/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Дмитрий Соин и духовой квинтет - "Либерти"

Политика
//
14:52, 24 июля 2010
//
1441
altДмитрий Соин:  Добрый день, дорогие друзья. Сегодня в эфире новый выпуск программы «Разговор на чистоту. Без цензуры!», и мы снова на крыше. Раньше я думал, что один играю на этой крыше, а сегодня убедился в том, что музицирование на высоте свойственно не только мне. Ребята, расскажите кто вы, как называется ваш  коллектив, какую музыку вы исповедуете?

Дмитрий Шеремет: Мы – приднестровский коллектив – духовой квинтет «Либерти», который собирается для удовлетворения своих творческих идей и реализации их в жизнь, в том числе и на крыше.

Дмитрий Соин: Дима, а почему «Либерти»? Назвали бы вы свой коллектив более патриотично – «Булава», «Илья Муромец», «Васильки» или, например, ВИА «Днестр». А тут – «Либерти», в Тирасполе – это такое нестандартное название.

Дмитрий Шеремет: «Либерти» – это смысловая составляющая. То есть, итальянцы в начале XX века, когда появился модерн, называли это течение «либерти», потом оно ушло, остался модерн. Это сочетание, смешение стилей, новшество, ну и от английского – свобода. Свобода в выборе репертуара и, в том числе, места его исполнения.

Дмитрий Соин: А все-таки, какое у вас музыкальное направление?

Дмитрий Шеремет: В основном это диксиленды, произведения джазового направления, хотя мы с большим уважением и любовью исполняем классику, переложение духовной музыки, обработки народной.

Дмитрий Соин: Диксиленды – это что такое?

Дмитрий Шеремет: Это стиль музыки, зародившийся  в начале XX века в Америке. Есть несколько версий, почему он так называется. Город Дикси – это один из вариантов. Есть несколько других, но это наиболее интересный.

Дмитрий Соин: А вот так и проявляются ЦРУшные корни вашей группы – либерти, диксиленды и прочее (смеются). А если теперь по серьезному. Я знаю, вы одержали крупную музыкальную победу на международном музыкальном конкурсе в Ялте. Буквально в двух словах, что это был за конкурс? И каковы результаты этого конкурса для вашей группы?

Дмитрий Шеремет: В Ялте проходил фестиваль духовой музыки, в котором принимали участие много коллективов, около шестисот человек. И в рамках этого фестиваля проходил конкурс, на котором мы взяли первое место, победили другие команды. Для нас это было очень важно с психологической и профессиональной точек зрения. Потому что до этого мы не выезжали никуда, а лишь курсировали по городам и весям Приднестровья. Это положительно сказывается на отношении, в том числе и чиновников, и слушателей, к нашему профессиональному коллективу.

Дмитрий Соин: Вы были заявлены как приднестровский коллектив?

Дмитрий Шеремет: Да, нам удалось предварительно этого добиться с организаторами, потому что они предлагали выступать за Молдову, даже не уточняя, что это город Тирасполь. Но нам удалось их убедить в том, что нужно представлять нас как Тирасполь, Приднестровье. Они, в конце концов, согласились, мы были этим очень горды. И на всех проходивших мероприятиях, а программа была очень насыщенная, на открытии, на закрытии – нас представляли как Тирасполь, Приднестровье.

Дмитрий Соин: Видно, существенно вам помогли наши власти в этом выезде. Вообще, подключались какие-то чиновники к организации этого выезда, раз вы, по сути,  позиционировали и рекламировали Приднестровье накануне 20-летия республики?

Дмитрий Шеремет: Знаете, нет. Мы и не обращались,  зная что, в принципе, это не реально, никто нам не поможет деньгами. Единственно, спасибо, конечно, за моральную поддержку. Нас стали воспринимать всерьез, когда мы привезли из Ялты буклеты, плакаты, материалы, где написано: Тирасполь, Приднестровье. Привезли победу, и я надеюсь, что в будущем это положительно скажется на наших отношениях с чиновниками.

Дмитрий Соин: Теперь золотой дождь должен обрушиться на вас!

Дмитрий Шеремет: Посмотрим.

Дмитрий Соин: Дима, тема конечно сложная и в чем-то печальная. Ведь у нас сложилось так, что за 20 лет независимого Приднестровья мы сохранили кое-какие коллективы советской поры, старые танцевальные и музыкальные бренды. Мы пытались развивать какие-то новые бренды, новые музыкальные и творческие направления. Однако по сути прорывов нет. Можно ли вообще сказать, что у нас есть стратегия в области культуры и искусства? И можем ли мы говорить о существовании вообще приднестровского искусства, как такового?

Дмитрий Шеремет: Трудно говорить о приднестровского национальном искусстве, потому что тут смешение всего, что было на этой земле.

Дмитрий Соин: А о гражданском искусстве? Вы же не национальный коллектив. Можно ли говорить о национальной культуре США? Нет, конечно, там многочисленные этнические общины. Но при этом, мы знаем Голливуд, мы знаем Майкла Джексона и Леди Гагу, мы знаем других исполнителей. Под американскую попсу танцует весь мир. Сколько бы мы не обрушивали свой гнев на Америку, мы при этом носим ее джинсы, смотрим ее кино и слушаем ее же музыку. А вот почему не слушают приднестровскую музыку, не смотрят приднестровское кино и не носят наши приднестровские джинсы? Даже у нас, внутри ПМР. В чем проблема?

Дмитрий Шеремет: Я не знаю, как по поводу джинс… А вот, что касается музыки, думаю,  не хватает профессионалов, которые могли бы продвигать это внутри и за рубежом. У нас есть много талантливых, хороших людей, способных составить серьезную конкуренцию и на Западе, и в Америке в том числе. Но все, кто чего-то стоят, стараются выезжать из Приднестровья куда-либо, как минимум в Кишинев, потому что там больше возможностей. У нас нет профессионалов, которые могли бы это продвигать, продюсеров, других профильных специалистов.

Дмитрий Соин: Но профессионалы появляются где? Рыба ищет, где глубже, а человек – где лучше. Профессионалы в области музыкального промоушена – это люди, которые работают за серьезные деньги. Возникает вопрос, а готово ли приднестровское государство для продвижения, в первую очередь, своего имиджа, финансировать и поддерживать нашу культуру и искусство по настоящему? Не так, что вы одолжив денег съездили на конкурс, победили, а вас потом куда-то пригласили, пожали руки и сказали: «Большое спасибо, что вы за свой скудный личный бюджет славите ПМР».

Дмитрий Шеремет: Не знаю, мне трудно судить по этому поводу. Я думаю, что раз этого не происходит, то, наверное, – нет. Если бы оно могло быть, то оно бы происходило. Я думаю, что наши победы доказывают важность поддержки творческих людей в Приднестровье.  Полагаю, что нужно об этом громче говорить, тогда возможен результат.

Дмитрий Соин: А я уверен, что надо больше играть и ездить. Ваша группа готова к этому?

Дмитрий Шеремет: Однозначно. В любой момент мы собираемся и выезжаем. Проблема в финансировании и в возможности выехать, других проблем у нас нет.

Дмитрий Соин: Но творческого желания и творческого потенциала для этого предостаточно?

Дмитрий Шеремет: Сверх.

Дмитрий Соин: Собственно, я  в этом убедился, когда играл в другой части крыши на банджо и услышал, как играете здесь вы. Я понял, что на самом деле в Приднестровье есть глубочайший, очень мощный творческий потенциал, который, к сожалению, государством не используется либо игнорируется.

Сегодня у нас был разговор на чистоту, без цензуры. Говорили мы о музыке, об искусстве и о его судьбе в Приднестровье. Сегодня стало понятно, что без поддержки таких творческих людей, таких творческих коллективов, как гости нашей программы, невозможно формирование нормального позитивного имиджа республики далеко за ее пределами. Спасибо за внимание.

Материал подготовлен и отредактирован с согласия авторов ИА «Лента ПМР»
comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×