НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2020
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Чешется, где не выросло

Евразия // 18:40, 29 апреля 2008 // 2273
 "Перспектива молдо-румынских отношений зависит от подписания Базового политического договора, а также документа о делимитации государственной границы, - заявил премьер-министр Молдовы Василе Тарлев в новогоднем интервью агентству "Новости-Молдова".

То обстоятельство, что эти договоры не подписаны до сих пор, говорит о том, что Румыния не признает Молдову в качестве суверенной страны.

Интересное заявление. Чтобы понять, насколько оно интересно, представим себе ситуацию, когда какая-нибудь карликовая южноамериканская республика не подписывает договор о делимитации границ с США. Или кто-то из соседей Китая - с Китаем. Интересно, стал бы премьер министр одной из этих стран говорить о том, что какое-то государство N "не признает суверенитета" его страны?

Очевидно, не стал бы. По очевидной же причине - из-за явной абсурдности такого заявления. Потому что стране - если, конечно, она страна - не холодно и не жарко оттого, что кто-то там "не признает ее суверенитет" - это раз. Кроме того, неурегулированность
пограничных вопросов и "непризнание" - совершенно разные вещи, это два.

Тем не менее, заявление Тарлева вовсе не лишено смысла - хотя и совсем не того, на который рассчитывал молдавский премьер. Тарлевские охи демонстрируют очень четкую границу между государством и не-государством. Государство, среди прочих признаков, в обязательном порядке пользуется некоторым доверием своих граждан. По крайней мере, они не сомневаются в его существовании и не нуждаются в стороннем подтверждении этого факта. А обитатели не-государства "Республика Молдова", ничейной территории, по чистой случайности получившей формальные атрибуты международного признания, отлично знают, что их «страна» никакое не государство. По очевидной причине: она не способна выполнять основные государственные функции. И руководство Молдовы тоже прекрасно это знает. Потому так нервно и реагируют в Кишиневе на малейшие сомнения в государственности Молдовы. То, что начиналось как мыльный пузырь и превратилось в фурункул на теле Европы вот-вот лопнет. Кстати, всем жителям Молдовы за исключением разве что функционеров нынешнего режима и их ближайшей обслуги от этого только полегчает.

«Проблема отношений между Молдовой и Румынией является не столько двусторонней проблемой двух стран, сколько проблемой, которая касается отношений Румынии с Европейским союзом», - заявил напоследок Тарлев, сообщив также, что «дело о молдо-румынских отношениях находится в процессе изучения в ЕС». Откровенно говоря, это смотрелось уже просто смешно. По-видимому, мания величия, которой страдает Владимир Воронин, имеет вирусное происхождение и по этой причине заразна. Похоже, в Кишиневе всерьез надеются на то, что ЕС выступит на их стороне!

Между тем, ЕС занимает сдержанную и прагматичную позицию. В принципе, устранение Молдовы с политической карты – в интересах Евросоюза. Уверен, что этот вариант всерьез изучается сегодня европейскими экспертами, и что как только станет ясно, что распад Молдовы пройдет безболезненно и приведет к стабилизации ситуации в этой части Европы, дни кишиневского «суверенитета» будут сочтены. И никакие «отношения Молдовы и ЕС» Молдову при этом не спасут - не те это отношения! Ближайшая их аналогия - отношения между бомжом, ночующим в подъезде, и жителями дома. Жители могут подкармливать бомжа, могут давать ему старое тряпье. Они могут даже терпеть его ночевки - и все же им комфортнее, если бомжа в подъезде нет.

Что касается формальной стороны дела, то в случае провозглашения независимости Косово, возникший прецедент может быть легко использован для присоединения правобережной Бесарабии к Румынии. По-видимому, так оно и случится. А это значит, что кишиневской независимости осталось еще года на два, на три – максимум. Вот и чешется беспрестанно у Тарлева с Ворониным то место, где должна была вырасти, но так и не выросла молдавская государственность и независимость.

Сергей Ильченко