/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

«Разговор начистоту. Без цензуры!»

Политика
//
12:32, 4 октября 2010
//
1821
altМаксим Шевченко: Приднестровье - монархия или либерализм?

Приднестровье,   являясь носителем русского духа, может и должно понять, что  остается один путь - это путь  борьбы,  путь приднестровского суверенитета.

Максим Шевченко: Саму природу русского духа, русского сознания  мы должны явить миру. Такое понимание глобальной всечеловеческой свободы, которая сможет соединить в себе, не истребляя ничего, а дополняя взаимно все культуры,  все религии, всю человеческую историю.  Мы должны иметь идею всечеловеческого братства. В этом, как говорят великие классики, Достоевский, Толстой, Пушкин, Леонтьев, проявляется суть русского самосознания, а вовсе не в империи и в победном марше полков. Хотя, конечно, приятно понимать, что когда-то русские полки вошли в Париж. Но я считаю, что это случилось не благодаря генералам, а благодаря тому, что  на Бородинском поле Наполеон сказал:   «Русского проще убить, чем победить!»

Дмитрий Соин: Сегодня очень активно возрождается  монархическая тема.  Кстати,  это было и в начале 90-х годов сразу после развала Союза. На мой взгляд,  имеет место попытка выстроить новую идеологию. Когда  разрушили  Советский Союз, советские ценности, перестроечные элиты ожидали, что им на смену должно что-то прийти, а ничего свежего не произошло. Вот  тогда,  как  при падении,  хватаясь за воздух,  элиты начинают опираться на монархическую идеологию из далекого прошлого,  которое трудно адаптировать к современной  жизни. Достаточно  обратить внимание на российское кино и некоторые аналитические программы, чтобы убедиться в том, что попытки реставрации монархической идеологии реальны.  В контексте этого возникает вопрос,  по какому пути идти  Приднестровью, какой образ будущего следует формировать.

Максим Шевченко: Монархизм  в современном  мире - это вообще не тот монархизм, который был в средневековье. Монархизм - это возможность попасть в один из мировых элитных клубов.  Сегодня существует два глобальных клуба: монархический и либеральный. Монархический клуб  построен на признании статуса исторического авторитета. Либеральный клуб построен на признании статуса денег, «бабла», как угодно, это называйте.
Элиты  постсоветских государств  не имеют никакого статуса. Бывшие партноменклатурщики и выходцы из  КГБ номенклатуры не получают на это права. После развала СССР эти группы обнаружили, что мировые элиты  не спешат признавать их себе равными. Да, ты будешь  другом  президента какого-нибудь Бантустана;  да, тебя могут принимать короли, Папа Римский, кто-то еще, но быть частью мировой элиты - это совсем другое.  Даже какая-нибудь «дохленькая»  Молдова  может стать частью мировой элиты  потому, что она войдет в европейский либеральный клуб, но не бывшая советская номенклатура. Поэтому эти элиты зачастую ищут  легитимность,  в частности,  в монархических  идеях, полагая,  что Романовский дом  или  дом Багратиона может  придать  им  какой-то статус.
Лидер современного транснационального монархического  клуба - это ганноверская династия  Британская. Поэтому у нас в обнимку в Майклом Йоркским прыгают по сибирским рекам, по водопадам амурским в надежде, что вот он статус. Но, на мой взгляд,  статуса  никогда не будет. Безусловно…  уверен просто.
Судьба России как государства, как исторического субъекта  предрешена: Запад никогда не позволит  восстановиться сильной России.  Запад абсолютно в этом не заинтересован. Для него актуальнее включить в себя Россию по частям, какие-то части европейской территории России, разделив, ее на много кусков. Или, вообще, стереть Россию с лица земли, и перейти к прямой эксплуатации  ее природных ресурсов. Это гораздо более важно.
Ведь российская государственность возникла не благодаря Западу,  а вопреки ему.  Понимаете? И, собственно,  вся борьба Запада была  направлена на уничтожение России.  300 лет Запад боролся с нами: это и походы  немецких рыцарей,  и походы поляков, и походы Карла Xll, и походы Наполеона,  и походы Гитлера,  в конце концов. Целью всегда было уничтожить восточного  Колоса,  убрать его,  сбросить его с  постамента истории.
Поэтому сейчас напрасна надежда на то, что можно,  кому-то целуя руку  или  щедро отсыпая золото и нефти в карман, влезть в какой-либо мировой клуб.  В либеральный,  кстати,  могут взять,  пожалуйста. Но в  либеральный клуб тоже  возьмут на сотых  ролях  в лучшем случае,  потому что такая есть особенность,  что статус и авторитет даже в капиталистическом   обществе  не завоевываются  количеством  баксов. Ты можешь снять, как писал  Пелевин, себе и целый отель где-нибудь на Западе, и пусть у тебя будет яхта из чистого золота, но это не значит,  что ты станешь Билом Гейтсом. Сейчас российские элиты предпринимают бешеный рывок по пути инновации и модернизации. Это не что иное,  как попытка войти в мировой клуб элит, обеспечить собственное будущее  в неизбежном крахе большого проекта под названием Россия.
С этой точки зрения Приднестровье,   являясь носителем русского духа, может и должно понять, что  остается один путь - это путь  борьбы,  путь приднестровского суверенитета. Я не думаю, что будет военное давление на Приднестровье, по крайней мере, так вот не могу это спрогнозировать  в обозримом будущем, но политическое давление будет,  безусловно. Будет подкуп правящей элиты  с предложением принять один из мировых проектов, будет  подкуп населения, раздача румынских паспортов и прочее.
Сегодня румынский паспорт получить  проще, чем российский. По почте, говорят, можно получить румынский паспорт.  А российский паспорт  - это большая проблема. Я это говорю,  потому что мне об этом рассказали сами приднестровцы.
С этой точки зрения вспоминаем наследие наших предков: казаков, староверов,  которые не изменяли своей истине вплоть до того,  что даже бежали от заведомо выгодных поступавших предложений, например, в поисках свободы и града Китежа.    Вот приднестровский образ  -  это образ града  Китежа. Это  другой тяжелый путь, путь аскезы. Но  путь, безусловно, спасительный, на Небеса. Не от всех людей, к сожалению,  это можно требовать. Это путь личного понимания и личного участия в этой борьбе.

Дмитрий Соин: Да,  это путь личного выбора .Очень серьезного и,  я бы так сказал,  во многом трагического.
Сегодня у нас был «Разговор на чистоту.  Без цензуры» с  Максимом Шевченко. Мы затронули очень важные и интересные темы из истории и современной политологии. Спасибо.


Материал подготовлен с согласия авторов под редакцией ИА «Лента ПМР»

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×