/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Приднестровье заинтересовано, чтобы миротворческий потенциал в нашей республике возрастал

Общество
//
09:12, 6 ноября 2012
//
937

Как сообщает ИА "Лента ПМР" со ссылкой на пресс-службу МИД ПМР, 3 октября с.г. на Первом республиканском канале вышел в эфир телепроект «Публичная дипломатия», посвященный новой редакции Концепции внешней политики Приднестровья. Один из разделов этого ключевого внешнеполитического документа закрепляет положения о незыблемости формата миротворческой операции Российской Федерации на берегах Днестра.

В ходе передачи Министр иностранных дел ПМР Нина Штански обратила внимание, что впервые в Концепции внешней политики Приднестровья закреплена роль миротворческой операции на Днестре под эгидой России. «Миротворчество – это основа нашей безопасности сегодня. Нужно объективно это признать, никакой другой гарантии мира за более чем 20 лет международное сообщество нам не предложило», - сказала глава МИД ПМР. Она подтвердила, что на сегодняшний день есть международные акторы, желающие изменить формат миротворческой операции. В свете этого детальное уточнение положений о миротворчестве в Концепции внешней политики Приднестровья является важным сигналом.

По словам Нины Штански, сейчас нет предпосылок, которые свидетельствовали бы, что угрозы миру на Днестре нивелированы. «К сожалению, угрозы есть. Конфликтный потенциал не только не исчез, а и накапливается по отдельным направлениям. Соответственно, исходя из серьезности этих угроз, Приднестровье заинтересовано в том, чтобы миротворческий потенциал в нашей республике возрастал», - заявила Министр. Нина Штански отметила, что ход миротворческой операции, соответствует нормативно-правовой базе, на основе которой она базируется. «Концепция внешней политики Приднестровья не содержит ничего экстравагантного. Официальная позиция руководства республики заключается в том, чтобы фиксированное положение по вопросу миротворчества не могло быть подвергнуто каким-либо трансформациям, ни при каких условиях», - заявила она.

Приднестровский дипломат заметила, что западные игроки пытаются продолжить курс на изменение миротворческой операции, но существуют официальные позиции тех государств, которые задействованы в этой миротворческой операции. «Давайте вспомним многочисленные заявления, в том числе и на уровне президентов, в которых говорилось о том, что если миротворческая операция если и будет изменена, то произойти это может только после мирного окончательного политического урегулирования конфликта. Это называется «синхронизацией» вывода миротворческой операции или ее военного компонента с политическим урегулированием», - сказала Нина Штански.

Касаясь участия Евросоюза и США в дискуссии вокруг темы миротворчества, дипломат обратила внимание, что принцип синхронизации родился не сейчас, он был заложен  в докладе ОБСЕ № 13. «Кроме того, Европейский Союз и США являются в переговорном процессе наблюдателями, у них ограничены полномочия и есть очень ограниченный круг вопросов, которыми они могу интересоваться, и есть повестка. Соответственно, в «Постоянном совещании…» в формате «5+2» вопросы миротворчества обсуждаться не могут. А в формате Объединенной контрольной комиссии таких акторов, как ЕС и США, нет», - подчеркнула Нина Штански.

Депутат Верховного Совета, заместитель Председателя Комитета по безопасности, обороне и миротворческой деятельности Юрий Хорин на вопрос ведущих о возможностях поддержания стабильности миротворческой операции в Приднестровье отметил, что миротворческая операция базируется на Соглашении 1992 года, который был подписан в Москве президентами Российской Федерации и Молдовы. Поэтому, по словам депутата, какие-либо изменения в формате миротворческой операции недопустимы. «Каждая сторона должна выполнять те обязательства, под которыми она подписалась в данном документе», - заключил Юрий Хорин.

Директор бюро политических исследований «Медиатор» Сергей Широков в своем выступлении назвал миротворческую операцию «стержнем региональной безопасности»: «Кому-то может показаться, что вывести российских миротворцев - это очень простой процесс. Давайте вспомним о конкретном правовом измерении. У нас что, сегодня существует мирный договор с Республикой Молдова, или  Республика Молдова после 1992 года подписала акт о капитуляции? Если завтра здесь не будет российских миротворцев, не будет российских войск, не будет новой системы безопасности,  которая утверждена всеми сторонами, появится вакуум, когда наши вооруженные силы, в том числе и вооруженные силы Республики Молдова, должны будут вернуться на фронтовые позиции 1992 года. Кто к этому готов, и почему об этом забывают? У нас с Молдовой есть сегодня большой правовой вакуум в вопросах безопасности», - отметил Сергей Широков.

«Миротворческая составляющая - это стержень  региональной безопасности, потому что две армии настроены друг против друга их сдерживает только присутствие России. Когда у нас появятся иные элементы, иные «зонтики» для  безопасности мы, наверное, можем серьезно об этом говорить. А сегодня убрать присутствие российского военного контингента из Приднестровья – это путь к военной конфронтации. Кто к ней готов? Думаю, что таких горячих голов не найдется», - пояснил он.

 

Школа развития Дмитрия Соина

яркая возможность личностного роста

и самосовершенствования.

Не упустите свой шанс!

 

http://www.tisam.ru/about.php

Skype: shkola-razv

 

3 октября с.г. на Первом республиканском канале вышел в эфир телепроект «Публичная дипломатия», посвященный новой редакции Концепции внешней политики Приднестровья. Один из разделов этого ключевого внешнеполитического документа закрепляет положения о незыблемости формата миротворческой операции Российской Федерации на берегах Днестра.

В ходе передачи Министр иностранных дел ПМР Нина Штански обратила внимание, что впервые в Концепции внешней политики Приднестровья закреплена роль миротворческой операции на Днестре под эгидой России. «Миротворчество – это основа нашей безопасности сегодня. Нужно объективно это признать, никакой другой гарантии мира за более чем 20 лет международное сообщество нам не предложило», - сказала глава МИД ПМР. Она подтвердила, что на сегодняшний день есть международные акторы, желающие изменить формат миротворческой операции. В свете этого детальное уточнение положений о миротворчестве в Концепции внешней политики Приднестровья является важным сигналом.

По словам Нины Штански, сейчас нет предпосылок, которые свидетельствовали бы, что угрозы миру на Днестре нивелированы. «К сожалению, угрозы есть. Конфликтный потенциал не только не исчез, а и накапливается по отдельным направлениям. Соответственно, исходя из серьезности этих угроз, Приднестровье заинтересовано в том, чтобы миротворческий потенциал в нашей республике возрастал», - заявила Министр. Нина Штански отметила, что ход миротворческой операции, соответствует нормативно-правовой базе, на основе которой она базируется. «Концепция внешней политики Приднестровья не содержит ничего экстравагантного. Официальная позиция руководства республики заключается в том, чтобы фиксированное положение по вопросу миротворчества не могло быть подвергнуто каким-либо трансформациям, ни при каких условиях», - заявила она.

Приднестровский дипломат заметила, что западные игроки пытаются продолжить курс на изменение миротворческой операции, но существуют официальные позиции тех государств, которые задействованы в этой миротворческой операции. «Давайте вспомним многочисленные заявления, в том числе и на уровне президентов, в которых говорилось о том, что если миротворческая операция если и будет изменена, то произойти это может только после мирного окончательного политического урегулирования конфликта. Это называется «синхронизацией» вывода миротворческой операции или ее военного компонента с политическим урегулированием», - сказала Нина Штански.

Касаясь участия Евросоюза и США в дискуссии вокруг темы миротворчества, дипломат обратила внимание, что принцип синхронизации родился не сейчас, он был заложен  в докладе ОБСЕ № 13. «Кроме того, Европейский Союз и США являются в переговорном процессе наблюдателями, у них ограничены полномочия и есть очень ограниченный круг вопросов, которыми они могу интересоваться, и есть повестка. Соответственно, в «Постоянном совещании…» в формате «5+2» вопросы миротворчества обсуждаться не могут. А в формате Объединенной контрольной комиссии таких акторов, как ЕС и США, нет», - подчеркнула Нина Штански.

Депутат Верховного Совета, заместитель Председателя Комитета по безопасности, обороне и миротворческой деятельности Юрий Хорин на вопрос ведущих о возможностях поддержания стабильности миротворческой операции в Приднестровье отметил, что миротворческая операция базируется на Соглашении 1992 года, который был подписан в Москве президентами Российской Федерации и Молдовы. Поэтому, по словам депутата, какие-либо изменения в формате миротворческой операции недопустимы. «Каждая сторона должна выполнять те обязательства, под которыми она подписалась в данном документе», - заключил Юрий Хорин.

Директор бюро политических исследований «Медиатор» Сергей Широков в своем выступлении назвал миротворческую операцию «стержнем региональной безопасности»: «Кому-то может показаться, что вывести российских миротворцев - это очень простой процесс. Давайте вспомним о конкретном правовом измерении. У нас что, сегодня существует мирный договор с Республикой Молдова, или  Республика Молдова после 1992 года подписала акт о капитуляции? Если завтра здесь не будет российских миротворцев, не будет российских войск, не будет новой системы безопасности,  которая утверждена всеми сторонами, появится вакуум, когда наши вооруженные силы, в том числе и вооруженные силы Республики Молдова, должны будут вернуться на фронтовые позиции 1992 года. Кто к этому готов, и почему об этом забывают? У нас с Молдовой есть сегодня большой правовой вакуум в вопросах безопасности», - отметил Сергей Широков.

«Миротворческая составляющая - это стержень  региональной безопасности, потому что две армии настроены друг против друга их сдерживает только присутствие России. Когда у нас появятся иные элементы, иные «зонтики» для  безопасности мы, наверное, можем серьезно об этом говорить. А сегодня убрать присутствие российского военного контингента из Приднестровья – это путь к военной конфронтации. Кто к ней готов? Думаю, что таких горячих голов не найдется», - пояснил он.
comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×