/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции
Виталий Журавлев: как урегулировать Приднестровский вопрос

Виталий Журавлев: как урегулировать Приднестровский вопрос

Политика
//
12:11, 2 апреля 2017
//
658

В декабре 2016 г. в Молдове и Приднестровской Молдавской Республике (ПМР) официально появились новые президенты – в Кишинёве в должность вступил Игорь Додон, а в Тирасполе победу на выборах одержал Вадим Красносельский.

            Это, естественно, создало новую ситуацию в молдо-приднестровском переговорном процессе, прежде всего с точки зрения ожидания новых путей и подходов к решению «замороженного» конфликта. В январе 2017 г. в Бендерах прошла первая, можно сказать ознакомительная, встреча лидеров Молдовы и Приднестровья, где они обозначили свои позиции [7].

            Однако, прежде чем их анализировать, стоит уделить немного внимания самому феномену переговоров как методу решения конфликта.

            Итак, переговоры включают такие элементы как: признание наличия конфликта; утверждение процедурных правил и норм; выявление основных спорных вопросов (оформление «Протокола разногласий»); исследование возможных вариантов решения проблем; поиск соглашений по каждому спорному вопросу и урегулирования конфликта в целом; документальное оформление всех достигнутых договоренностей; выполнение всех принятых взаимных обязательств [31].

            Переговоры могут отличаться как уровнем договаривающихся сторон, так и существующими разногласиями. Но основные процедуры (элементы) переговоров остаются неизменными.

            Согласно методу «принципиальных переговоров» или «переговоров по существу», следует: сделать разграничение между участниками переговоров и предметом переговоров; акцентировать внимание на интересах; выделить круг возможностей, прежде чем принимать решение; обосновать результат какой-то объективной нормой.

            В основу переговорного процесса может быть положен метод компромисса, основанный на взаимных уступках сторон, или метод консенсуса, ориентированный на совместное решение существующих проблем. Методы ведения переговоров и их результаты зависят не только от отношения между противоборствующими сторонами, но и от внутреннего положения каждой из сторон, отношения с союзниками и других внешних факторов.

                Среди важнейших групп факторов, оказывающих влияние на переговорный процесс по приднестровскому урегулированию, выделим: международно-правовые, геополитические, исторические, социально-экономические, гуманитарные. Остановимся на них.

            С точки зрения международного права, ПМР часто рассматривается как сепаратистское государство, созданное в нарушение принципа территориальной целостности Республики Молдова. Напомним, что Устав ООН обязывает воздерживаться от угрозы силой или ее применения против территориальной неприкосновенности государств (п.4 ст.2), а Заключительный акт СБСЕ 1975 г. выделил территориальную целостность в качестве самостоятельного принципа. На этом основывается переговорная позиция Кишинёва.

            В настоящее время статус Приднестровья регулируется молдавским законодательством в соответствии с принятым в 2005 г. Законом об основных положениях особого правового статуса населенных пунктов левобережья Днестра. Этим правовым актом в составе Республики Молдова учреждается автономно- территориальное образование с особым правовым статусом – Приднестровье [17].

            По этому закону, Приднестровье является неотъемлемой составной частью Республики Молдова и в пределах полномочий, определенных Конституцией и другими законами Республики Молдова, решает вопросы, отнесенные к его ведению. Основной закон Приднестровья и внесенные в него изменения и дополнения не могут противоречить Конституции Республики Молдова.

            Суды, органы Прокуратуры, Управление Службы информации и безопасности и Управление внутренних дел Приднестровья являются составной частью единой системы судебных инстанций и единой системы правоохранительных органов Республики Молдова и осуществляют свою деятельность по отправлению правосудия, обеспечению правопорядка и безопасности государства на основе законодательства Республики Молдова.

            Отметим, что данный Закон был принят без согласования с приднестровской стороной, никогда властями ПМР не признавался и на её территории не действовал.

            В тоже время приднестровцы основывают своё право на государственную независимость международным принципом равноправия и самоопределения народов, сформулированным в Международном пакте о гражданских и политических правах в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 16 декабря 1966 г. [23].

            В нём, в частности, говорится: Все народы имеют право на самоопределение. В силу этого права они свободно устанавливают свой политический статус и свободно обеспечивают свое экономическое, социальное и культурное развитие. Все народы для достижения своих целей могут свободно распоряжаться своими естественными богатствами и ресурсами без ущерба для каких-либо обязательств, вытекающих из международного экономического сотрудничества, основанного на принципе взаимной выгоды, и из международного права. Ни один народ ни в коем случае не может быть лишен принадлежащих ему средств существования.

            Как известно, ПМР создавалась без опоры на предшествующий автономный статус в бытность существования СССР. В глазах части экспертов это юридический минус с точки зрения права приднестровцев на самоопределение. Но давайте вдумаемся. С точки зрения демократического подхода к образованию государства, первичной предпосылкой основой легитимации созданного государства является воля к его созданию. Если союзные и автономные республики создавали независимые суверенные государства по воле своих бюрократий, то приднестровская государственность была создана с нуля, опираясь на гражданскую инициативу (органы местного самоуправления, советы трудовых коллективов, общественные организации типа союз женщин Приднестровья и др.) [22].

            По мнению ряда авторитетных международных экспертов, юридический и фактический анализы показывают, что во время распада СССР МССР распалась на два государства-преемника: Республику Молдову и Приднестровскую Молдавскую Республику и было бы неправильно называть каждую из двух составляющих сепаратистским государством, как и в случае с некоторыми другими государствами, например, Чехией и Словакией [5].

            С позитивной точки зрения, в основе принятия решения о дипломатическом признании самоопределившихся государств, следует положить как факторы Realpolitik, так и основополагающие концептуальные блоки. Основные позиции здесь: наличие территории, власти и населения; экономическая самодостаточность; эффективность органов государственного управления; соблюдение демократических процедур выборов; наличие современной правовой и политической систем, в том числе институтов гражданского общества; обеспечение условий безопасности для внешнего мира; соблюдение современных экологических стандартов; наличие современной системы образования; информационная открытость общества и другие характеристики современного общества [12].

            Население Приднестровья фактически создало суверенное государство – Приднестровскую Молдавскую Республику - с органами власти, правовыми, экономическими, финансовыми, культурными, образовательными и другими системообразующими институтами [4].

            С 1990 г. Республика Молдова и ПМР двигались разными векторами развития в законодательной, культурной, финансовой, политической, образовательной и иных сферах. Выросло целое поколение молодых людей и в Приднестровье и в Молдове, которые прошли общественную социализацию и воспитаны в разных государствах [22, 19].

            Основной аргумент, который выдвигается молдавской стороной в поддержку своей позиции, состоит в международно-правовом принципе территориальной целостности, трактуемого как невозможность признания ПМР со стороны других государств без согласия на то самого Кишинёва. Однако прецедент Косово, Абхазии, Южной Осетии, Тайваня и т.д. показывает иллюзорность подобного рода аргументов, поскольку с точки зрения собственно права должны соблюдаться такие его основные характеристики как: всеобщность, обязательность, чёткость и определённость предписаний, применение равного масштаба к различным социальным субъектам в одинаковых ситуациях [12;15].

            Напомним, что 17 сентября 2006 г. в Приднестровье состоялся референдум. В ходе голосования за поддержание курса на независимость ПМР и последующее свободное присоединение Приднестровья к Российской Федерации высказались 97,1%, против - 2,3%. Против возможного отказа от независимости ПМР с последующим вхождением Приднестровья в состав Республики Молдова проголосовали 94,6%, за - 3,4%.

            Именно результаты данного референдума являются определяющими для политики Приднестровской Молдавской республики.

            С точки зрения истории, территория левобережного Приднестровья никогда не входила ни в состав Молдавского княжества, граница которого проходила по реке Днестр, ни в состав Бессарабской губернии Российской Империи, которая после Бухарестского мира 1812 г. с Турцией включила нынешнюю правобережную территорию Молдовы. В течение XIX в. Приднестровье, входившее в состав Подольской и Херсонской губерний, было полностью интегрировано в российскую экономическую, культурную и политическую жизнь[1;2;18].

            Ситуация волюнтаристским образом изменилась в послереволюционный период. В 1922 г. в Центральные Комитеты Российской и Украинской Компартий поступила Докладная записка о необходимости создания Молдавской Советской Социалистической Республики, подписанная группой активистов румынской секции Коминтерна. В ней предлагалось образовать автономную социально-политическую Молдавскую единицу в пределах Украинской ССР для создания политического плацдарма в направлении Бессарабии, после 1918 г. входившей в состав королевства Румыния. Данное предложение было реализовано в октябре 1924 г., когда советские власти создали автономную Молдавскую республику (МАССР) в составе Украинской ССР [8].

            После введения советских войск в Бессарабию, 2 августа 1940 г. VII сессия Верховного Совета СССР принимает закон об образовании Молдавской Советской Социалистической Республики (МССР) и включении её в состав СССР. Эта республика была создана из шести уездов бывшей Бессарабии – Бельцкого, Бендерского, Кагульского, Кишиневского, Оргеевского и Сорокского – и шести районов бывшей МАССР – Григориопольского, Дубоссарского, Каменского, Рыбницкого, Слободзейского, Тираспольского. Столицей МССР стал город Кишинев [2].

                Во время Второй Мировой Войны в 1941-1944 гг. территория МССР находилась под управлением румынской администрации [3].

            Фактически только в период 1944-1989 гг. левый и правый берега Днестра входили состав одного государственного образования - Молдавской ССР.

            Поговорим немного о геополитике. Важнейшей её темой является исследование географического положения на национальные интересы и внешнюю политику государств. Геополитика обычно «работает» с категориями, которые определяют природу национального интереса через географические факторы, например, выход к морям, контроль над важными торговыми путями, обладание природными ресурсами и т.п. По образному выражению Карла Хаусхофера, геополитика это географический разум государства. Это классика [20]. Но и современная теория комплексов региональной безопасности (ТКРБ) основана на том, что, несмотря на глобализацию, большинство угроз безопасности в международных отношениях по-прежнему имеет территориальный характер, и их степень напрямую зависит от географического расстояния. В этой связи объективно возникают региональные комплексы безопасности [21].

            Приднестровский конфликт явился закономерным результатом процесса распада крупнейшего политического образования – Советского Союза. Из-за особенностей геополитического расположения региона (пограничье Украины и Молдовы, близость к России и Балканам) приднестровский регион стал полем борьбы внешних сил за влияние здесь – по этой причине воздействие внешних сил стало во многом определяющим в судьбе Приднестровья [33].

            Если посмотреть с геополитической точки зрения на новую Большую игру в Евразии, то расширение НАТО привело его непосредственно к границам России. В геополитическом и геоэкономическом плане идёт выстраивание антироссийского «санитарного» кордона от «Большой Азии» через Каспий, Кавказ, черноморский регион до Балтии. НАТО установило системы вооружений в шести странах Центральной и Восточной Европы (Польша, Румыния, Болгария, Эстония, Латвия, Литва), что представляет собой вторжение в бывшие сферы российского влияния [14].

            Кризис на Украине, который начался в ноябре 2013 г. с политических споров относительно Соглашения об ассоциации с Европейским Союзом, привёл к государственному перевороту в Киеве и гражданской войне на юго-востоке Украины, названному в экспертных кругах «войной по доверенности» между США и Россией.

            Для НАТО, ЕС и США Приднестровье представляет собой потенциально опасный геополитический фактор, поскольку этот неподконтрольный западу регион, расположен по соседству от новых мест размещения американских военных баз в Румынии и Болгарии [13].

            Весьма важную геополитическую роль на Балканах и юго-востоке Европы играет Румыния. В случае Румынии геополитические цели государства определяются не только экономикой и географией, но и цивилизационной балкано-романской спецификой. Это объясняется сложным генезисом возникновения румынского государства, которое пыталось взять на себя особые мессианские функции и геополитические задачи, связанные с его восточно-романскими корнями. Идея объединения Валахии и Молдавии, и шире - национального единства восточно-романских этносов, была разработана в рамках так называемой «трансильванской школы», которая занималась лингвистическими и историческими исследованиями, утверждая их происхождение от древних латинских корней. Межгосударственные союзы в истории Румынии всегда имели временное, тактическое и прагматическое значение для построения «Великой Румынии» [6]. В 1996 г. министр иностранных дел А. Нэстасе разработал документ, который предусматривает план поэтапного объединения Молдовы и Румынии на основе общности языка, истории и культуры. Бухарест пропагандирует термин «два румынских государства» [25]. 14 марта 2017 г. Палата депутатов Национального Собрания Румынии утвердила новый национальный праздник - День объединения с Бессарабией 27 марта 1918 г. [34].

            Добавим, что когда в Бухаресте говорят о «воссоединении двух румынских государств», то применительно к Молдове добавляют: в её международно-признанных границах. В этом контексте тезис о территориальной целостности Молдовы может логично привести к тому, что Молдова войдёт в состав Румынии, и соответственно - в НАТО, вместе с Приднестровьем [35].

            Говоря о гуманитарной и социально-экономической составляющей приднестровского вопроса, следует иметь ввиду, что состояние дипломатической «непризнанности» ПМР затрудняет функционирование государственных и экономических институтов, приводит к нарушению основополагающих прав граждан. Это касается института прав собственности, возможности ведения экономической деятельности, возможности передвижения, возможности получения образования, возможности полноправного участия в политической жизни и т.д.

            Согласно московскому Меморандуму от 8 мая 1997 г. «Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем», подписанному президентами Российской Федерации, Украины, Молдовы, Приднестровья и председателем ОБСЕ, Приднестровье имеет право самостоятельно устанавливать и поддерживать международные контакты в экономической, научно-технической и культурной областях [24].

            Однако это положение фактически перестало действовать, Кишинёв вместе с Украиной блокируют самостоятельную деятельность внешнеэкономическую деятельность приднестровских экономических агентов.

            3 марта 2006 г. Молдова и Украина ввели новые правила прохождения грузов через молдавско-украинскую границу. Украинские таможенные посты, находящиеся на границе Украины и Приднестровья, согласно постановлению правительства Украины, прекратили пропускать грузы, оформленные приднестровской таможней, то есть возникла необходимость оформления молдавской таможней. Приднестровские предприятия вынуждены регистрироваться в Молдове, так как иначе они не могут поставлять продукцию на внешние рынки [26]. На протяжении последующих лет приднестровские предприятия сталкиваются с проблемой двойного налогообложения и различных сборов в молдавский бюджет. Республика Молдова системно присваивает себе приднестровские бренды, товарные знаки и знаки качества и отличия [27].

            13 февраля 2017 г. премьер-министр Республики Молдова Павел Филип прибыл с официальным визитом в Украину, где провёл встречи с премьер-министром Украины Владимиром Гройсманом и украинским президентом Петром Порошенко. В ходе визита была достигнута договорённость о совместном контроле на границе в пункте пропуска «Кучурганы - Первомайск», находящегося на территории ПМР [28].

            В результате экспортно-импортные операции для приднестровских контрагентов будут сопряжены с дополнительными финансовыми расходами в размере порядка 38 миллионов долларов [29].

            Можно констатировать, что в регионе сегодня отсутствует свобода передвижения людей, товаров и услуг. Вопреки нормам международного права, Молдовой и Украиной при содействии международных западных организаций выстроен механизм уничтожения экономического потенциала развития республики с целью принуждения вхождения приднестровцев в состав Молдовы [10].

            В этих условиях Россия, которая имеет в Приднестровье свыше ста тысяч своих граждан, оказывает масштабную поддержку, поставляя фактически бесплатно для предприятий и бытовых потребителей газ, предоставляя кредиты, осуществляя доплаты пенсионерам, постройку и реконструкцию ряда социально-значимых объектов, содействует функционированию систем здравоохранения, науки и образования[27].

            Но вернёмся к собственно переговорному процессу. Он имеет свою историю. После окончания вооружённого конфликта на Днестре рассматривались следующие методы нахождения политического компромисса между Молдовой и Приднестровьем:

            - образование конфедеративного  Союза двух равноправных независимых государств – Приднестровской Молдавской Республики и Республики Молдова, как предлагал Верховный Совет ПМР в своём постановлении от 6 января 1993 г.;

            - создание общего государства в границах Молдавской ССР на январь 1990 г., как предусматривалось в московском  Меморандуме «Об основах нормализации отношений между Республикой Молдова и Приднестровьем» от 8 мая 1997 г.;

            - вступление Молдовы и Приднестровья в Союз Белоруссии и России, а также придание русскому языку статуса государственного в  Молдове, как предполагалось в Совместном заявлении руководителей Республики Молдова и Приднестровья от 9 апреля 2001 г.;

            «челночная» дипломатия специального представителя президента Российской Федерации Д. Козака по подготовке и согласованию проекта федеративного устройства Молдовы в ноябре 2003 г.;

            план украинского президента Виктора Ющенко 2005 г. к урегулированию через «демократизацию».

            В конце 2013 г. появилась «Концепция основных принципов Молдавской Федерации», выдвинутая партией социалистов республики Молдова. Данный проект предусматривает три субъекта федерации (Молдова, Приднестровье и Гагаузия), федеральный двухпалатный парламент, состоящий из Сената и Палаты представителей, общее правительство и всенародно избранного Президента. В каждом субъекте федерации региональный глава, правительство и парламент. На территории Молдовы государственный язык – молдавский, русский получает статус языка межнационального общения, при этом в каждом субъекте федерации функционируют свои региональные языки[30].

            Проект, безусловно, интересный, и двадцать пять лет назад он вполне мог быть взят за основу урегулирования конфликта между Кишинёвом, Тирасполем и Комратом. Однако, на сегодняшний день проект федерации практически в любой форме под эгидой Кишинёва означает для Приднестровья отказ от независимой государственности, попрание воли народа, слом исторически сложившейся системы ценностей и социальных отношений, передел собственности, а также перспективу репрессий в той или иной форме по отношению к значительной части приднестровского общества. Найти вариант, при котором государство стремящиеся восстановить территориальную целостность с одной стороны, и де-факто в течение многих лет существующая, но дипломатически «непризнанная» республика с другой стороны, пришли бы к взаимоприемлемому решению в вопросе статуса - невозможно. Все попытки найти компромисс заканчиваются ничем, когда речь заходит о том, кто будет осуществлять реальный суверенитет на данной территории. В этом контексте можно говорить об управленческом конфликте - кто будет обладать реальными властными полномочиями в Приднестровье, Кишинёв или Тирасполь?

            То, что президент Молдовы Игорь Додон декларирует свои внешнеполитические позиции как сторонник укрепления молдавской государственности и выступает за стратегическое партнёрство с Российской Федерацией, заслуживает внимание и всестороннюю поддержку[11]. Однако его тезис о приднестровском урегулировании через описанный выше формат вызывает опасения. Основные причины и проблемы федерализации Молдовы уже анализировались выше. Но обратим внимание также на следующее обстоятельство - Игорь Додон обещает право на самоопределение для Приднестровья и Гагаузии в случае потери Молдовой своей государственности или вхождения в НАТО. Но кто и чем это реально гарантирует? Как будет меняться политическая ситуация в Молдове и Приднестровье после запуска механизма федерализации? Республика Молдова – государство парламентского типа, и сегодня большинство голосов в этом парламенте принадлежит не партии социалистов, а проевропейской коалиции, оппозиционной к молдавскому президенту и его политическому курсу. Чтобы реализовать свои намерения Игорю Додону надо либо расширить свои полномочия через изменение конституции, либо распустить парламент и получить большинство депутатских мест для своей партии на новых выборах. По итогам президентских выборов в декабре 2016 г. Додон получил 834 081 голос (52%), а его соперник - единый кандидат от оппозиции, Майя Санду - 766 593 голоса (47%)[32]. То есть, мы видим, что преимущество у него не такое значительное и страна расколота в политических предпочтениях. Хорошо, если у него получится выиграть и получить необходимые властные ресурсы и полномочия, а если нет? Но даже если молдавскому президенту удастся провести выборы и победить на них, всё равно не понятно, что Молдова может предложить Приднестровью в составе федерации помимо снятия блокадных мер. Напомним, что Молдова одно из самых бедных государств Европы и 30% его бюджета составляет внешнее финансирование. Также не очевидно, что в случае победы на новых выборах Игорю Додону удастся сохранить политическую стабильность в стране.

            Исходя из всего вышеизложенного, на наш взгляд, можно сделать вывод, что вопрос о политическом статусе Приднестровья, не может быть предметом переговоров в любом формате сторон. Точнее, обсуждать этот вопрос, конечно, можно, но надо осознавать бесперспективность попыток достижения взаимоприемлемого компромиссного решения.

            В этих условиях Кишинёв и Тирасполь, а также гаранты и посредники должны сосредоточить свои усилия на гуманитарной и социально-экономической составляющей приднестровской проблемы: свободного перемещения товаров, признания дипломов об образовании, различных форм экономического сотрудничества, решения транспортных вопросов, привлечения иностранных инвестиций.

            Отметим, что в настоящее время не используется аэродром в Тирасполе и не осуществляется трансграничное судоходство по реке Днестр. Через территорию Приднестровья функционирует всего два пассажирских маршрута – «Кишинёв-Одесса» и «Кишинёв-Москва». Приднестровские компании не получают разрешительные документы на международные грузопассажирские перевозки автомобильным транспортом и т.д.

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×