/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции
Нейтрализация Соина, как символ приднестровской «демократии»

Нейтрализация Соина, как символ приднестровской «демократии»

Политика
//
13:27, 28 мая 2013
//
1846

ИА «ТИРАС» публикует открытое письмо оппозиционного парламентария, лидера запрещенной в Приднестровье партии «ПРОРЫВ!» Дмитрия Соина, в котором отражены причины и следствия его вынужденного выезда за пределы республики.



Депутатам Верховного Совета ПМР,
Гарантам, посредникам и
наблюдателям переговорного процесса,
Средствам массовой информации




Уважаемые коллеги!

23 мая в завершающую фазу вошел фарс под названием «нейтрализация депутата Соина». Поэтому я позволил себе обратиться к каждому из Вас, а также к СМИ и международным структурам с разъяснением происходящего. Итак, 23 мая перед Вами поставили вопрос о переизбрании председателя Комиссии по внешней политике и международным связям в моем лице в связи с тем, что я отсутствую на заседаниях, не участвую в работе постоянных органов парламента и т.д. В таком контексте ваше голосование было вполне логичным. Скажу сразу, я за должности не держусь, и вопрос не в председательстве, а в правде, которую стоит знать. А она такова: мое отсутствие в Приднестровье является вынужденным. 1 марта 2013 г. мой коллега, депутат, чью фамилию я пока называть не буду, предупредил о подготовке в отношении меня силовиками «спецмероприятий». При этом, мне было четко сказано, что Конституция и существующие законы, гарантирующие мне неприкосновенность соблюдаться не будут. Статус источника информации не позволял мне усомниться в ее правдивости. По рекомендации этого депутата, я направился к председателю Верховного Совета Михаилу Бурле, чтобы задать один вопрос: гарантирует ли он, как глава законодательной власти, соблюдение Конституции, безопасность и неприкосновенность депутата? Но вместо заверений в правовом характере нашего государства получил отрицательный ответ. Дословно: «в такой ситуации я Вам, Дмитрий Юрьевич ничего гарантировать не могу». Так как речь шла об угрозе безопасности и даже жизни, я, естественно, последовал данным мне настоятельным советам коллег и выехал за пределы ПМР. При этом, я рассчитывал на то, что мое отсутствие не будет продолжительным. Ведь было бы вполне логичным на уровне председателя парламента, президиума Верховного Совета поднять вопрос об исчезновении коллеги депутата. Логика подсказывала следующие действия господина Бурлы:

1. Связаться со мной по всегда включенному телефону и выяснить судьбу депутата;

2. Поднять вопрос перед исполнительной властью о безопасности депутата и обеспечении его права на депутатскую деятельность;

3. В случае необходимости создать депутатскую группу для выяснения обстоятельств дела и встречи с вынужденным выехать за пределы ПМР парламентарием;

4. Как минимум, направить мой запрос на президента Евгения Шевчука, в котором я задаю ряд вопросов по существу этой неконституционной ситуации.

Но к моему удивлению, председательствующий Михаил Бурла стал избегать со мной контактов, а в редкие минуты общения начал убеждать меня напрямую и через помощников в том, что я должен уйти либо в отпуск за свой счет, либо на непостоянную основу. На мои возражения по поводу того, что раз отъезд не является добровольным, то он не может считаться прогулом, господин Бурла отвечал, что мое дело находится на контроле КГБ и Службы безопасности президента, которые ежедневно «бдят» мою явку в парламент. Возражения о том, что такое «бдение» само по себе незаконно парировались фразами: «но Вы же понимаете, что происходит в стране».

Я несколько раз собирался вернуться в Приднестровье, но тут же получал и от коллег депутатов, и от представителей других органов власти строгое предупреждение, что буду задержан, несмотря на свой статус депутата Верховного Совета ПМР. Если бы я, как депутат, чувствовал даже минимальную поддержку руководства Верховного Совета, то несомненно вернулся в Тирасполь. 23 мая я бы точно был с вами в зале и доложил, как и планировал, итоги поездки в Украину. А это:

- Создание Союза приднестровцев Украины;

- Открытие выставки приднестровских талантов в Одессе – «Одесский Авангард»;

- Прием наших соотечественников по всему спектру накопившихся у них проблем;

- Многочисленные встречи с коллегами депутатами, экспертами и журналистами. В СМИ Украины вышел целый ряд моих интервью и несколько аналитических телепрограмм по приднестровской тематике.

Отмечу, что мое, по сути, «изгнание» из Приднестровья сопровождалось давлением на мою депутатскую приемную, что также незаконно, но реакции руководства парламента так и не последовало. В итоге, 21 мая моя депутатская приемная насильственно закрыта, — и еще один эпизод беззакония при молчаливом согласии руководства Верховного Совета в историю ПМР вписан.

Кульминацией «поддержки» вынужденно находящегося за пределами Приднестровья депутата стало блокирование по распоряжению господина Бурлы его зарплаты. Сам спикер это и мне, и моим помощникам объяснил все тем же контролем КГБ. Более того, без моего ведома, незаконно мне был продлен отпуск за «свой счет». С учетом того, что у меня трое детей, жена домохозяйка и мать пенсионер, поступок Михаила Бурлы выглядит «солидным и благородным». Думаю, он войдет в историю парламентаризма в Приднестровье.

При этом я хочу поблагодарить членов Комиссии за совместную плодотворную работу, всех коллег, которые оказывали и оказывают мне моральную поддержку. В 1990г. я включился в борьбу за создание Приднестровского государства, участвовал в защите ПМР, занимал различные должности в системе безопасности и просвещения Приднестровья, награжден государственными орденами и медалями, имею многочисленных выпускников и сторонников, но за инакомыслие теперь вынужден пребывать за пределами Родины. Оказавшись в Украине, я с удивлением увидел, как много тут находится фактически экономических и политических беженцев из Приднестровья. Сегодня я с ними – нашими гражданами. Я также продолжаю поддерживать контакты с Приднестровьем. Уверен, что справедливость в итоге восторжествует, и я вернусь в свой дом, в республику, которую защищал и в парламент, в который избирался.

Не желая, забирать слишком много времени в заключении отмечу следующее. Моя ситуация может коснуться каждого. Это своеобразный эксперимент по изгнанию из страны неугодного депутата, лишения его права на труд, заработную плату и возможности жить в своем доме. Это пример бездействия руководства парламента, игнорирующего исчезновение парламентария. Отсутствие в стране бюджета, выдавливание Верховного Совета из его исторического здания, другие грубые нарушения свободы слова и прав человека при попустительстве законодательной ветви власти лишь подчеркивают тот факт, что мой случай — это пробный шар и инструмент, который будет обращен и на других неугодных депутатов, политиков, журналистов, граждан.


С уважением,

Депутат, лидер запрещенной партии «ПРОРЫВ!», Дмитрий Соин



 



comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×