/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Трудным путем товарища Воронина

В мире
//
10:17, 7 апреля 2011
//
760

Председатель Гуманистической партии Молдовы Валерий Пасат объявил о переименовании возглавляемой им организации в Народно-демократическую и о планах открыть на левом берегу первичные формирования НДП. В свою очередь, источники НИКА-пресс в тираспольской администрации выразили решительное сомнение, что печально известному в Приднестровье неудачливому молдавскому политику и бывшему директору Службы информации и безопасности РМ удастся развернуть здесь «кишиневскую партийную стройку».

«Во-первых, - отметили здесь, - местное законодательство запрещает деятельность различных  политических структур, чьи руководящие органы находятся на территориях других государств, во-вторых, приднестровцы, давно оторванные от кишиневских политических процессов и наслушавшиеся за двадцать лет существования ПМР от правобережных партийцев много разных слов и пустых обещаний, даже если им и разрешить участие в зарубежных проектах, едва ли заинтересуются судьбой еще одной молдавской партии». В подтверждение  к сказанному был приведен свежий пример, когда попытки объединить русские этнические общественные организации, функционирующие на обоих берегах Днестра, были встречены тираспольскими общественниками в штыки, и даже авторитет российского посольства, которое стояло за планами объединения, не сумел преодолеть бюрократические и идеологические барьеры.

НИКА-пресс

Комментарий агентства. К истории вопроса

Приднестровье давно и тщательно оберегают  себя от партийных напастей со стороны – государство, пусть хоть и сто раз непризнанное, не может себе позволить, чтобы какая-то чужая партия шуршала своими идеологиями и лозунгами. А вдруг она приведет к власти своих людей, что будет с республикой? Одного партийного лазутчика в официальных структурах ПМР может хватить, чтобы устроить бузу вплоть до переворота. Такой вот, примерно, подход.

Есть, правда, одно исключение, В Приднестровье давно и без конфликтов с местным законодательством функционирует филиал Либерально-демократической партии России. Объяснение только одно – и Жириновский, и вся его ЛДПР это особый случай как для России, так и для Приднестровья. Как говорится в известном анекдоте, пусть ребенок сидит, что, он тебе мешает?

… Редкая молдавская партия не грешила мечтами о своих филиалах в Приднестровье. В определенной степени некоторые из них добивались организационного успеха. Однако все без исключения молдавские партячейки находились в подполье или же числились лишь в бумагах кишиневских штаб-квартирах. Был период, когда и Либеральная партия могла похвастаться «своими людьми» на левом берегу. Но только негромко и с оглядкой. Мало-мальски практическая их работа была чревата судебными разбирательствами или же в лучшем случае  непростыми профилактическими беседами до утра.

Предлагались кишиневскими фантазерами и другие варианты вовлечения Приднестровья в политические процессы Молдовы. Какая-нибудь, как правило, малоперспективная кишиневская организация принимала в свои ряды одного-двух приднестровца с тем, чтобы включить их  в партийные списки на парламентских выборах, а потом, если будет все удачно, объявить: в высшем законодательном органе РМ работают и представители Левобережья. Для чего – понятно. Дескать, процесс сближения двух берегов начался и проходит на самом высоком, парламентском уровне. Серьезные партии этим не баловались – им и без приднестровцев хватало споров за места в парламенте. Серьезные приднестровцы предпочитали держаться подальше от заманчивых кишиневских перспектив: прослыть врагом приднестровского народа? Нет. Представим себе директора дубоссарского или бендерского процветающего предприятия членом ХДНП или АДПМ. Не будет ни предприятия, ни члена.

Обычно зуд кишиневского партийного строительства в Приднестровье отмечался накануне предвыборных кампаний на правом берегу. С 1992 года и по сей день молдавские партийные дураки носятся с мыслью (иногда под нее они получают внушительные суммы) о привлечении приднестровцев к голосованию по формированию высшей власти в РМ. Наиболее суетливым по этой части оказался лидер ПКРМ Воронин. Перед  парламентскими выборами в апреле 2009 года он умудрился развить целую теорию, согласно которой именно участвующие в кампании приднестровцы, проголосовав за ПКРМ, обеспечат на ближайшее будущее устойчивый военный нейтралитет Республики Молдова.

Накануне этой же кампании суетился в Приднестровье господин Тарлев. После неудачных переговоров с «Единой Молдовой» о вступлении  в ее ряды с последующим избранием его на пост руководителя «единых молдаван», Тарлев спешно создал организацию «Друзья России в Молдове» и появился с ней в Тирасполе. Идея та же – привлечь тамошних избирателей на свою строну, пройти при их поддержке в парламент, а там… И вот нюанс.  «Друга Тарлева» активно подбадривали чиновники из посольства РФ в РМ. В Тирасполе же над ними всеми посмеялись – и что ж с того, что ты друг России? Немалые суммы, обещанные за «приднестровский тарлевизм», собрали кучку местных бездельников, которым что-то агитационное удалось, но Тарлев,  прогнозируемо получив чуть больше нуля процентов, навсегда исчез с политического поля Молдовы.

Вернемся к Воронину.

После явной удачи на президентских выборах в декабре 1996 года (третье место после Лучинского и Снегура), он, начавший готовиться к парламентским выборам, зачастил в Приднестровье. ПКРМ намекала на неизбежную федерализацию Молдовы и считала дело престижа создать свои структуры на обоих берегах. В Москве и Тирасполе смотрели на воронинский напор с надеждой, но все-таки не торопились с окончательными выводами. Рыбницкая районная организация ПКРМ просуществовала довольно долго и  всегда была легальным участником всех коммунистических форумов в Кишиневе. А вот центр ПМР (Тирасполь и Бендеры) обошлись с Ворониным строго, и, был случай, грубо.

Летом 1997 года, его, проводившего собрание с бендерскими коммунистами (в тот же период ПКРМ издавала на базе местной типографии свою газету «Коммунист») на предмет вступления их в молдавскую Партию коммунистов, решительно предупредили представители строгих органов: во-первых, это нарушение приднестровского законодательства, во-вторых, оно, это нарушение, чревато для Воронина неприятностями, вплоть до… Потом стороны по-своему рассказывали, как им удалось разойтись миром. Приднестровцы говорили: у них была задача предупредить Воронина, чтобы он больше с подобными идеями в республику не совался. Сам Воронин говорил, что его спас дипломатический паспорт. Но не это важно. Важно, что никому еще не удавалось даже на уровне фундамента  начать совместную молдо-приднестровскую партийную стройку.



comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×