/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Разговор начистоту. Без цензуры!

Политика
//
14:38, 3 августа 2010
//
1152
alt
Дмитрий Соин: «Разговор начистоту и без цензуры» снова приветствует вас. И говорить мы будем о самом актуальном и остром региональном событии – предстоящем в Молдове референдуме, об изменении механизма избрания главы государства. Это непросто референдум. Это по большому счету, принципиальный спор, между правящим в РМ либеральным альянсом и оппозиционными прокоммунистическими силами. Говорить об этом мы будем с политологом, экспертом и журналистом  Вячеславом Сириком.
Вячеслав Анатольевич, приветствую Вас на нашей программе и первый вопрос по референдуму в Молдове. В общем-то, насколько он должен нас волновать? И насколько он актуален и важен для самой молдавской государственности,  с точки зрения ее перспектив?

 Вячеслав Сирик: Я тоже приветствую всех тех, кто будет смотреть наш ролик и хочу сказать, я очень рад, что с «ПРОРЫВом!» мне приходится откровенно, спокойно и серьезно говорить о самых ключевых и важных вопросах политической жизни и в Приднестровье, и в Молдове. Что говорить о референдуме? Референдум в Молдове – это большое событие, потому что,  на самом деле, впервые за всю историю этого государства, после так называемых истерических народных собраний, запускается совсем другой механизм. Многие эксперты и политологи считают, что основа – это заимствование приднестровского опыта, как ни странно. Молдова пытается, по сути дела, сымитировать теперь народное, легитимное волеизъявление (посредством референдума). То, что по этому поводу раскололись так мнения и есть лагерь прокоммунистический и либерально-румынский, унионисткий – это совершенно естественно. Для того чтобы схватить власть и сконцентрировать ее в своих руках, Гимпу необходимо обратиться к народу Молдовы. По сути дела, это крестьянский социум и он должен высказать свое мнение. Конечно, когда мне пришлось посмотреть на то, как живут сейчас, в июле 2010 года рядовые граждане Молдовы, рядовые труженики, созидатели на той стороне Днестра, в Криулянском и Дандюшанском районе я понял, что они крайне далеки от тех споров, которые происходят в Кишиневе. Конечно, для  Приднестровья – это вещь совершенно противоположная и чуждая, у нас действительно две разные избирательные системы, два самостоятельных государства, которые волею судеб, исторически соседствуют друг с другом, но на самом-то деле нас это не касается. Нас это может коснуться только в том случае, когда по призыву коммунистов из Молдовы, вот эти очень узкие группы, они часто называют себя оппозиционными в Приднестровье, но конечно до оппозиции им еще расти и расти, могут откликнуться. И они уже пытаются через средства массовой информации, через общественное сознание вбросить тезис – давайте и мы поучаствуем в бойкоте, практически примем какое-то косвенное участие в событиях, которые разворачиваются в Молдове. Я считаю, что это взгляд – принципиально неправильный.

Дмитрий Соин: Вячеслав Анатольевич, а вот такой вопрос, с советских времен мы помним «Народ и партия – едины» и речь идет, именно о коммунистической партии. Коммунисты всегда кичились тем, что именно они народная партия, которая по всем вопросам советуется с народом, а тут они выступили против референдума. И более того, вокруг них формируется ядро будущей антиреферендумной коалиции. Почему не выйти на референдум, не отстоять каким-то образом свою позицию, даже через голосование? Не взять и не провалить замысел национал-либералов, если уж он так для них вреден?

Вячеслав Сирик: На самом деле здесь есть несколько глубинных причин. Я бы остановился на двух моментах. Необходимо понимать, что сегодня в Европе, особенно в Румынии и в Молдове – это не коммунисты советского времени. 20 лет прошло с момента распада Советского Союза, произошло качественное перерождение этой идеологии. Она, по сути дела, выродилась. Сегодня мы понимаем, что за лозунгами, разоблачениями, какими-то социальными обещаниями, которые никогда не выполняются, стоит только одно – желание определенной группы бывших функционеров вернуться к власти. В данном случае это Молдова. Они стремятся захватить снова рычаги управления, заниматься всем тем, чем сегодня, по сути дела, занимается либеральный альянс. Второй аспект заключается в еще более типологически сложном, но очень конкретном аспекте, о котором сегодня говорят даже у нас в Приднестровье, в России и в Украине.. Что это за аспект? Что здесь за проблема? Дело в том, что сегодня Молдова, с либеральном альянсом, как бы перебрала все виды организации своих политических режимов. И мы увидели, что как в той же Румынии после отмены власти Чаушеску – они не могут эти страны органически жить при демократии. Они своего собственного народа боятся,  не умеют им управлять и, соответствующим образом, они его попросту обманывают. Втягивают в политические игры – это разменная монета. Более того когда говорят, что либеральный альянс заявил о том, что вход в Румынию – это естественная дорога, это ближайшая перспектива, это будет процесс, который запустят при помощи референдума. Я напомню, есть 142 статья молдавской Конституции, которая говорит о том, что необходимо после изменения Конституции и процедуры выборов главы государства, дальше референдальным путем запустить механизм плебисцита по поводу присоединения, слияния с матерью Родиной. Конечно, для нас эта вещь очень тревожная, потому что у нас возникает более серьезный противник, который в начале 90-х годов, с кровавой бойней на Днестре в 92-м году, не отказался от планов военного вмешательства, подрыва приднестровской государственности изнутри. И постоянно возвращается к этой теме через засылку агентуры, разделение власти и, по сути дела, через идеологическую дезинформационную борьбу, которая ведется на всех фронтах. И она будет оживляться, с сентября… Вот мы увидим, до декабря, как раз к нашим выборам, к выборам нашего представительного органа – Верховного Совета, как оживятся на этом поле действия противника и его инсинуации.

Дмитрий Соин: Все-таки, чьи действия? Действия Кишинева или Бухареста? И второй вопрос, что более перспективно для Молдовы – молдовенизм и попытка каким-то образом структурировать вот такую молдавскую, сепаратную от Румынии, идентичность? Или все-таки румынизм, путь в Европу через Румынию, через унире, через некие общие процессы в этом сегменте  романского мира.

Вячеслав Сирик: Я скажу вам, что мы затрагиваем серьезнейшую региональную политологическую тематику. И вам честно признаюсь, поскольку это разговор без цензуры, отрытый разговор, что в свое время я очень неохотно, включился вот в эту полемику. Я посчитал, что она тоже действительно важна, и в ней нужно высказать свое мнение. Мое мнение заключается в следующем – конечно, сейчас путь в Европу, объявленный альянсом за европейскую интеграцию, лежит только при помощи румынских институтов. Румыния, как и Европейский союз, не спешит ни ликвидировать Молдову, ни быстро ее присоединить к европейским структурам или к той же Румынии. Значит, это будет некий долгий процесс ликвидации псевдо-молдавской государственности. Молдавская государственность – это распадающаяся государственность. По сути дела, сегодня даже многие серьезные политологи в Америке и Европе задают вопрос – перед нами, что некое пространство? Как его называть? Это не Молдова как ошибка, это более сложная вещь – это продолжение распада тех конструкций, которые были и создавались еще в 40-е года  XX века. Еще по итогам Второй мировой войны. Дележка территории продолжается. В Дунайско-Карпатско- Днестровском регионе – это приведет к катастрофическим последствиям. Теперь уже не Балканы пороховой погреб Европы, а мы становимся пороховым погребом. Ни Приднестровье, а именно агрессивная Молдова, недоговороспособная, не желающая идти на компромиссы. Ни от Гагаузии, ни от Приднестровья –  молдавские и румынские властители отказываться не собираются, они по-новому это обыграют. Что касается споров молдовенистов, то здесь я могу сказать, что они проигрывают в главном. Они пытаются, опираясь на сиюминутные и конъюнктурные соображения сегодняшнего дня, вспомнить о некоторых исторических традициях. Но исторические уроки показывают, само создание румынского государства поставило точку во всех молдовенистских и бессарабских теориях. Это  просто пространство, которое временно можно было освободить в 40-м году, но потом снова вернуть. Молдовенисты проиграют эту войну.

Дмитрий Соин: Сегодня мы говорили о референдуме в соседнем государстве. Должен ли он нас волновать – вопрос остается открытым. Но учитывая то, что нас разделяет всего лишь река Днестр – мы не можем оставаться безучастными к тем событиям, которые происходят  в Бессарабии, в республике Молдова. Спасибо, что были с нами. До встречи.

Полная печатная версия программы «Разговор начистоту. Без цензуры» под редакцией ИА «Лента ПМР».

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×