

Несмотря на все эти аргументы Тирасполя, 17 лет международное сообщество продолжает исходить в урегулировании из постулата о том, что необходимо вернуть Приднестровье в Молдову. Между тем, как отмечают в приднестровской столице, сегодня уже накопилось достаточно фактов, которые говорят о полной бесперспективности такого подхода.

За годы переговорного процесса у Молдовы было множество шансов, чтобы урегулировать отношения с Приднестровьем в рамках общего государства. Последняя такая возможность была у Кишинева в 2003 году – это Меморандум Козака. Но тогда в самый последний момент президент Воронин отказался от своей подписи под этим документом. После этого Молдова уже открыто взяла курс на подчинение Приднестровья с помощью различных мер давления. Так же открыто Кишинев стал действовать и против России, устраивая провокации в зоне ответственности российских миротворческих сил и выступая с различными антироссийскими инициативами.

Последствия таких действий больно ударили по экономике Молдовы и в результате режим Воронина оказался под угрозой смещения. Пытаясь удержаться у власти, в 2007 году молдовский президент снова стал заигрывать с Москвой. Стремясь показать свою конструктивность, Кишинев на всех уровнях начал кричать о готовности снова сесть за стол переговоров в формате «5+2», который молдовские представители покинули в 2006 году. Но когда дело дошло до организации реальной встречи в Мадриде, на которую Тирасполь согласился, Молдова вновь отказалась от диалога.

И наконец, последние маски были сброшены 30 ноября на встрече министров иностранных дел ОБСЕ в Мадриде. Итоговый документ, который подготовила для нее Молдова, вообще не предусматривает участия приднестровской стороны в урегулировании.

Как отмечают эксперты в Тирасполе, главная ошибка предыдущих президентов РМ – это настойчивое стремление решить «приднестровскую проблему» в рамках унитарной Молдовы. Действующий президент Воронин пошел еще дальше и намерен решить проблему урегулирования вообще без учета мнения приднестровского народа. Опыт прошедших лет убедительно говорит о том, что это политика, у которой нет будущего.

Под военной угрозой

Важный фактор, который неизменно влияет на развитие ситуации в регионе – это постоянное дыхание войны 92-го. Кишиневское вторжение в Приднестровье тогда удалось остановить, но угроза, считают в Тирасполе, по-прежнему существует. До сих пор не названы и не наказаны виновники молдовской агрессии, больше того – современные власти Молдовы возвели участников боевых действий с молдовской стороны в ранг героев. Им возводят памятники в РМ и призывают действующую молдовскую армию учиться их «подвигу» 92-го.

Вполне понятно поэтому, что Приднестровье стремится укрепить свои вооруженные силы. Несмотря на сложное экономическое положение, Тирасполь содержит армию, обеспечивает ее всем необходимым для поддержания высокой боеготовности. Проводятся сборы и учения с резервом, обеспечивается ежегодный призыв новобранцев. Конечно, мощным фактором стабильности являются российские миротворцы. В республике искренне признательны и благодарны России за столь эффективную и важную миссию.

В то же время события последних лет подтверждают, что руководство Молдовы готово пойти на силовое решение проблемы. Участились провокации в Зоне безопасности на Днестре. Некоторые столкновения правоохранительных органов завершались применением слезоточивого газа молдовскими полицейскими, что говорит о подготовке провокаций. Во всех случаях конфликт «тушили» российские миротворцы и объединенное военное командование миротворческих сил. Вот почему усилились требования Кишинева о выводе миротворческих сил и оперативной группы российских войск из Приднестровья.

Впрочем, в Тирасполе не исключают, что и в случае присутствия здесь миротворцев России военные действия могут быть спровоцированы. Все будет зависеть от того, насколько западным режиссерам Кишинева нужно будет скомпрометировать российских солдат и усилить давление на Москву. Ведь даже вину за войну 1992 года молдовские политики до сих пор пытаются взвалить на Россию.

Ответ на эту угрозу у Приднестровья один. Республика должна быть в военном плане готова к отражению агрессии. Российское военное присутствие в регионе должно быть гарантировано и увеличено, заявляют в Тирасполе. В регионе убеждены – Россия обязана защитить более 100 тысяч российских граждан, которые здесь живут.

Похоже, что эту обеспокоенность Приднестровья разделяют и в Москве. Как сообщил глава молдовской дипломатии Андрей Стратан, информируя зарубежных послов об итогах встречи Путина и Воронина, на саммите было подчеркнута необходимость закрепления для Молдовы статуса нейтрального государства. Очевидно, в Кремле хорошо сознают, что простая запись о нейтралитете в молдовской Конституции – это слабая и недостаточная гарантия, которая не стала препятствием для прозападного курса Кишинева и его активной интеграции в структуры Североатлантического Альянса.

ОФИЦИАЛЬНЫЙ САЙТ МИД ПМР от 25.01.2008

ИА ОСинформ