/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Политическая турбулентность в Молдове

Политика
//
10:16, 19 января 2011
//
1015
altДмитрий Соин и Владимир Цеслюк о поствыборном пасьянсе в РМ. Что ждет соседнее государство, наступит ли там долгожданная стабильность, или, как и прежде, молдавский социум будут лихорадить политические битвы и кризис государственной власти?

Д. Соин: Добрый день. Вас приветствует "Разговор начистоту. Без цензуры". Сегодня мы будем обсуждать поствыборную внутриполитическую ситуацию в Молдове. В гостях у нас аналитик, эксперт информационного агентства "НИКА-пресс" Владимир Цеслюк.
Приветствую тебя, Володя. Так случилось, что наши прогнозы с известной погрешностью, тем не менее, оказались наиболее верными по выборам в Молдове. Как мы и говорили, возвращение коммунистов к власти не произошло, а  Альянс за европейскую интеграцию № 2 воссоздан и сейчас работает. Каковы, на твой взгляд, политические перспективы в этом формате для Молдовы?

В. Цеслюк: Странная история заключается у нас в следующем: выборы прошли уже полтора месяца назад, но до сих пор наблюдается   непонятная ситуация внутри, вокруг коалиции. Я бы это назвал возней, дележкой портфелей. Есть много вариантов взаимодействия всех структур в парламенте, обсуждается создание так называемой широкой коалиции - это то, что предлагает Воронин. Понятно, что широкая коалиция невозможна: Либералы во главе с Гимпу на такое  не пойдут. Самый главный вопрос заключается в том, что этот Альянс №2 не в состоянии избрать президента.  Поэтому сегодняшние заявления о том, что у нас сформировано устойчивое правительство, в частности,  об этом говорит правоцентрийская коалиция, на мой взгляд, несостоятельны.  Где гарантия, что это правительство просуществует 4 года, как и положено, что очередные досрочные выборы не состоятся снова в течение трех-четырех месяцев или через полгода, год?

Д. Соин: Мне кажется, что в ситуации, которая складывалась в Молдове, начиная с 2009 года, ключевым был даже не вопрос устойчивости самой власти, а  вопрос о том: вернется ли авторитарный режим Воронина снова к управлению страной. Потому что мы знаем примеры той же Италии, ряда других европейских стран, процветающих, в отличие от Молдовы, где периодически возникают политические кризисы, но при этом жизненный уровень населения гораздо выше, чем здесь. Это объясняется устойчивыми демократическими традициями и правильным ведением экономики. Мне кажется, что все-таки эти три избирательных  кампании надломили потенциал Воронина и коммунистов в целом. Последние результаты «посрамили»  тех, кто желал их возвращения к власти, тех, кто пытался организовать для Молдовы красный реванш. Сейчас ключевой   вопрос: изберут или нет президента. Сами коммунисты выступали за понижение порога до пятидесяти одного голоса при избрании главы государства. Возможно, это выход. Теперь правящая коалиция, «развивая» коммунистические  инициативы, «идя навстречу» оппозиции, может принять эту поправку. Это будет очень демократично.

В. Цеслюк:  Вообще эта история под названием «Поиски вариантов избрания президента» очень постыдная. Потому  что президент в нашем постсоветском понимании - это общенациональный лидер с известными допусками. Когда этот лидер избирается только потому, что надо назначить наконец-то хоть кого-то,  и человек  становится президентом благодаря узкому  кругу людей  - 101 депутат, то это, конечно, позор. Когда у страны были варианты избирать президента общенародно, а коммунисты этому противились, возникает вопрос о перспективах молдавской государственности. Надо что-то делать, потому что у нас бесконечная история под названием «Очередные досрочные парламентские выборы». А если сейчас опять не изберут президента? По всем нормам должны состояться еще одни выборы. Чем они закончатся? В сотый раз я повторяюсь: другой страны под названием Молдова сегодня не будет. Там есть определенный левый электорат пророссийского разлива и заметная группа правоцентристского толка, которая поддерживает либералов и либеральных демократов, которые нацелены на Европу. И через год эта ситуация не изменится. Надо спасти всех от этой бесконечной истории под названием «Вечный молдавский двигатель». Вот привяжи приводной ремень к какому-то из политиков,  например, к Воронину, ведь он один из виновников этой истории: вот тебе вечный двигатель, который может давать ток в недоразвитые молдавский районы. Поэтому здесь уже идет разговор об ответственности перед страной, судьбой молдавского народа, самим собой. Речь уже идет о том: есть у тебя совесть или нет? Давайте заканчивайте наконец-то эту вакханалию с выборами и начинайте работать, потому что избирательная кампания в условиях Молдовы – это ситуация, когда все должны работать на партию. А у нас как? Страна живет сама по себе, партии сами по себе - рвутся к власти. Сейчас такая бурная дележка портфелей. Все рассуждают, какой должен быть министр МВД: в погонах, без погон. Какая разница? Нужна государственная задача и МВД,  и министерству здравоохранения, и экологическим организациям. Нужен государственный заказ, а его нет. Эта дележка портфелей, наверное, закончится какими-то выводами для тех, кто эту власть получит. А страна пока живет под лозунгами реформирования, европейской интеграции и чуть-чуть реинтеграции, я имею в виду приднестровский вопрос.

Д. Соин: Володя, на твой взгляд, каков выход из существующего кризиса? Например, вернуться к всенародному избранию президента, придав новый стимул политической системе государства в целом, или оставить  это на откуп парламенту  и, соответственно, поддерживать ту систему, которая сегодня загнала Молдову в определенный политический кризис? Ведь действительно президент – это фигура, которая не может быть предметом каких-то торгов и сговоров. Это очень сильно девальвирует в целом политическую систему.

В. Цеслюк: Внутри коалиции масса взаимных подозрений. Забыть об этом, забыть об амбициях. Все хотят быть Наполеонами  - много желающих быть президентом. ПКРМ начала очень агрессивную информационную компанию под названием «Лупу не может быть президентом». В этих условиях следует  изменить конституцию, вернуться к всенародному избранию президента и начинать работу. Другого выхода нет. Избиратель у нас дисциплинированный и стал уже достаточно политизированным. А череда парламентских выборов  приведет к тому, что  у народа однажды закончится терпение. Люди начинают понимать, что  их проблемы не интересуют политиков. Если бы политиков  интересовали заботы рядовых граждан, они бы вели себя по-другому. Такое ощущение может означать  провал всей истории под названием «Политический проект Молдова».

Д. Соин: Надо отдать должное:  за последние 10-15 лет в Молдове все-таки было сформировано гражданское общество, ведь  на выборы регулярно выходит около 60% населения. Это говорит о многом. Тем более, что активно голосует молодежь и диаспора за пределами Молдовы. Однако хорошо организованная и, к тому же, авторитарная группа может  воспользоваться общей усталостью от беспорядка в умах и на политическом поле,  установив под лозунгами спасения страны  диктатуру.

В. Цеслюк: Это давнишняя история в Молдове под названием «Третья сила».  О ней мечтают многие, и сейчас появились во время избирательной кампании лозунги «Нужна третья сила». Но если эти силы не справляются? Самая главная проблема заключается вот в чем: все люди, которые сегодня попали в парламент – патриоты,  государственники. Все хотят в стране реформ,  лучшей жизни для Молдовы. Но в то же время, когда смотришь, как они воюют друг с другом, становится понятно, что скоро этот патриотизм в Молдове камня на камне не оставит. Есть такая история, что в России две беды: дураки и дороги. В Молдове  же их три: дураки, дороги и дураки, указывающие дорогу. Надо, наконец, отрезветь и быть ответственными перед страной, Родиной. Кстати говоря, я слово Родина в последнее время не слышал от молдавских политиков.

Д. Соин: На молдавском языке Родина – Патрия. От этого слово патриот, то есть тот, кто любит Родину. Может действительно надо произносить чаще слово «Патрия».

В. Цеслюк: Воронин собирал вокруг себя патриотов  накануне апрельских выборов прошлого года. В Молдове появилась партия патриотов. Я видел визитку одного из лидеров этой партии. Визитка традиционная, а на обратной стороне вопрос: ты патриот Молдовы? Коммунисты, либералы, я думаю, и Михай Гимпу – все они  патриоты, но взаимная ненависть такая, что они перегрызут друг друга. Кстати, точно такое отношение и к Лупу со стороны коммунистов.  Я так понимаю, что  между либеральными демократами и демократами тоже какие-то проблемы. Это надо заканчивать.

Д. Соин: Мое видение как эксперта сводится к тому, что люди под разными знаменами, входящие в политику, в том числе во власть, воспринимают какие-то идеологические аспекты как вторичные, как какое-то оформление общей сцены, на которую  кто-то выходит, как рыцарь печального образа, кто-то  в образе Дульсинеи Тобосской, кто-то - национального спасителя. Но когда на одну чашу весов ставится решение либо личных, либо групповых коммерческих, финансовых интересов, а на другую – сама Молдова, то первая  чаша - перевешивает. Сама система договоренностей внутри молдавского политикума,  на мой взгляд, сводится к следующему: как правильно построить свои бизнес-интересы, защитить недвижимость, коммерческие, банковские и прочие структуры?  Как выстроить  внешние отношения, чтобы  финансовые  потоки из Евросоюза и России не прекратились?

В. Цеслюк: Существует такая история: «Мало ли что я обещал во время избирательной компании? Мало ли что у меня написано в партийной программе?» То есть ответственности за свои слова, за то, что политик обещает своим избирателям, которые потом делегируют ему свои полномочия, абсолютно никакой нет. Механизма выражения вотума недоверия партии, которая пришла к власти или конкретному депутату, также нет (за исключением самих выборов). То есть приходит безответственная публика. Для них избиратель – это масса, которую можно раз в 4 года использовать. В апреле прошлого года господин Формузал (это башкан Гагаузии) выступил с обращением к гагаузскому народу, где черным по белому было написано: «Если кто-то в РМ ставит под сомнение политический проект под названием «Молдова», гагаузы найдут возможность самим определиться в европейском сообществе». Он не сказал слово «самоопределение», но как бы и сказал. Вот до чего уже доходит: гагаузы становятся патриотами Молдовы. Это нормально, потому что это граждане Молдовы, а Гагаузия - часть территории страны. Может быть, там искать какую-то национальную идею? Отсутствие национальной идеи - это отсутствие мозгов в головах. Вот и всея история.
Сейчас правительство объявило свои приоритеты, сформирован кабинет министров. Среди всех этих прерогатив есть такая история под названием «Децентрализация власти», что очень обнадеживает.  Это некий шаг, я не хочу сказать к федерализации Молдовы, но в сторону того, чтобы регионы были, во-первых, самодостаточными, развивались с точки зрения региональной структуры. Таким образом, политическая энергетика несколько ослабнет, и они будут заниматься делом: экономикой и евроинтеграцией. Что такое евроинтеграция? Это приведение в более цивилизованный облик страны и всех ее структур, потому что если Вы, господа, не знаете, как обращаться с бездомными животными, обрекаете пенсионеров на то, чтобы они жили за пределами бедности, у вас нет понятия о соблюдении дорожных знаков,  то о какой евроинтеграции можно говорить. Когда это отсутствует, но есть мощные лозунги  - это молдавский коммунизм, который абсолютно ничем не обеспечен. Сейчас история о децентрализации власти кажется интересной. Может быть, она будет двигаться каким-то образом и в сторону Приднестровья. 

Д. Соин: Будем надеяться, что выстроится вся молдавская система, будут найдены какие-то формулы, ключики к  решению основных вопросов. В любом случае, Приднестровье заинтересовано в том, чтобы на правом берегу не было режима, который мог бы развязать войну или акции, типа блокад  или других форм давления. Сегодня с вами был «Разговор начистоту. Без цензуры».  Спасибо за внимание.

Материал публикуется под редакцией ИА «Лента ПМР» с разрешения авторов.

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×