/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Андрей Сафонов: «ГКЧП спасал страну, но нерешительно!»

В мире
//
10:03, 20 августа 2011
//
578

Специально для ИА «Лента ПМР» президент Ассоциации независимых политологов Приднестровья Андрей Сафонов прокомментировал события 20-летней давности,  при этом отметив, что проигрыш ГКЧП – это трагедия всех патриотов нашей тысячелетней державы и торжество её врагов.
  
События 19-21 августа 1991 года – это с юридической точки зрения правомерная попытка части советского руководства пресечь нарушения Конституции СССР на всех уровнях. В том числе – и нарушение присяги президентом страны Михаилом Горбачёвым, который клялся быть гарантом Основного Закона государства, но не мешал националистам его нарушать. Именно для верховенства действовавшего союзного законодательства и был создан ГКЧП.
    Можно констатировать, что ПМР и жители нашей республики фактически воплотили идею ГКЧП – обеспечили верховенство Конституции и законов Союза ССР на территории Приднестровья. И не только в период 19-21 августа, а со 2 сентября 1990 года (когда ПМР была провозглашена) и вплоть до последнего дня существования Союза.
    Конечно, у приднестровцев были тогда причины для осторожности. Начнёшь «махать шашкой», а Горбачёв предаст и сдаст республику Кишинёву. Так, собственно, во многом и случилось, когда союзные органы после 21 августа вовсе уже не реагировали на действия националистов по всему Союзу. Поэтому можно констатировать, что государственная политика Тирасполя в те дни была взвешенная.
    Ну, а сами ГКЧП-исты были типичными номенклатурными работниками – шаблонно мыслящими, безынициативными, недостаточно волевыми. Их мышление было в аппаратных тисках. На их месте любой латиноамериканский капитан показал бы себя подлинным артистом в деле свержения непопулярного лидера. Горбачёва все, кроме националистов, ненавидели и только ждали его устранения. Заявлением, что Михаил Сергеевич скоро будет в общем строю с ними (пресс-конференция ГКЧП 19 августа), члены Комитета начали затягивать петлю на своей шее.
    Я тогда сказал одному из членов депутатской группы «Союз», в президиуме которой я состоял, что Горбачёва желательно физически уничтожить. Тогда все, кто борется за развал страны под маской «возвращения изолированного президента», лишатся своего знамени, символа. Начнут, к примеру, молдавские фронтисты свои рыдания с требованием возвращения в Кремль «архитектора перестройки» – а он лежит, родимый, и на призывы не откликается. Что тогда? Бунтовать против законного вице-президента Геннадия Янаева? Это уже измена. И разговор пойдёт другой. Но они боялись прямо объявить Горбачёва предателем Родины, а Ельцина, если закочевряжится и начнёт фордыбачить – арестовать. Это их и сгубило.
    Тогда я понял, насколько мышление граждан, не относившихся к номенклатуре (вроде меня) свободнее мышления «застёгнутых на все пуговицы» аппаратчиков.
    Каков вывод? Если бы Горбачёв был свергнут или уничтожен, появился бы мощный шанс сначала сохранить державу, а потом эволюционно реформировать её. По сравнению с судьбой нашей страны жизнь этого подонка не стоила ломаного гроша. При решительных действиях ГКЧП большинство советских людей приободрились бы и стали более активно бороться против националистов. Тогда не было бы, возможно, войны на Днестре. Да и не только её.
  Проигрыш ГКЧП – это трагедия всех патриотов нашей тысячелетней державы и торжество её врагов. Я горжусь, что открыто боролся против горбачёвской шайки. Моё Открытое письмо М.Горбачёву осенью 1990 года было напечатано в нескольких десятках разных газет страны. А члены Комитета виновны в нерешительности. Что-то мне подсказывает, что если бы я волей Бога оказался в составе ГКЧП, «пятнистый реформатор» не вернулся бы из Фороса в Москву…

Соб.кор. ИА «Лента ПМР»
  

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×