/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции
Евгений Шевчук не исключает кровопролития в зоне молдо-приднестровского конфликта

Евгений Шевчук не исключает кровопролития в зоне молдо-приднестровского конфликта

В мире
//
01:40, 27 ноября 2013
//
1529
ИА "ТИРАС" публикует печатную версию интервью государственному телеканалу ПМР президента непризнанной республики Евгения Шевчука, в котором тот раскрывает важные внешне- и внутриполитические аспекты приднестровских перспектив.
 

 

Илья Доронов: Евгений Васильевич, сейчас мы находимся в Бендерской крепости. Место известное тем, что много лет за него велась борьба. Вам не кажется, что сейчас Приднестровье стало некой крепостью, которая вынуждена держать оборону?


Евгений Шевчук: Я не хотел бы проводить такие аналогии с крепостью. Просто в данный момент времени внешнеполитические события предопределяют новые условия существования Приднестровья. И эти условия более сложные, в первую очередь, в экономическом плане. На наш взгляд, новыми условиями, соглашениями с Европейским союзом Приднестровье пытаются склонить к принятию невыгодных для нас политических решений. Более того, молдавское руководство в открытую высказывает свою позицию о том, что оно будет пытаться использовать это Соглашение, чтобы надавить на Приднестровье. Некоторые «горячие головы» в Кишиневе мечтают о том, что они совместно с Киевом объединят усилия и решат не урегулированность  посредством экономического давления.


Илья Доронов: Тем не менее, всем понятно, что  ситуация обостряется все больше и больше. Как это проявляется? Вам, может, не очень нравится, но выражусь военным языком. Что это? Постепенная, тихая осада или начался уже явный штурм?

 

Евгений Шевчук: У Вас какая-то военная фразеология.

 

Илья Доронов: Но мы же находимся в крепости.


Евгений Шевчук: Хотел бы все-таки подчеркнуть, что есть конкретные шаги, в частности, предпринимаемые молдавской стороной, которые говорят о том, что конфронтационность усиливается. В переговорном процессе есть целый перечень, в первую очередь, исторических документов, которые определяют, что одна из сторон не может предпринимать односторонние действия, направленные на изменение ситуации в зоне соприкосновения, в частности в Зоне безопасности, не может принимать международные обязательства без учета того, что здесь – неурегулированный конфликт. Однако Молдовой при принятии решений эти базисные элементы переговорного процесса не учитываются. К примеру, сейчас мы видим, что по просьбе или по рекомендации Европейского союза фактически идет обустройство молдо-приднестровской границы. Мы не возражаем, чтобы ее строили: она фактически есть. Но при этом отмечаем, что в Зоне безопасности – там, где проводится  миротворческая операция с участием трех сторон, Молдова действует в  одностороннем порядке. Например, последние полгода молдавская делегация активно не участвует в работе Объединенной контрольной комиссии, фактически ее блокируя. И мы видим, что, с одной стороны, Молдова блокирует работу ОКК, а с другой – количество инцидентов в Зоне безопасности растет. У нас количество инцидентов уже достигает более шестидесяти. И это привносит в отношения дополнительную напряженность.


Илья Доронов: Об инцидентах мы поговорим чуть позже. Сейчас вопрос такой. Говорит ли все это о существовании двойных стандартов к Приднестровью? Тот же Европейский союз выдвигает к  Приднестровью одни требования, а к молдаванам – совершенно другие. И на какие-то действия молдаван просто закрываются глаза.


Евгений Шевчук: Я бы более широко посмотрел на проблему. Тут двойные стандарты очевидны. Возьмем пример Косова: как поступили с Косово, как учли в определенной степени мнение граждан. Как поступили с Гибралтаром, где была неурегулированность отношений между Испанией и Британией.


Илья Доронов: Но там же Британия.


Евгений Шевчук: А здесь граждане с российскими паспортами.


Илья Доронов: Зачем кому-то (понятно, что не России) нужно фактически убить приднестровскую экономику? Для чего это нужно?

 

Евгений Шевчук: Я считаю, чтобы достичь выгодного политического решения, выдавить отсюда определенную группу граждан, которые проживали здесь многие годы, и выдавить присутствие Российской Федерации.

 

Илья Доронов: Просто убрать Россию.


Евгений Шевчук: Просто – не просто, но цель явно просматривается. Причем эта цель открыто провозглашается на конференциях, встречах в высказываниях молдавских экспертов.


Илья Доронов: Всем понятно (в России об этом мы узнаём из новостей), что обстановка в Зоне безопасности накаляется. Каким образом это делается и, по Вашему мнению, для чего?


Евгений Шевчук: В первую очередь, я хочу сказать, что, к сожалению, был ряд очевидных инцидентов, спровоцированных молдавской стороной. Я хочу перечислить некоторые. Молдавские власти предприняли несколько попыток вывезти из Зоны безопасности приднестровских граждан, приняв такое решение в одностороннем порядке. В частности, несколько раз пытались вывезти из города Бендеры граждан для того, чтобы совершить правосудие в Молдове.


Илья Доронов: Можем ли мы  говорить о том, что это просто похищение людей?


Евгений Шевчук: По законодательству Приднестровья это квалифицируется как похищение людей.


Илья Доронов: То есть они ведут себя как дома?


Евгений Шевчук: Я не сказал бы, что как дома. Они ведут себя таким образом, чтобы спровоцировать конфликт. Они понимают, что в Зоне безопасности есть правоохранительные органы Приднестровья. И они будут противостоять незаконным действиям, в частности, молдавской полиции. Был еще один инцидент, когда сотрудник молдавской полиции, заехав на пункт пропуска, остановил машину, не предъявил документы, специально создал пробку на пункте пропуска. Тем самым силовые структуры Приднестровья провоцировались к активным действиям, чтобы силовым порядком его изымали из машины, автомобиль перетягивали, чтобы потом показать это в своем ключе, что приднестровцы, условно говоря, виноваты. Это укладывается в определенную цепь действий, направленных на трансформацию миротворческой операции, на изменение того статуса, который есть в Зоне безопасности.

 

Илья Доронов: Сейчас, может быть, такой жесткий вопрос. Пытаются ли они добиться того, чтобы пролилась кровь?


Евгений Шевчук: Мне хочется надеяться, что таких мыслей у наших партнеров нет. Но мы не исключаем того, что, возможно, некоторые агрессивные силы пытаются спровоцировать какую-то конфликтную ситуацию для того, чтобы привлечь внимание международного сообщества и опять обвинить приднестровцев в неконструктивном подходе.


Илья Доронов: Совсем недавно появилась информация о том, что молдаване выступают за то, чтобы были не только российские миротворцы: «Давайте позовем еще откуда-то». Для чего нужны другие люди? Все мы помним Косово. Там тоже были разные миротворцы.


Евгений Шевчук: У нас был опыт такой мирогарантийной операции. В 1992 году   участвовали четыре стороны, в том числе наблюдатель от Румынии. Это был невооруженный контингент. Несмотря на то, что он тогда присутствовал, в Приднестровье в 1992 году при наличии такой мирогарантийной операции вспыхнула война.


Илья Доронов: Румын нельзя назвать незаинтересованной стороной.


Евгений Шевчук: У Румынии есть свои интересы. Она, к сожалению, участвовала в военных действиях в 1992-м году. Это установленный факт. В этой части попытка экономического давления на Приднестровье, на миротворческую операцию укладывается в систему мер, направленных на изменение «статуса-кво».


Илья Доронов: Для чего Кишинёву перед Вильнюсом нужны эти инциденты? С чем они туда могут приехать? И что тогда они там скажут?


Евгений Шевчук: Мне сложно отвечать за Кишинёв. Это нужно спросить у молдавской стороны. Но то, что эти провокации растут, думаю, в первую очередь, направлено против миротворческой операции, против участия военного контингента России здесь. На мой взгляд, это такой базисный элемент провокаций.

Илья Доронов: Когда Вы были в Германии, Вы употребили термин «цивилизованный развод». Об этом сейчас многие говорят. Но у меня вопрос другой. Развод будет в любом случае? Вы хотели бы, чтобы он был цивилизованным? А что если не получится?


Евгений Шевчук: Будем надеяться на доброе, позитивное. Мы предлагаем цивилизованный развод, фундаментом которого является воля людей.


Илья Доронов: Референдум был в 2006 году. Тогда все высказались за независимость и, более того, за возможное присоединение к России. Последний соцопрос, который был совсем недавно, показал, что 80% высказались «за» независимость, еще больше – 83% – «за» присоединение к России. Когда Вы выезжаете куда-то на международные встречи, и Вы говорите, что есть такие результаты соцопросов, тем более референдума,  что Вам на это отвечают  в Европе?


Евгений Шевчук: Никто не дает внятного ответа на данный вопрос. Говорят, что есть международные нормы, существует территориальная целостность, поэтому Приднестровье – это часть Молдовы. Но мы же отвечаем, что есть спорные международные нормы, и они применяются в тех или иных частях света по-разному. А с учетом того, что Приднестровье было образовано фактически в результате развала Советского Союза, здесь есть и исторические, и экономические предпосылки. Поэтому этот вопрос необходимо решать, учитывая волю людей.

Илья Доронов: А есть в Европе такое мнение: Косово – это одно. Там – да. А Приднестровье – это совершенно другое.

Евгений Шевчук: Есть и такие точки зрения. В Косово погибло больше людей. Тогда мы задаём вопрос: нам для признания воли народа нужно, чтобы погибло больше людей?! В Приднестровье погибло более 800 человек. Разве есть какое-то количество погибших, по которому можно признавать волю народа? Аргументированного, чёткого, ясного ответа международных представителей на вопрос: «Должно ли урегулирование базироваться на мнении конкретных людей?» – нет.

Илья Доронов: До саммита в Вильнюсе остаётся всё меньше времени. Наверняка Евросоюз, Брюссель и Кишинёв Вам многое обещают, говорят, что всё будет хорошо, не волнуйтесь. Что именно они обещают Вам,  Приднестровью?

Евгений Шевчук: Это общие тезисы, лозунги о том, что улучшится торговля с Европейским союзом, наладится экономическая жизнь, что это будет базисом для экономического развития. Но под конкретные лозунги необходимы конкретные документы, которые определяли бы ясность для экономических агентов. Пока такой ясности нет. Нет у нас и самого проекта соглашения.

Илья Доронов: Недавно в Москве был подписан между Вами и Дмитрием Рогозиным Протокол. Когда я его читал, у меня было ощущение, что Россия как бы признаёт Приднестровье. Можем ли мы об этом говорить?

Евгений Шевчук: Хотелось бы, чтобы это было именно так. Хочу сказать, что Протокол направлен на развитие ранее подписанных между Тирасполем и Кишинёвом соглашений, в рамках которых определено, что у Приднестровья есть право устанавливать самостоятельные экономические связи.

Илья Доронов: Тем не менее, вот Вы подписали Протокол. Сюда пришла Евразийская интеграция, через неё поступает достаточно много денег. Наверное, в Приднестровье этого раньше не было?

Евгений Шевчук: Нет. Это первый такой глобальный проект.

Илья Доронов: За счет чего Вам удалось изменить отношение к Приднестровью, в том числе и к себе? Я когда готовился к интервью, посмотрел, что говорил Михаил Леонтьев в программе «Однако» во время выборной кампании. Вас называли «котом в мешке».

Евгений Шевчук: Выборы – это уже прошлое. Нужно думать о настоящем, о будущем.

Хочу сказать, что в 2012 году был назначен Специальный представитель Президента России по Приднестровью Дмитрий Олегович Рогозин. Он очень активно работает здесь со своим аппаратом, который изучает ситуацию, вырабатывает соответствующие решения. В рамках этой работы удалось прийти к этим соглашениям.

Илья Доронов: Если говорить о большой финансовой помощи, наверняка, возникает куча слухов о том, что «ну, вот Россия опять даёт деньги, здесь в Приднестровье их разворуют, всё уйдёт не пойми на что». Вы можете развеять эти слухи?

Евгений Шевчук: Хочу сказать, что слухи были, есть и, наверное, будут. Но очевидно, что АНО «Евразийская интеграция» очень активно реализует эти проекты, намечен целый блок объектов в системе здравоохранения, образования. И мы видим, как активно идёт работа на этих объектах. У нас, у славян, порой еще не успели сделать, а слухи активно пропагандируются. Нужно дать время реализовать эти проекты, потом посмотреть и оценить результаты.

Илья Доронов: Если говорить про экономику Приднестровья, то за прошлый год в государстве вырос показатель сбора налогов. За счет чего удалось этого добиться, откуда взялись деньги?

Евгений Шевчук: В первую очередь, это более четкое налоговое администрирование, более четкая  таможенная политика с точки зрения взимания  таможенных платежей, единые подходы для всех экономических агентов. Это позволило собрать довольно-таки значительную сумму средств.

Илья Доронов: Правильный ли я делаю вывод о том, что большая часть экономики Приднестровья – это такая «серая» экономика? И «черные коты бизнеса», о которых Вы говорили, существуют и играют значительную роль?

Евгений Шевчук: Я бы не хотел привязывать все только к Приднестровью. «Серая» экономика есть везде: в США, Европе и т.д. Вопрос в том: какова доля этой «серой» экономики. Мы в Приднестровье эту долю уменьшили и создали определенные правила, в результате которых некоторые стали больше платить. Да, проявляют недовольство, потому что «условия раньше были лучше». Но вместе с тем, доля «серого» сегмента значительно уменьшилась.

Илья Доронов: Как бизнес реагирует на то, что Вы вводите его в «белое» пространство?

Евгений Шевчук: По-разному. Есть фирмы и  организации, которые понимают, что у государства есть очень большие социальные обязательства, которые в этих условиях не может выполнить, оказывается поддержка. Некоторые реагируют негативно.

Илья Доронов: Негативно. Что это значит? Они могут угрожать или еще что-то делать?

Евгений Шевчук: Провоцируют граждан,  работников предприятий тем, что якобы Правительство создало невыносимые условия, и они потеряют работу или еще что-то в этой части, нагнетают обстановку в СМИ. Сейчас очень модно нанять несколько блогеров, которые в социальных сетях пишут несуществующие догмы. А суть конфликта и противоречия заключается в том, что некоторых подталкивают потому, что платят больше.  При этом  налоговые ставки практически не изменились.


Илья Доронов: Когда Шевчук избирался в Президенты, он говорил о том, что «Порядок будет». Это один из главных лозунгов. Понятно, что Вы просто не можете отступить от него и будете двигаться в этом направлении. Вот в связи с этим Вы опасаетесь за свою жизнь?


Евгений Шевчук: Я не опасаюсь за свою жизнь. Есть определенные элементы безопасности. Мы все ходим под Богом, а как там предначертано… Будем верить в позитивное и доброе.

Илья Доронов: Два года Вашему президентству. Если подводить итоги, что Вы считаете своей главной заслугой и чего вам не удалось до сих пор добиться?

Евгений Шевчук: В первую очередь, – поддержать стабильность в республике, поддержать стабильность пенсий, иных социальных выплат в условиях, когда бюджеты не были обеспечены, был дефицит. Удалось поддержать курс национальной валюты. Это было непросто сделать. Это первое направление. И в этом направлении важным является развитие  укрепления связей с Российской Федерацией.

То, что не удалось сделать. Не удалось привлечь значительные финансовые ресурсы для того, чтобы инвестировать в экономику и более динамично развивать предприятия.

Илья Доронов: Что этому помешало?

Евгений Шевчук: Дело в том, что частный капитал не идет активно в Приднестровье, потому что есть вопросы политического статуса, неуверенности в будущем. Внутренние ресурсы незначительные. Есть давление внешних факторов, например, мировая финансовая нестабильность.

Илья Доронов: Сейчас мы находимся на самой высокой точке Бендерской крепости. Несмотря на то, что  ветер, здесь открывается очень хороший вид на Приднестровье, на Днестр. Мне кажется, уместно задать геополитический вопрос. С одной стороны, Приднестровье – небольшая территория с численностью населения в 500 тысяч, как средний российский город, но, тем не менее, здесь очень много интересов у разных мировых игроков. Почему они здесь есть?


Евгений Шевчук: Если обратиться в историю. Российская империя всегда присутствовала здесь, и это присутствие определялось всегда сопротивлением внешних сил. Здесь воевал Суворов, другие генералы. Хочу отметить, что в этой крепости было 3 российских императора и, наверняка, не зря. В современное время, уже после развала Советского Союза, Россия, которая является правопреемником Советского Союза, защищает своих граждан, проживающих здесь, в Приднестровье. На наш взгляд, фактически идет конкуренция, чтобы выдавить отсюда присутствие России, которая  исторически более двухсот лет находилась именно здесь. Вот, наверное, вокруг этого  и идут противоречия и предпринимаются разные действия.


Илья Доронов: Что потеряет Россия, если  она уйдет отсюда? И что будет с Приднестровьем, если отсюда уйдет Россия?


Евгений Шевчук: Я боюсь, что если отсюда уйдет Россия, возможен военный конфликт между Приднестровьем и Молдовой. Хотя мы нацелены на мирное разрешение конфликта!  Внешние усилия могут просто-напросто удушить Приднестровье и создать условия для того, чтобы выдавить отсюда граждан Российской Федерации.


Илья Доронов: Если говорить откровенно, на сегодняшний день Приднестровье может существовать без помощи России?


Евгений Шевчук: Откровенно, на сегодняшний момент – нет.


Илья Доронов: Большое спасибо!


comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×