/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Дмитрий Соин: я восстановлю отношения с Москвой и подпишу указ о борьбе с коррупцией!

Политика
//
10:16, 7 декабря 2011
//
1163

PMRinform: Какие первоочередные решения Вы намерены принять в случае избрания Вас Президентом Приднестровской Молдавской Республики? Каким будет Ваш первый рабочий день в кресле первого лица?


Дмитрий Соин (Д.С.): Первый рабочий день начнется, скорее всего, с переговоров о поездке в Москву. Считаю, что первоочередная задача сегодня - выравнивать отношения с Россией, которые в последнее время серьезно обострились. Уверен, и неоднократно подчеркивал это на встречах: мы можем спорить, даже в чем-то, может быть, политически конфликтовать с любыми государствами, за исключением России. Убежден, при нынешней зависимости ПМР от РФ только авантюристы могут идти на конфликт с Москвой.
Это жизненно важный момент. Откровенно говоря, я очень беспокоюсь о судьбе Приднестровья из-за обострения отношений с Москвой.
Вторая важная проблема, которой я бы занялся безотлагательно, – борьба с коррупцией. В том виде, в котором она сейчас существует в Приднестровье, победить ее просто принятием свода законов невозможно. Этой весной я внес два закона в Верховный Совет, один из них в первом чтении принят.
Беда в том, что за 20 лет существования Приднестровья у нас не было уголовной статьи, предусматривающей наказание за нецелевое расходование бюджетных средств. Я первый обратил на это внимание, подготовил законодательную инициативу и депутаты ее поддержали. Кроме того, я вышел с законопроектом об обязательном декларировании доходов и расходов чиновниками и высшими должностными лицами ПМР.
Однако, считаю, что одними законами не обойтись, настолько сильно это зло вплелось и укрепилось в системе госуправления Приднестровья. У меня есть идея создать «Чрезвычайную антикоррупционную комиссию», наделив ее серьезными полномочиями. Например, дать полномочия вмешаться в частную жизнь госчиновников, выяснить происхождение их особняков, предметов роскоши, автотранспортных средств. И если у человека не будет обоснованных объяснений по факту появления прав собственности на недвижимость и прочие приобретения, то он либо должен идти по антикоррупционной амнистии, то есть, как минимум, половину незаконно нажитого добровольно вернуть в государственный бюджет, либо попадать под уголовное преследование. А это уже полная конфискация и длительные сроки заключения.
Я считаю, что это – действенная мера. Именно коррупция сегодня не дает подняться экономике и сельскому хозяйству республики. Она же - причина слабого развития малого и среднего бизнеса, потому что его душат взяточники.
Аналогичная ситуация с приватизацией предприятий. Почему условия обременений не выполняются? Потому что действуют коррупционные схемы.
Более того, какими бы существенными ни были объемы инвестиций или безвозмездной помощи России при наличии коррупции это все будет уходить в частные карманы. Поэтому борьба коррупцией для меня – принципиальнейший момент. Реально общество и государство теряет десятки, сотни миллионов долларов на таких вот коррупционных схемах. На мой взгляд, китайско-сингапурский подход к наказанию взяточников - это самые оптимальные меры: максимальные сроки заключения, высшая мера наказания. У нас этого нет. Но, в случае если человек действительно залез в карман к старикам, инвалидам, социально незащищенным гражданам, то эту руку пусть «виртуально», но надо оторвать.


PMRinform: Да. Каким вы видите будущее Приднестровья как государственного образования? Обозначьте пути его достижения.


Д.С.: Есть две вещи, которые мы не можем переступить. Первое - это Конституция ПМР, принятая на всенародном референдуме. Она определила главное - мы живем в независимом, суверенном, демократическом государстве. Есть второе важное обстоятельство. Это - референдум от 17 сентября 2006 года, в ходе которого подавляющее большинство населения, а именно 97% от числа принявших в нем участие, проголосовали за независимость и поэтапное вхождение в состав России. Я, как политик и гражданин, не имею права ставить под сомнение два этих важнейших понятия и факта.
Будем учитывать мнение народа и понимать, что на сегодняшний день альтернативы независимости и союзу с России нет. Абсолютно верна и другая позиция: надо выстраивать доброжелательные, дружеские отношения с Молдовой. Хотя то, что они на сегодняшний день нам предлагают это – неприемлемо. У меня такое ощущение что в самом Кишиневе не очень хотят урегулирования этого конфликта. Причину этого вижу в том, что РМ получает западные инвестиции, причем, их объем весом.
На восточном фланге – Украина. Это единственная страна, которая полностью закрывает нашу восточную границу. Нам нужны ровные, конструктивные, дружеские отношения с Киевом, тем более, что треть населения республики – украинцы. Это обязательно надо учитывать. И я так и поступаю. У нас с украинской общиной всегда были очень хорошие отношения. Но, повторюсь, стратегическое, наиболее глубокое  партнерство за Россией. Тем более, что любые реверансы в сторону Украины, в том числе, разговоры о присоединении к ней, абсолютно бессмысленны: мы Киеву не нужны. Нет ничего более печального для официального Киева чем желание Приднестровья присоединиться к Украине.
Если мы говорим о неких глобальных процессах, то, несомненно, мы - часть евразийского пространства. В оптимальном варианте, по мере развития ситуации, изменения мышления, мы станем частью единого мира, но это произойдет не сегодня и не завтра. Надо подождать.


PMRinform: Понятно. Дмитрий, назовите, пожалуйста, основные принципы вашего видения программы преодоления экономического кризиса в Приднестровье.


Д.С.: Необходимо активно привлекать внешние инвестиции и, в первую очередь, российские. Если захочет инвестировать Европа или сопредельные государства - это тоже хорошо. Однако инвестиции в республику не идут в том объеме, как хотелось бы, и это факт. Причине - та самая, пресловутая коррупция, которая бизнесменов пугает. И они нам в этом открыто признаются. Смущает их и непризнанный статус республики.
Но с инвесторами необходимо работать. Внутреннего ресурса в стране уже нет. Потенциальным магнитом инвестиций стоит считать столь необходимую победу над коррупцией. Вот это будет самая мощная внутренняя инвестиция, если мы подавим очаги этой системной коррупции.
Надо развивать аграрный комплекс, думать над тем, как восстанавливать промышленность. Но я сторонник постиндустриализма. В моем понимании постиндустриальное общество – это общество, построенное на максимальном развитии сферы услуг. Республика находится на такой территории, в такой природно-климатической зоне, где были бы очень востребованы новые медицинские, образовательные технологии, технологии связанные с досугом, развлечением, туризмом. В этом плане хорош пример Кубы. Несмотря на то, что мы считаем ее «осколком социализма», но достижения кубинской медицины привлекают богатых людей с Запада. Кубинские специалисты, к примеру, владеют очень интересными технологиями по омоложению человека.
А что у нас? Одна из печальных проблем Приднестровья, на мой взгляд, в том, что мы за 21 год независимости мы не создали ни одного международного социокультурного брэнда. Этому никто не уделял внимания. У нас нет раскрученной на международном уровне ни эстрадной группы, ни танцевального коллектива. Молдова в отличие от нас имеет и группу Ozon и ZdobsiZdub. Они в конкурсе «Евровидение» занимают хорошие позиции.
Мы это упустили. Мы до сих пор не начали снимать свое кино! Хотя территория для этого просто идеальная, а у нас нет своего кинематографа. У нас нет своей известной зарубежом художественной литературы. Еще на госслужбе, я постоянно поднимал этот вопрос. Говорил о том, что надо развивать социокультурную сферу, потому что это важный залог нашего признания. Нам нужен свой Кустурица, нам нужны свои волочковы, то есть люди, которые были бы узнаваемы в мире.
И тогда и молодежь здесь останется. Современная молодежь не очень  стремится в индустриальную отрасль. Есть молодежь желающая проявить себя на промышленных предприятиях или в сельском труде, но  основная часть городской молодежи более амбициозна. Молодые хотели бы себя реализовать в творчестве. И мы должны для них создать эти условия. Мы должны сделать Приднестровье более медийным. У нас должны появиться собственные международные агентства, которые бы имели выход на широкую западную аудиторию. Но это оказалось по сей день не реализованным. У нас все эти года правил технократ. Игорь Смирнов - великолепный производственник, у него золотые руки, он может сам катер собрать или еще что-то. Но, видимо, не было полного понимания социокультурной составляющей в государственной политике. А это направление надо развивать, причем, очень активно с привлечением зарубежных специалистов своих к сожалению очень мало.


PMRinform: Выскажите, пожалуйста, ваше отношение к Таможенному союзу между Россией, Белоруссией и Казахстаном. Возможно ли, на ваш взгляд, присоединение к нему Приднестровья?


Д.С.: Я ненавижу таможни, ненавижу границу, у меня даже комплекс есть на этой почве, - не люблю стоять в очередях. Чувство потерянного времени давит. Я объективно не по политическим даже мотивам, а по личностным, сторонник любого таможенного союза. Чтобы люди могли свободно передвигаться, чтобы свободно перемещались грузы, товары. А, как политик, я двумя руками за то, чтобы Приднестровье стало частью этого союза. Но нам прежде нужна легитимность, пусть даже частичная признанность.
Не исключен вариант, при котором все-таки молдавские элиты придут к выводу о том, что размен Приднестровья на Евросоюз более выгоден, чем бесперспективная борьба за обладание ПМР. В этой связи может возникнуть какая-то разменная ситуация и мы тогда действительно приобретем свою долю легитимности и станем частью этого Таможенного Союза, а Молдова, соответственно, станет частью Евросоюза через более мощную интеграцию с Румынией. Тогда это будет возможно.


PMRinform: Ну, и последний вопрос. Вы уже вкратце останавливались на этом, поэтому давайте, уточним. Как Вы видите будущее отношений Приднестровья с Украиной, Молдовой, Европейским Союзом?


Д.С.: Считаю, что и в Украине, и в Молдове, и в Евросоюзе, во-первых, должны появиться приднестровские лоббистские группы. Этот как у Нагорного Карабаха во всем мире есть мощное армянское лобби. Есть лобби у Северного Кипра в лице турецких общин и самой Турции. Есть международное лобби в лице США у Тайваня. Есть другие страны с аналогичным подходом к борьбе за признание.
И нам надо со всеми работать. У нас есть стержневая стратегия – отношения с Россией. Они обусловлены многими факторами: экономическими, социокультурными, историческими и военно-стратегическими. Но и с Евросоюзом нам необходимо работать. Когда мне вот задают вопрос: «Вы за евроинтеграцию или за Союз с Россией?» - я отвечал, в первую очередь, западным журналистам так: «Если ты за Россию, то это не значит, что ты - против Европы». Большая глупость противопоставлять эти понятия, потому что современные российские элиты, а я так получилось, что и лично знаком с ними, – проевропейские. Они не хотят разрывать с Европой. Посмотрите на исторические факты: в целом российская элита со времен Петра I всегда была проевропейской. Да, Европа боится Россию в силу того, что это - гигантская страна с огромными просторами. Маленькие европейские страны бояться поглощения Россией. Но, в целом, даже во времена большевизма Россия все равно шла в сторону Европы, и прообраз современного ОБСЕ - СБСЕ был создан именно по  инициативе Советского Союза.
Я в этом противоречия не вижу. Более того, если мы берем пример с российских элит, то они стандартизируют Россию при всех нюансах под европейские стандарты. Это - и многопартийность, и медийность, и конкуренция в социокультурной и политической сферах. И мы должны идти этим путем. И я пытаюсь донести эту мысль нашим элитам и народу.
А это определенными чиновниками трактуется как покушение на государственность. Но я, более чем уверен, что за государственность борются как раз реформаторы.
И этот мотив был один из основных, при принятии мною решения о выдвижении кандидатом в президенты ПМР. Я в последний момент пошел и сдал документы. Поверьте, раньше и планов таких не было, хотя мне это предлагали на съезде НДП «ПРОРЫВ!». Но когда я увидел как развивается ситуация, почувствовал угрозу государственности и демократии в ПМР, то принял решение бороться за будущее страны в качестве кандидата в президенты Приднестровья. 
У меня специфическое отношение к власти как и у любого человека с восточной философией. Я понимаю, что не это самое главное в жизни. Но, тем не менее, я пошел на выборы, и использую эту возможность для того, чтобы сказать: люди, подумайте над стратегией развития Приднестровья. Куда мы пойдем дальше? И нужна ли будет кому то эта «Пиррова победа», если старая система просуществует максимум полгода-год и рухнет под громкие скандалы, на фоне социального взрыва? Надеюсь, что Вы меня поняли.
 

 

PMRinform: Конечно.


Д.С.: Ну посмотрим, как оно будет. Я планирую пригласить всех претендентов на теледебаты. Я готов к общению в прямом эфире, посмотрим кто откликнется.
 

 

PMRinform: Очень интересно будет, конечно. Спасибо за интересный разговор. Удачи!




comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×