НОВОСТНОЙ ПОРТАЛ СНГ
События в политике, обществе, спорте. Сводка происшествий. Интервью
 
2022
iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Евросоюз двинулся на Восток

Евразия // 13:47, 27 мая 2008 // 2468

В понедельник в Брюсселе прошла встреча министров иностранных дел Евросоюза, по итогам которой был утвержден мандат на переговоры с Россией о заключении нового соглашения о партнерстве и сотрудничестве. Об этом сообщила пресс-секретарь верховного представителя по внешней политике и безопасности ЕС Хавьера Соланы Кристина Галлах.


Этим решением была подведена черта под длившимся почти два года спором между ЕС и Россией. В 2006 году Москва выступила с предложением обновить соглашение о сотрудничестве с Евросоюзом. Однако тогда против этого выступила Варшава, которая была недовольна эмбарго на ввоз в Россию мясной продукции из этой страны. Спор между двумя странами продолжался вплоть до победы на парламентских выборах в Польше партии Дональда Туска, после чего ситуацию удалось урегулировать.


До последнего времени против переговоров выступала и Литва, выдвигавшая требования о предоставлении гарантий поставок в свою страну российской нефти  и изменении позиции Москвы в отношении Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья. Однако и с Вильнюсом  удалось договориться.
23 мая с.г. комиссар по внешней политике ЕС Бенита Ферреро-Вальднер заявила, что ЕС рассчитывает начать переговоры с Россией по новому партнерскому соглашению на саммите ЕС в июне. С аналогичным заявлением выступил и министр иностранных дел Словении Димитрий Рупел.
Предполагается, что новое соглашение между Москвой и Брюсселем станет более объемным и затронет самый широкий круг вопросов. При этом, как считают эксперты, переговоры будут не менее простыми, чем их подготовка, и займут год-полтора. Основная проблема – энергетический вопрос, который так волнует европейцев, рассчитывающих на значительное смягчение позиции России в ценовой политике.


Также на заседании глав МИД стран – членов ЕС в Брюсселе была обнародована инициатива Швеции и Польши о новом «Восточном партнерстве», в рамках которого предполагается углублять сотрудничество Евросоюза с пятью постсоветскими странами - Арменией, Азербайджаном, Грузией, Молдавией и Украиной. По мнению авторов инициативы, «Восточное партнерство» должно стать ответом Евросоюза на недавнюю инициативу президента Франции Николя Саркози по созданию Средиземноморского союза со странами Северной Африки и Ближнего Востока. Планируется, что в «Восточное партнерство» войдут 27 государств ЕС и пять вышеперечисленных стран. В рамках этой организации будут проходить переговоры об отмене виз, введении зон свободной торговли и заключении стратегических соглашений. При этом Беларусь сможет присоединиться к новой инициативе исключительно на уровне экспертов, а Россию пригласят к сотрудничеству в пределах местных инициатив, например, решения проблем Калининграда. Как разъяснила суть инициативы пресс-секретарь министра иностранных дел Швеции Карла Бильдта Ирена Бусич: «Швеция и Польша предлагают ЕС проводить более сильную политику в отношении восточных соседей – Армении, Азербайджана, Белоруссии, Молдавии, Грузии и Украины. Полное участие Белоруссии возможно лишь, когда появятся соответствующие условия».


По словам Бусич, создание «Восточного партнерства» позволит углубить двустороннее сотрудничество между ЕС и указанными странами в таких областях, как миграция и свободная торговля, а также будет содействовать проведению внутренних реформ в данных государствах. Предполагается, что в случае «устойчивых усилий стран в деле реформирования» ЕС должен будет предложить им «более глубокую интеграцию».


По данным «Немецкой волны», в отличие от «Средиземноморского союза», «Восточное партнерство» не будет иметь собственного секретариата, но будет координироваться Еврокомиссией и финансироваться из бюджета Политики соседства. Франция, которая на протяжении следующего полугодия будет председательствовать в ЕС, идею Польши поддерживает. Германия, Великобритания и Нидерланды проявили к ней заинтересованность, а Италию и Испанию ещё придётся убеждать. При этом, как заявила еврокомиссар Доната Хюбнер, общая политика на восточном направлении будет строиться в интересах всех государств ЕС, а не только тех, которые расположены на границе.


Ранее польская Gazeta Wyborcza сообщила, что с инициативой создания «Восточного партнерства», направленного на углубление сотрудничества между Евросоюзом и его восточными соседями премьер-министр Польши Дональд Туск выступит на саммите ЕС в Брюсселе в июне.
По данным «Internatonal Herald Tribune», призыв Польши и Швеции сконцентрироваться на восточных соседях, прежде всего, Украине, вызван опасениями, что проевропейски настроенным группам в Киеве необходимо больше поддержки из Брюсселя, если ЕС хочет, чтобы Украина двигалась скорее в направлении Европы, чем Москвы. Помимо Украины, предлагается усилить связи с Молдавией, Грузией, Арменией и Азербайджаном. Учитывая экономическое положение Украины и Молдавии, им первым будет предложено такое партнерство, сообщила газета, ссылаясь на анонимные дипломатические источники в Евросоюзе.


А между тем, раньше, чем Польша и Швеция, установить привилегированные отношения с ЕС (наподобие тех, которые имеет Евросоюз с Турцией) Украине, Молдове, Азербайджану, Грузии и Армении предложила Германия. 22 апреля с.г. вице-председатель баварского Христианско-социального союза и представитель Европарламента Инго Фридрих высказался за «третий путь» для стран, которые не являются членами Евросоюза. Он заявил, что подобно Средиземноморскому союзу может быть создан Восточноевропейский союз, в который могли бы войти Украина, Молдова и страны Южного Кавказа. ЕС в данный момент исчерпал свои возможности относительно расширения, но было бы нечестно оставлять европейские страны без перспективы, заявил тогда Фридрих. По его убеждению, Восточноевропейский союз мог бы стать временным решением для стран, которые постепенно будут приближаться к ЕС.
Кроме того, в отношении восточных соседей Евросоюза, охваченных Европейской политикой соседства, которая не предусматривает приема в члены этой региональной организации, разработчики доклада во главе с немцем Элмаром Броком - бывшим главой комитета Европарламента по международным делам – предлагают промежуточную (между полноправным членством и углубленным партнерством) форму отношений под условным названием «Европейское Сообщество». Под эту «формулу», в частности, подпадают Украина, Молдова и страны Южного Кавказа, рассчитывающие на вступление в ЕС.


Еще раньше, в марте, о намерении создать Средиземноморский союз объявил президент Франции Николя Саркози. В его состав войдут, кроме стран ЕС, также ряд стран Средиземноморского региона, среди которых – Турция, Ливия, Ливан и Израиль. В рамках этой организации планируется проводить регулярные конференции на темы энергетики, миграции, терроризма и торговли. Официально о создании Средиземноморского союза может быть объявлено в июле…




Первой на предложенную инициативу ответила Украина. Она приветствовала усилия, направленные на поиск новых рамок отношений между Европейским Союзом и другими европейскими странами, которые отвечали бы реальному уровню их взаимоотношений, а также учитывали бы стратегическое виденье этими государствами конечной цели интеграции с ЕС. Об этом сообщил в понедельник МИД Украины. Ведомство считает, что успех этих усилий будет зависеть от способности ЕС поддерживать регулярный и тесный диалог со странами-партнерами, в т.ч. Украиной, в ходе развития концепции в соответствии с принципом общей собственности. «Считаем, что инициатива так называемого «Восточного партнерства» должна предусматривать предоставление четкой перспективы членства в ЕС европейским соседям ЕС, которые конкретными действиями и реальными достижениями доводят серьезность своих евроинтеграционных амбиций. Инициативы, которые обсуждаются внутри ЕС, должны предусматривать дополнительные мероприятия и адекватные инструменты, которые бы существенно усиливали существующие двусторонние», - говорится в сообщении МИД Украины.


Однако, народный депутат от фракции «Наша Украина – Народная Самооборона», председатель парламентского комитета по вопросам европейской интеграции, бывший глава украинского МИД Борис Тарасюк считает, что пока не будет понятно, какую «добавленную стоимость» будет иметь создание организации «Восточное партнерство» по сравнению с Европейской политикой соседства или с Планом действий Украина-Европейский Союз, делать какие-то выводы преждевременно.


«В целом можно приветствовать стремление двух дружественных стран Европейского Союза - Польши и Швеции - в их желании найти специфические формы сотрудничества Украины и Европейского Союза. Но без ответа на вопрос, какую это будет иметь «добавленную стоимость» - трудно сделать какие-то выводы», - сказал он.  По словам Тарасюка, если цель Украины в заключении соглашения об ассоциации с ЕС с перспективой членства и получения безвизового режима в среднесрочной перспективе, то «можно смотреть на любую новую инициативу с учетом этих наших видений». Если нет ответа на эти вопросы, то возникает сомнение относительно целесообразности новой концепции, считает Тарасюк.


Депутат подчеркнул, что при создании «Восточного партнерства» «речь не идет об институтах, которые создают видимость членства». «Это просто свободный клуб европейских государств», - добавил он.


Сомнения украинской стороны постарался развеять речник постоянного представительства Польши при Евросоюзе Каспер Хмелевский. Он объяснил, что эта идея возникла в результате анализа восточного направления сотрудничества и привел пример: если между Евросоюзом и Украиной или Молдовой партнерские отношения более или менее организованы, то в рамках ЕПС между Украиной и Молдовой нет никаких проектов.  Следовательно, «Восточное партнерство» – это новое измерение регионального сотрудничества, которое предусматривает улучшение связей между самими соседями, а именно Украиной, Молдовой, Азербайджаном, Грузией и Арменией.


«До сих пор в рамках Европейской политики соседства между этими странами не было возможности реализовать ни одного проекта. Значит, мы будем предлагать им новые возможности, которые открывает перед ними эта политика. Поэтому это не будет чем-то наподобие «Средиземноморского Союза», предложенного Францией. Ибо наши южные соседи уже нашли возможности работать вместе. Этого не скажешь о восточных партнерах», - заявил Хмелевский.


Речник польского представительства отметил, что идея не будет выходить за рамки ЕПС и не будет влиять на перспективы Украины относительно вступления в Евросоюз. Однако Хмелевский убежден, что это позволит украинским партнерам улучшить свои позиции в переделах политики ЕС относительно соседей. А также «Восточное партнерство» должно стать переходным этапом к созданию динамического и стабильного региона на востоке Европы.


«Украина будет иметь возможность делиться своим опытом с другими и, в итоге, укрепить свои позиции в ЕПС. И это касается всех восточных партнеров, ибо мы стремимся создать там стабильный регион, который разделяет европейские ценности, регион, который имеет общий и динамический рынок», - подытожил Хмелевский.


А между тем, ничего не знают об инициативе двух стран ЕС, которая затрагивает Азербайджан, в МИД этой страны. Накануне заседания в Брюсселе в МИД Азербайджана сообщили, что какого-либо обращения к ним со стороны Варшавы или Стокгольма не поступало. Вместе с тем глава пресс-службы МИД Хазар Ибрагим отметил, что Азербайджан заинтересован в отношениях с Европейским союзом, а поэтому  готов изучать все инициативы, предлагаемые в рамках ЕС.


В свою очередь, соучредитель Азербайджанского национального общественного комитета за европейскую интеграцию (АНОКЕИ), политолог Ильгар Мамедов напомнил, что все названные пять стран и раньше по-особому рассматривались в рамках европейской политики соседства. В частности, во всех документах указывалось, что ЕС принимает во внимание европейские устремления этих стран. Таким образом, они уже находятся в особом положении.
«Возможно, предложение Варшавы и Стокгольма - одна из инициатив, которая будет усиливать положение наших стран в вопросах сотрудничества с Евросоюзом, ставить нас в привилегированное положение», - отметил политолог. Он считает, что это не последняя инициатива такого характера.
В то же время, у Мамедова некоторое опасение вызывает политика двух членов этой пятерки - Армении и Азербайджана. «В дальнейшем Баку и Ереван могут быть исключены из такого близкого, привилегированного сотрудничества, и дело в итоге может ограничиться Украиной, Грузией и Молдовой, что вызывает обеспокоенность»,- предупредил член АНОКЕИ.


Что касается реакции остальных членов ЕС на инициативу Польши и Швеции, то Мамедов полагает, что если не будет идти речь даже о призрачном членстве в ЕС этих пяти стран, то остальные государства Европейского союза могут одобрить последнюю инициативу. «Если же кто-то попытается расставлять акценты в вопросе членства, то это станет проблемой»,- подчеркнул азербайджанский политолог.


Ирина Кобринская, ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН РФ, считает, что идея «Восточного партнерства» вполне  укладывается в Политику соседства (ее еще называют Политикой добрососедства или просто «Новые соседи»), которую Евросоюз принял в 2003 году. Комментируя новую европейскую инициативу, она заявила: «Ее предназначение – координация действий в отношении государств, расположенных к востоку от нынешних границ ЕС.  Евросоюз исходит из того, что когда-нибудь эти страны станут его членами, но произойдет это не скоро. Пока же ЕС хочет, чтобы на его границах были демократии, рыночные экономики, правовые государства, что позволит Европе чувствовать себя комфортно. Это тем более важно, что с  расширением Евросоюза движение рабочей силы – из Украины в Польшу, а из Польши дальше - становится все интенсивнее».


«В очень грубом приближении Политику соседства ЕС можно сравнить с программой НАТО «Партнерство ради мира» - и та, и другая позволяют этим международным организациям сотрудничать со странами, которые не являются их членами, не ускоряя при этом процесс их приема в свои ряды, - продолжает эксперт. - Однако все очевиднее, что Политика соседства если не переживает кризис, то испытывает большие проблемы. Прежде всего, потому, что у ЕС нет четкой стратегии в отношении новых соседей. Равно как и у России нет четкой стратегии в отношении ее партнеров по СНГ.
В этой ситуации проект «Восточного партнерства» представляет собой попытку развить и конкретизировать Политику соседства».



«Что можно прогнозировать, исходя из той скудной информации, которой мы на сегодняшний день располагаем? Судя по тому, что проект не предусматривает специального финансирования, а будет финансироваться из Политики соседства, «Восточное партнерство», в отличие от созданного недавно Средиземноморского союза, не станет для ЕС приоритетом», - полагает Ирина Кобринская. Скорее всего, по ее мнению, проект будет носить свободный, рамочный характер, что подтверждает и перечень тем, которые предлагаются  в повестку дня новой организации.


Совершенно очевидно также, что «Восточное партнерство» будет отличаться от ГУАМ или того энергетического клуба, который встречался на прошлой неделе в Киеве, продолжает эксперт. «Потому что помимо Украины, Молдовы, Грузии и Азербайджана в состав его участников входит Армения, у которой совсем другие отношения с Россией.   Ни на какую инициативу, подобную ГУАМ, она не пойдет. И хотя в числе вопросов, которые будут решаться в рамках «Восточного партнерства», названо энергообеспечение, вряд ли эта организация будет создаваться как альтернатива в энергетической сфере. Да и Швеция не станет поддерживать изолирующие Россию планы» - подчеркивает Ирина Кобринская.


Тем не менее, по ее мнению, позитивной реакции на происходящее от России ждать не стоит. Москва вообще не любит никакие объединения бывших советских республик, особенно если их поддерживаются Евросоюз или  НАТО. К тому же, Россия хотела бы сама лидировать на постсоветском пространстве.


Скорее всего, Москва будет придерживаться нейтральной позиции, поскольку пока ничто не свидетельствует об антироссийской направленности этой инициативы. А дальше все будет зависеть от того,  какую роль станет играть в «Восточном партнерстве» энергетика. Если на первый план опять выйдут трубы, России это, безусловно, не понравится, заключает ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН.


Предположения эксперта поспешил подтвердить заместитель председателя Государственной Думы Александр Бабаков, который курирует межпарламентские связи с Польшей. «Безусловно, «Восточное партнерство» - чисто польская идея и соавторство шведской стороны является некой формальностью и прикрытием. Амбиции Польши в направлении Восточной Европы не новшество. За последние годы следы Варшавы часто были заметны на постсоветском пространстве, и особенно на Украине,  – заявил депутат. - То, что страна руководствуется национальными интересами во внешней политике, это абсолютно нормальное положение дел. Но хотелось бы посоветовать т.н. «польским ястребам» учитывать тот факт, что в восточноевропейском регионе  и, конечно же, на пространстве СНГ не стоит игнорировать законные, в полнее обоснованные, уже традиционные российские интересы».


«Для сохранения партнерского настроя, который был заложен во время визита премьера Польши в нашу столицу в начале этого года, лучше было бы, если такие новые инициативы зарождались если не в партнерстве с Россией, то хотя бы при условиях предварительных консультаций с Москвой» - заявил вице-спикер Госдумы РФ.


А между тем молдавский политолог Виталий Андриевский выразил уверенность, что инициативу Польши о создании «Восточного партнерства» не следует рассматривать как антироссийскую акцию. «Не думаю, что сама Польша, а также те страны «старой Европы», которые поддержали идею о создании «Восточного партнерства», действительно стремятся создать санитарный антироссийский коридор, - считает Андриевский. - Идея Польши о создании «Восточного партнерства» - это, прежде всего, стремление к тому, чтобы стать региональным лидером в Восточной Европе. И надо признать, что у Польши есть определенные шансы для того, чтобы увеличить свое влияние в этом регионе. Однако польское руководство должно понимать, что многое будет зависеть от того, на каких принципах Польша будет развивать свои отношения со странами, которые по её мнению, должны войти в этот союз. Если ставка будет сделана на то, чтобы поссорить эти страны с Россией, то этот проект будет обречен на провал. Такой подход - это рецидив холодной войны. Уверен, что это не нужно Польше. Если же курс будет взят на то, чтобы оказывать содействие другим странам в развитии демократических ценностей и рыночных реформ, то возможен успех этого проекта».


Сандра Диас Фернандес, эксперт по России и странам СНГ в Центре исследований европейской политики, полагает, что появление «Восточного партнерства» указывает на неэффективность Европейской политики соседства. Эксперт предположила, что, поскольку инициатива исходила от Польши, она может внести напряженность в отношения РФ–ЕС. По ее мнению, прежде всего Евросоюзу необходимо выстроить стабильные отношения с Россией, и лишь после этого можно будет говорить о хороших отношениях с восточными соседями. «Внутри Евросоюза сейчас высказывается слишком много мнений относительно того, что представляет собой Россия, и как она будет развиваться. Положительное развитие отношений ЕС и России возможно только при наличии общих интересов. В торговле и экономике они есть, и в этой сфере есть прогресс. Но в области политики и безопасности общности интересов недостает», – разъяснила ситуацию Сандра Диас Фернандес. Кроме того, Евросоюзу мешает отсутствие единой внешней политики в отношении России, и в этом слабость его позиции на предстоящих переговорах по новому базовому соглашению с РФ, полагает она.


«Если программа Восточного партнёрства будет реализована, то это станет ещё одним шагом на пути укрепления позиций Польши на постсоветском пространстве, - заявил со своей стороны сотрудник Института славяноведения РАН Олег Неменский, комментируя инициативу о создании программы «Восточного партнёрства». По словам эксперта, это уже третья крупная европейская инициатива Варшавы. «Казимир Марцинкевич в бытность свою премьером под впечатлением от переговоров Германии и России о строительстве Северо-Европейского газопровода, который он сравнивал с пактом Молотова-Риббентропа, выступал с идеей создания «Энергетического пакта» для гарантированного использования европейскими странами ресурсов стран, не входящих в ЕС. Премьер Ярослав Качинский пытался повысить роль Польши в ЕС, предлагая изменить систему голосования в Совете Евросоюза. Обе эти инициативы в целом провалились, однако Польша всё же смогла добиться определённых (и немалых) уступок «большой пятёрки» стран ЕС по системе голосования, а тема энергетической безопасности, мало актуальная для старых членов Евросоюза, стала одной из ведущих в европейской политике» - напомнил эксперт.


«Новая инициатива Польши, выдвинутая премьером Дональдом Туском и министром иностранных дел Радославом Сикорским, не столь амбициозна, как прежние, а потому и шансов на успех имеет значительно больше, - продолжил Неменский. - Одновременно она - важный шаг в деле достижения приоритетной политической цели Польши, декларируемой уже многие годы: стать «главным специалистом ЕС по Востоку», формировать всю политику Евросоюза относительно стран постсоветского пространства».


По мнению эксперта, речь идёт, по сути, о перераспределении средств, выделяемых в бюджет Европейской политики соседства, проводимой ЕС ещё с 2004 года. «Целью этой программы является укрепление стабильности и экономических связей в приграничных с Союзом странах, однако при этом сложилась некоторая диспропорция: 70% средств, выделяемых на неё, поступает «на юг», то есть на финансирование различных проектов в Средиземноморском регионе. Варшава предлагает более равномерное распределение средств, указывая на значимость работы с постсоветскими республиками бывшего СССР (кроме России и Средней Азии). Собственно той политики, которую она сама уже проводит, предполагая в будущем стать лидером околоевропейской группы стран, «ушедших из-под России». То есть, в сущности, Варшава хочет получить доступ к дополнительным и довольно большим средствам Евросоюза с целью использования их для своей восточной политики, или, как выражаются в Польше, «чтобы больше помогать странам Востока», - утверждает Неменский.


Обратив внимание на то, что уже сейчас Польше удалось заручиться активной поддержкой Швеции и благосклонным отношением целого ряда стран региона, эксперт отметил, что главным препятствием здесь может быть Франция, которая при нынешнем президенте стала особенно активно продвигать свои проекты средиземноморского сотрудничества. «Однако и здесь Варшава, судя по всему, смогла договориться. Николя Саркози выступает с проектом «Средиземноморского союза», который должен быть одобрен всеми странами-членами ЕС. Польша ставит свой голос в зависимость от поддержки Францией проекта Восточного партнёрства, и на такую «сделку» Саркози, кажется, готов пойти. Напомню, 1 июля Франция станет страной - председателем Евросоюза и именно её согласие здесь играет принципиальную роль. С другой стороны, у Польши может оказаться немало проблем с Италией и Испанией», - продолжил Неменский.


«Есть и проблемы с самим «Востоком», и в первую очередь с Украиной. Дело в том, что Европейская политика соседства не предполагает перспективы членства в ЕС, а, соответственно, и возможности участия в выработке союзной политики. Фактически, с помощью этой политики ЕС стремится притормозить собственное расширение. Украина изначально подключилась к ней неохотно, а теперь заявляет, что вообще не заинтересована в новых проектах, проводимых в её рамках, а всю программу считает неэффективной. Впрочем, думается всё же, что Варшава сумеет убедить Киев поддержать свою идею, но это разногласие очень ясно показывает, что главным заинтересованным в «оказании помощи Востоку» является сама Польша», - отметил эксперт.


В то же время Неменский напомнил, что в сентябре должен состояться саммит Украина-ЕС, на котором Саркози намеревается предложить Украине более высокий статус отношений с закреплением его в новом Соглашении о партнёрстве и сотрудничестве. «Поэтому сейчас Киеву важно, чтобы программа «Восточного партнёрства» не поставила ему те рамки, которые могут быть использованы как ограничители при разработке нового Большого соглашения с ЕС», - подчеркнул эксперт.



«России в проекте Восточного партнёрства предлагается участие на уровне местных инициатив, связанных в первую очередь с Калининградской областью. Но, напомню, что Россия не входит в Европейскую политику соседства - она отказалась от этой программы в связи с тем, что подобная формула отношений не соответствует уровню и объёму отношений РФ-ЕС. Однако в данном случае это может быть очень выгодно использовано Польшей, так Москва автоматически исключается из Восточного партнёрства», - продолжил Неменский.


«Если Польше удастся уговорить ЕС на финансирование своей новой программы, это будет ещё одним фактором усиления присутствия Варшавы на постсоветском пространстве. И в первую очередь это касается её инициатив на энергетическом рынке. Только что, 22-23 мая, в Киеве прошёл саммит по вопросам энергобезопасности, основным содержанием которого было продвижение проектов «Евро-Азиатского нефтетранспортного коридора» и «Каспийско-Черноморско-Балтийского энерготранзитного пространства», то есть прокачки энергоносителей в обход России. Одновременно Польша проталкивает идею создания новой должности в рамках Евросоюза - министра иностранных дел ЕС по вопросам энергетической безопасности. На эту должность она предлагает избрать экс-премьера Польши Ежи Бузека. Если хотя бы одна из польских инициатив - Восточное партнёрство и должность нового министра - будет одобрена ЕС, то к следующему, уже четвёртому, саммиту по энергобезопасности, который должен пройти в ноябре, Польша будет располагать уже гораздо большими возможностями и средствами, нежели сейчас», - подвёл итог Олег Неменский.


iamik.ru