/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Молдавия уходит за Прут

В мире
//
15:22, 2 июля 2012
//
848

Как сообщает ИА "Лента ПМР" со ссылкой на российское издание "Независимая газета", недавно, во время обсуждения одного из законопроектов в парламенте Республики Молдова, можно было наблюдать любопытную картину. Министра, который его представлял, спросили, почему в этом документе везде говорится о «государственном языке» и ни слова о его названии. Что за язык имеется в виду?

– Государственный, – последовал ответ.

– Как он называется?

– Так, как в Конституции, – не сдавался министр.

– А как он называется в соответствии с Конституцией?

– Государственным…

Этот министр так и не выдавил из себя название языка – молдавский – так, как указано в Конституции, потому что принадлежит к правящей группировке, которая считает, что такого языка не существует, молдавской нации нет, как и вообще государства Молдавия. Это - сталинский проект. Этот случай, замеченный всеми молдавскими СМИ, как нельзя лучше говорит о ситуации в стране. Нежелание госчиновников признавать язык и государственность – явление, которое в другой стране вызвало бы скандал, – в Молдавии уже стало будничным, незаметным, будто само собой разумеющимся.

В течение трех лет в стране идет постепенное, но неуклонное размывание государственности. Обществу внушается мысль о временности существования независимой Молдавии, ее вторичности по отношению к Румынии и неизбежности исчезновения в будущем. Наряду с этим участились случаи дискриминации по языковому и национальному признакам. Ограничивается сфера действия русского языка, хотя за ним законодательно закреплен статус языка межнационального общения. Предпринимаются попытки реабилитировать нацистов.

На днях парламентское большинство отказалось внести на обсуждение законопроект «О недопустимости попыток реабилитации нацизма и героизации нацистских преступников». В прошлом году именем румынского диктатора, маршала Иона Антонеску, союзника Гитлера, на совести которого сотни тысяч невинных жертв, была названа улица в Кишиневе. Причем инициатором выступили представители Демократической партии, считающейся одной из самых умеренных в правящем альянсе «За европейскую интеграцию» (АЕИ). Возражения и аргументы оппозиции и гражданского общества в расчет не принимаются. После смены власти в 2009 году, когда на смену коммунистам пришел альянс, Молдавия вернулась 90-е годы: произошли сокращение производства, рост налогов и цен, жесточайший прессинг контролирующих органов, полное свертывание социальных программ, замораживание зарплат, пенсий, пособий. Запад сегодня охотно субсидирует Молдавию. Однако куда деваются кредиты и гранты, никому не ведомо. Зато за три года общий внешний долг страны вырос до 5 млрд. долл.

В феврале–марте текущего года в Молдавии еженедельно проходили массовые акции протеста. Несмотря на снегопад, мороз в 17–20 градусов, в них принимали участие десятки тысяч людей. Социологические опросы показывают падение рейтинга власти и рост популярности оппозиции. Все больше представителей экспертного сообщества признают, что АЕИ ведет Молдавию в тупик. Вместо декларируемых реформ происходит банальный «распил» бюджета, кредитов и грантов. В стране формируется олигархический режим, в котором заправляют два человека: премьер-министр Владимир Филат и заместитель председателя парламента Владимир Плахотнюк. Разумеется, подобные оценки не устраивают лидеров альянса. Но так как, по существу, им нечего возразить, они развернули наступление на оппозицию и независимые СМИ. Впервые за 21 год независимости Молдавии правящая группировка пытается подавить инакомыслие и свободу слова.

Депутатов оппозиционной компартии пытаются подкупить, шантажировать, соблазняют должностями и карьерой. В апреле в нарушение всех процедур было прекращено вещание единственной в стране независимой телекомпании NIT. На днях еврокомиссар Штефан Фюле заверил экс-президента Молдавии, лидера коммунистов Владимира Воронина, что судьба оппозиционного канала беспокоит ЕС, который на соответствующие парламентские слушания намерен прислать в Кишинев своих наблюдателей. Об этом Фюле сообщил премьеру Филату во время визита последнего в Брюссель. Но угроза закрытия нависла над газетой «Независимая Молдова» и другими СМИ, близкими к оппозиции.

После вступления Румынии в ЕС в 2007 году курс на «мягкое» поглощение Молдавии стал основой внешнеполитической доктрины Бухареста. Румыния оказывает финансовую поддержку десяткам молдавских печатных и электронных СМИ. На румынские гранты функционируют неправительственные организации, которые пропагандируют идею объединения. В Молдавии зарегистрированы легионерские, неонацистские организации – филиалы аналогичных румынских партий и организаций. Румыния настояла на внедрении в систему образования РМ курса «История румын». 27 февраля в парламенте Румынии прошли слушания на тему ликвидации «последствий пакта Риббентропа–Молотова», с постановкой вопроса о необходимости «стабилизации восточных границ Евросоюза». За данной формулировкой – территориальные притязания к Молдавии и Украине.

Марши и парады легионеров и неонацистов по поводу различных исторических дат стали привычным явлением. Сторонники объединения по обе стороны Прута рассуждают о том, когда произойдет поглощение Молдавии Румынией. В качестве предварительного срока указывается дата столетия так называемого «великого объединения 1918 года». Однако многие унионисты считают, что нет необходимости так долго ждать.

К сказанному остается добавить, что президент Молдавии Николае Тимофти, который дал клятву соблюдать Конституцию, в своих нечастых публичных заявлениях признал возможность утраты независимости страны, «если молодые поколения выразят желание объединиться с Румынией».

Еще пять–десять лет назад казалось, что все в прошлом: и развал 90-х годов, и война на Днестре, и возрождение неонацизма, и угроза объединения с Румынией. Три года пребывания у власти альянса «За европейскую интеграцию» показали, что все обратимо. Сегодня вопрос об утрате государственности стоит бескомпромиссно и остро.

Если бы все население Молдавии поддерживало идею унии с Румынией, объединение совершилось бы еще в 90-х годах, и ничто не смогло бы этот процесс остановить. Однако большая часть населения Молдавии – примерно 80–90% – выступают против объединения. Унионисты в правящем альянсе данный факт не признают и ведут себя так же, как Народный фронт начала 90-х годов прошлого века.

Реальность такова, что правящая верхушка занимает предательскую позицию по отношению к своему народу. Молдавскую государственность отстаивают коммунисты и некоторые общественные движения. Они противостоят натиску унионистов. Молдавия и юго-восток Европы в целом сегодня стоят на пороге потрясений: процесс размывания национального сознания, национальной идентичности и государственности Молдавии, запущенный после прихода к власти АЕИ, в той или иной степени затронет соседние государства.

Реализация унионистского проекта приведет к появлению нескольких устойчивых очагов сопротивления (потенциальных горячих точек наподобие Приднестровья) в правобережной Молдавии. Это Кишинев, Бельцы, ряд северных и восточных районов страны, а также территориальная автономия на юге страны – Гагаузия и Таракийский район, где компактно проживают болгары.
Утрата государственности Молдавии вызовет территориальные споры и конфликты между Румынией и Украиной (Северная Буковина и Южная Бессарабия), Румынией и Венгрией (из-за Трансильвании), Румынией и Болгарией (из-за Добруджи). Понятно, что в той или иной форме в эту зону нестабильности будет вовлечена и Россия. Молдаване, русские, украинцы, болгары и представители других национальностей, не желающие становиться «частью Европы в составе Румынии», будут взывать о помощи в первую очередь к Москве. И тогда на тушение этого пожара потребуется во сто крат больше сил и средств, нежели это необходимо сейчас, для того чтобы остановить подобный вариант развития событий, который сегодня, к сожалению, выглядит более чем вероятным.

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×