/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Олег Горбунов: Православие как объединитель Украины

Религия
//
11:33, 24 мая 2010
//
1079
altВ конце апреля украинская социологическая компания Research&Branding Group (RBG) выяснила отношение населения Украины к православию и его роли общественной жизни страны в разные периоды времени:


КАКОВА, ПО МНЕНИЮ РЕСПОНДЕНТОВ, РОЛЬ ПРАВОСЛАВНОЙ ВЕРЫ В СТАНОВЛЕНИИ УКРАИНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

 

Запад

Центр

Юго-Восток

УКРАИНА В ЦЕЛОМ

В целом значительная

66,5

72,4

58,7

64,4

В целом не значительная

21,4

16,6

20,6

19,6

Затруднились ответить

12,1

11,0

20,7

16

 

НУЖНО ЛИ, ПО МНЕНИЮ РЕСПОНДЕНТОВ, НА ЗАКОНОДАТЕЛЬНОМ УРОВНЕ ОТРАЗИТЬ РОЛЬ ПРАВОСЛАВИЯ В СТАНОВЛЕНИИ УКРАИНСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

 

Запад

Центр

Юго-Восток

УКРАИНА В ЦЕЛОМ

Да

50,1

62,2

42,7

50,1

Нет

30,0

20,1

26,6

25,5

Затруднились ответить

19,9

17,7

30,7

24,4

 

ОТНОШЕНИЕ РЕСПОНДЕНТОВ К ВВЕДЕНИЮ ИНСТИТУТА ВОЕННЫХ СВЯЩЕННИКОВ (РАЗНЫХ РЕЛИГИЙ И КОНФЕССИЙ) В УКРАИНСКИХ ВООРУЖЕННЫХ СИЛАХ

 

Запад

Центр

Юго-Восток

УКРАИНА В ЦЕЛОМ

В целом поддерживают

71,7

63,8

52,2

60,1

В целом не поддерживают

14

21,6

24,5

21,2

Затруднились ответить

14,3

14,6

23,3

18,7

 

НЕОБХОДИМО ЛИ, ПО МНЕНИЮ РЕСПОНДЕНТОВ, НА ОБЩЕУКРАИНСКОМ УРОВНЕ ВВЕСТИ ПРЕПОДАВАНИЕ ОСНОВ ПРАВОСЛАВНОЙ КУЛЬТУРЫ И ИНЫХ РЕЛИГИЙ (ЕСЛИ ЭТОГО ПОТРЕБУЮТ МЕСТНЫЕ ОБЩИНЫ)

 

Запад

Центр

Юго-Восток

УКРАИНА В ЦЕЛОМ

Да

73,6

72,8

60,4

67,0

Нет

15,3

16,2

17,0

16,4

Затруднились ответить

11,1

11,0

22,6

16,6

 

Напрашивается несколько выводов относительно реальной роли православия в общественной и государственной жизни Украины. Мы ближе подходим к ответу на вопрос, что же может объединить разные берега Днепра?

Вывод первый. Авторитет Украинской Православной Церкви (самой большой части Русской Православной Церкви и единственной канонической Православной Церкви Украины) не используется в общественной жизни и на 50%. Хотя по уровню доверия населения УПЦ уступают все государственные и общественные институты страны (на протяжении всего прошлого года уровень отрицательного отношения к парламенту и правительству превышал 60%, к президенту – 70% (см. данные Центра социальных исследований «София»). При этом авторитет Патриарха Кирилла и Митрополита Киевского и всей Украины Владимира значительно превышает авторитет светских органов власти и организаций (так, например, даже многие из относящих себя к «УПЦ Киевского Патриархата» (раскольникам) – вернее – почти треть от их числа – признают своим духовным вождем Патриарха Кирилла или митрополита Владимира). Несмотря на раскол и прессинг со стороны властей, Церковь выдержала это испытание – не прогнулась перед государством.
   
Поясню – с развалом Советского государства Церковь стала свободнее, но не независимее от государства. У него сохранились рычаги давления – отсутствие единого юридического лица у Церкви, долго сохранявшиеся сложности с собственностью на храмы и земли, сильная политизация самих священников и в особенности архиереев, нехватка денег на уровне приходов. Возможность давления и жгучее желание украинских религиозных националистов во главе с братом третьего президента Украины Виктора Ющенко привели к целой войне (с отъемом храмов, давлением и политическим шантажом) с Церковью которая, по сути, была разрушительна для самого государства.
   
Националисты исходили (и продолжают это делать) из мысли, что единая Церковь объединит страну. Это так, но не Церковь, объединенная насильно. Церковь, строящаяся по националистическим лекалам, теряет привлекательные для простых людей черты (и особенно для украинцев, уставших от политической болтовни). Она престает быть местом духовного отдохновения и роста. Превращается лишь в одну из политических партий.
Если переходить к сути православия, то оно незаменимо (в деле построения единой политической нации для Украины), так как никакая иная идеология теперь этого сделать не сможет. Все социалистические течения исчерпали себя еще в 1990-х годах.
 
Ни идеология западноукраинского национализма (который теперь постепенно уползает за историческую границу – реку Збруч), ни голый прагматизм которым только и могут похвастать политики с Восточной Украины (ну не верите вы же в то, что Янукович реально любит русскую культуру и язык?) не смогли за постперестроечные годы сплотить украинцев. 
Могут ли западные и восточные украинцы объединиться на основе голого прагматизма, который исповедует нынешняя украинская власть, состоящая в основном из бизнесменов? Нет. Постоянно будет всплывать историческая тема («считалки» - кто кого больше обидел), отношение к России и Западу, самокопание в направлении «откуда есть пошла Земля украинская» и т.д. Причем в этих вопросах гораздо большую активность традиционно проявляют западенцы (мы видели, как представители многих украинских вузов вышли протестовать против назначения Табачника министром образования). Почти половина Украины не приняла Януковича как президента (во втором туре выборов), потому что раскол сохраняется: на Западе Украины с недоверием относятся к «восточникам», а на Востоке – к западенцам. Это является основой для новых «оранжевых революций» и взрывов русофобии. Потому что политическое мышление большинства политиков мечется между руссоцентризмом и западноцентризмом (замешанным на национализме). При этом раскладе Украина как государство перспектив не имеет. Большинство населения (и эта цифра постепенно растет) – за добрососедские отношения с Россией. Активное меньшинство (Западная Украина) будет также против сближения с Россией и всегда «покупаться» на лозунги «Россия поглощает Украину». Меньшинство может прессовать большинство, но долго это не длится, как показал опыт Ющенко.
   
Православие (взятое как современная конфессия, а не как инструмент поворота в прошлое) – это канал связи русских, белорусов и украинцев внутри своих наций, между собой и с Европой (одна религия). Причем этот канал связи используется слабо. Государство во всех странах пытается так или иначе подмять Церковь под себя, заставить ее служить своим – мирским целям. Например, контакты с Европой ведутся практически исключительно как контакты с субъектом хозяйствования. Культурная и религиозная составляющая практически не рассматривается, тогда как это - должен быть ключевой элемент взаимодействия между всей Восточной Европой, Россией и всем Западом. Потому что религия – это основа ментальности и один из стержней нашей истории. Подчеркиванием общих духовных корней и единства мы можем достичь большего понимания друг с другом.
   
Что же касается достижения Украиной долгожданного внутриполитического единства, то этот вопрос теснейшим образом связан с признанием за православием особой роли в становлении украинского государства. Во-первых, киевская Русь обрела культурное единство после Крещения (потому и смогла пережить монгольское нашествие). До этого отдельные языческие культы раскалывали государство славян, создавая постоянные очаги сепаратизма. Напоминает современное состояние дел – аналогия с политическими идеологиями, которые закрепляют раскол Украины на две или даже более части.
   
Во-вторых, Церковь способствовала мобилизации народа в тяжелые для него дни: например, в период Смуты (начало XVII века). Очевидно, что постановка новых целей для всего государства и выход из системного политического, экономического и духовного кризиса возможен только новой мобилизацией народа. Но не основе политической идеологии, а на основе религии.
    
Православие облает таким чудесным свойством, что его положительно воспринимают все – левые, правые, центристы, жители Западной и Восточной Украины. Более того судя по визиту Патриарха Кирилла прошлым летом – откат западенцев от УПЦ – это блеф и пропаганда. На самом деле на Волыни и в Галиции сохранилось много людей, которые не придают значения административным дрязгам вокруг религии и продолжают быть веерными Церкви их отцов.
Разумеется православие с его объективно растущей ролью в общественной жизни Украины не должно пониматься исключительно как административный аппарат УУПЦ Московского Патриархата. Во-первх, потому что понятие православия шире – это набор социальных, политических и экономических ценностей («вера-семья-государство», соборность, то есть единство верующих невзирая на их этническую и социальную принадлежность). Во-вторых, необходимо считаться и с раскольниками – их прихожане составляют большое число верующих страны. УПЦ делает верно, взаимодействуя с ними через общие программы взаимопомощи и т.п., потому что приносит реальную пользу нуждающимся, помогает развивать православную идею на Украине и противодействовать сектам. Еще одним основанием для взаимодействия могло бы стать признание необходимости действовать в рамках церковной законности - каноничности (раз уж взаимодействуют административные аппараты двух Церквей). Как в политике – кто не признает легитимности государства, тот не имеет права претендовать на власть.

Вывод второй. Западная Украина оказалась не самой воцерковленной, о чем часто говорят и пишут националисты. Гораздо более восприимчивыми к церковным проблемам оказались жители Центральной Украины – носители «золотой середины» (и в политическом мышлении, и поведении – жители Центра, как правило, приверженцы умеренного курса страны – между Западом и Востоком). Они как раз и олицетворяют собой образ будущей украинской единой политической нации – отсутствие крайностей ведет к более размеренному существованию и закреплению за государством роли моста между Европой и Азией.

Вывод третий. Урбанизация Востока Украины (это в основном промышленные центры) не смогла привести ни к повальному атеизму, ни к замене Православной Церкви разными сектами, которые расцвели с 1990-х годов. Это говорит о том, что национальное сознание украинцев и русских Украины постепенно возвращается к корням – традициям предков. В конечном итоге такой возврат к своим корням должен привести к признанию на широком общественном уровне роли православия в украинской политике и Киевской Руси – как символа украинской государственности и эталона взаимоотношений восточных славян (в культурном плане).

Вывод четвертый. Народ готов к тому, чтобы Церковь взяла на себя реальные функции по воспитанию молодежи и окормлению военнослужащих. Это – реальный шаг на пути симфонии государства и Церкви, олицетворяющей тот самый возврат к корням. Причем нельзя допустить, чтобы такой шаг привел к клерикализации политики, то есть подмены государства Церковью – дела духовные должны быть максимально очищены от политической конъюнктуры. Государство и Церковь должны согласовывать свои политики, но не становиться единым целым – это приводит к  окончательному превращению Церквей в политические  инструменты и потери духовности.
   
Украинское общество в этой схеме получит от Церкви объединителя и хранителя традиций, но никак не управленца. Желательно, чтобы вера таким образом повлияла на мышление политиков (своим авторитетом), чтобы политики в своей деятельности больше руководствовались общей пользой своих сограждан, а не личными бизнес-интересами. Это звучит на первый взгляд наивно, но когда постоянно повторяешь одну и ту же истину, она начинает «работать» в головах людей – происходит перестройка меркантильного (в данном случае) мышления.
   
Но для этого государство сперва должно отпустить Церковь – то есть убрать остатки прессинга. Например, предоставление религиозным организациям статуса единого юридического лица позволит им эффективно и оперативно защищать свои интересы на уровне местных общин.
   
Также политическим деятелям и партиям хорошо бы понять, что, пытаясь использовать Церковь в своих интересах, они подрывают ее авторитет и единственную возможность украинской нации стать поистине единой на основе восточнохристианской идентичности (идеологии христианского братства православных народов восточной Европы).


Олег Горбунов, эксперт политолог, Москва

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×