НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2019
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Сергей Ильченко: Европа в поисках независимости

Евразия // 15:50, 14 января 2008 // 1649
 Первая поездка нового председателя ОБСЕ, министра иностранных дел Финляндии Илкки Канерва запланирована в Молдову и Приднестровье. Это показательно: в ОБСЕ по-прежнему считают, что из всех конфликтов в Европе именно молдо-приднестровское противостояние ближе всего к разрешению.

Ничего нового в этом нет. Уже лет десять руководство ОБСЕ считает конфликт на Днестре хорошей возможностью проявить себя в качестве миротворцев. А ОБСЕ очень нужен успех - бесполезность этой организации, ее неспособность найти свое место в новой системе международных отношений буквально режет глаз. Но успеха нет. В Молдове и Приднестровье ОБСЕ, по сути, ничего не достигло. Поездки каждого очередного председателя раз за разом не приводят ни к чему реальному. Отчего это так?

Причина довольно проста. Несмотря на высокий уровень жизни и формальную экономическую мощь, ЕС уязвим и политически слаб. "Тихая сверхдержава" пока не стала общностью, способной проводить единую и твердую политику. Изнутри Евросоюз раздираем внутренними противоречиями, а во внешних отношениях крайне зависим и от курса американского доллара, и от цены на российский газ. Как следствие, ЕС, по большому счету, сам по себе является сегодня спорной территорией, где соперничают в борьбе за влияние США, Россия и Китай. Все это загоняет европейских политиков в весьма узкий коридор возможных решений и стратегий.

Самым безопасным в такой ситуации становится формальный подход, дающий возможность уклониться от собственного решения. И если американцы, чувствуя свою
силу, легко переступают через любые международные нормы когда им это выгодно, то европейские организации, напротив, стараются действовать строго в формальных рамках. Но современное международное законодательство, основы которого были заложены еще на Тегеранской конференции, безнадежно устарело. Это несоответствие формальных законов и реальной жизни и сводит на нет все усилия структур ЕС. Такая ситуация невыгодна прежде всего самому Евросоюзу, поскольку снижает его влиятельность и авторитет, и, по сути, лишает собственной роли в международной политике.

До самого последнего времени дела обстояли так: в ситуации, когда США было выгодно формальное соблюдение существующих международных норм, ЕС придерживался их. А в ситуации, когда США переступали через эти нормы, лидеры ЕС смирялись с неизбежным. Все прочее - ангажированная позиция ОБСЕ, постоянное заигрывание с Кишиневом и отрицание всего позитивного в Тирасполе, ставка на провальные проекты с искусственными НПО и полное нежелание искать пути легитимизации существующих де-факто институтов власти и гражданского общества Приднестровья было прямым следствием подобной практики.

Ситуация стала меняться по мере того, как Россия укрепляла свои позиции на европейском нефтегазовом рынке. Сегодня ее влияние на ЕС, хотя и уступает американскому, но уже сравнимо с ним. В ближайшей перспективе, в связи с переводом нефтегазовых расчетов в рубли и привлечением западноевропейских инвесторов в развитие нефтегазодобычи, это влияние будет возрастать.

Усиление России выводит ЕС из зоны однополярной зависимости от США и открывает перед европейскими организациями возможность лавирования между двумя силами с целью защиты своих собственных интересов. Это и позволяет связывать с грядущим визитом Канерва некоторые надежды. В изменившейся ситуации ЕС уже нет никакого расчета непременно принимать сторону Молдовы.

Европейские организации, и, в частности, ОБСЕ, будут просчитывать плюсы и минусы. А просчитывая их, легко видеть, к примеру, что все молдавские проекты урегулирования несамостоятельны. Все они рассчитаны на стороннее насилие по отношению к Приднестровью - но ОБСЕ нет сегодня нужды вносить в ситуацию дополнительное насилие в ситуацию, усугубляя при этом приднестровский конфликт. Нет у нее и выгоды конфликтовать с Россией из-за Приднестровья.

Наконец, есть еще и события вокруг Косова. Большинство членов ЕС далеко не в восторге от перспектив косовской независимости. Но отделение Косова находится под жестким контролем США, и ЕС, понимая безнадежность борьбы, предпочел присоединится к победителю. Вместе с тем, в новых условиях отпадает еще один аргумент в пользу поддержки целостности Молдовы. Чтобы там ни говорили сегодня, а Косово неизбежно создаст прецедент. Все это понимают, и ЕС обеспокоено вовсе не созданием прецедента как такового - в Брюсселе боятся лишь создания такого прецедента, на который можно было бы ссылаться через его голову. Исходя из этих соображений, руководству ОБСЕ выгоднее занять нейтральную позицию: с одной стороны - уступив России ведущую роль в урегулировании, с другой – подготовив возможности для быстрого вмешательства в случае наметившегося успеха. С очевидной целью: присоединится к победителям, и получить хотя бы толику лавров за успешное миротворчество.

К этому в последние год-полтора дело, собственно говоря, и идет. Большего, чем доброжелательный нейтралитет Приднестровью, от ОБСЕ, по сути, пока и не требуется. Нейтралитет в данном случае означает карт-бланш России на любые действия, направленные на разрешение конфликта. Конечно, усиление России в регионе, вызовет недовольство США. Но для ЕС такое усиление скорее выгодно, поскольку гарантирует большую стабильность на его границах, как политическую, так и экономическую.

С практической точки зрения, доброжелательный нейтралитет ОБСЕ означает, по меньшей мере, готовность разговаривать и сотрудничать не только с кишиневскими, но и с тираспольскими организациями - не с мифическими «приднестровскими организациями», выдуманными и зарегистрированными в Кишиневе, а с реальными. Некоторая, притом, немалая надежда на такой поворот событий есть. Будет ли она реализована? Это зависит от того, достаточно ли независим сегодня от воли Вашингтона Европейский Союз, чтобы проводить собственную политику.

В любом случае, степень контроля США над ЕС неуклонно снижается. Время, таким образом, работает на нас. А обретение Европой реальной независимости станет важным шагом шаг к признанию Приднестровья.

Сергей Ильченко