/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Детство, которого НЕТ

Общество
//
11:28, 22 февраля 2012
//
890

Как выбратьТема соблюдения прав человека актуальна всегда, во все времена и во всех странах. Важнейшая ее составляющая – это соблюдение прав ребенка, который, особенно в детстве, полностью зависит от окружающих его взрослых. Да, ребенку законом предоставлены специальная защита и благоприятные условия, которые позволяли бы ему развиваться здоровым и счастливым. В Приднестровье действует Закон «Об основных гарантиях прав ребенка в ПМР», который был принят в июне 2011 года и вступил в действие в октябре.  Но далеко не для каждого маленького гражданина нашего государства детство – это та самая пора золотая. Самые, казалось бы, близкие люди – родители с первых дней  обрекают своих детей на одни мучения! В основном, такие дети растут в семьях алкоголиков и наркоманов, которые именуются государством как неблагополучные. Этим детям, по сути, негде жить, нечего есть, и чуть встав на ноги,  в буквальном смысле этого слова, они уходят на улицу…

 

На сегодняшний день на учете в инспекции по делам несовершеннолетних Дубоссарского РОВД  зарегистрировано таких 19 неблагополучных семей. Начальник ИДН, подполковник милиции Михаил Сментына рассказывает, что на учет такие семьи ставятся «за уклонения от воспитания и содержания детей», постановка на учет согласуется с органами опеки и попечительства, комиссией по защите прав несовершеннолетних (КЗПН) и утверждается руководством РОВД. За ними ведется постоянное наблюдение, совершаются специальные рейды,  периодически дается время «на исправление». Ведь крайняя мера – это лишение родительских прав. И вот как «исправляются» такие родители.
    Четыре года назад (!) республиканская газета  «Приднестровье» опубликовала статью о том, как живут некоторые многодетные семьи в дубоссарском селе Цыбулевка. Приведем некоторые выдержки из того материала.
     «То, что увидели мы, участники рейда в рамках проводимой операции «Подросток» в дубоссарском селе Цыбулевка, приводит в полное содрогание и ужас. Не просто какая-то берлога, а настоящий мусорный ящик со всеми скопившимися за многие годы нечистотами – вот что такое помещение, в которых проживают сегодня некоторые жители этого прекрасного, расположившегося на берегу Днестра села. В этих семьях  детям грозит смерть, если их родители не будут немедленно лишены родительских прав, а многие уже погибли!!!

 

 У Галины П. было шестеро детей, она злоупотребляет алкоголем и пропивает все социальные пособия, выделяемые на них государством. Судима за пьяную драку, но отделалась символическим штрафом. Бросает детей одних на несколько дней. Двое деток уже погибли в младенческом возрасте из-за недосмотра со стороны матери-алкоголички! Первый захлебнулся, второй наелся каких-то таблеток, валяющихся где угодно, третьего она, пьяная, ошпарила кипятком, еле выходили его медработники!  После рождения шестого ребенка в качестве пособия она получила от государства 5 тысяч рублей ПМР! Которые также потратила на алкоголь, на «друзей» и «подружек». В день посещения ее семьи нашей рейдовой бригадой в доме практически не было никакой еды. Вот что рассказывает главный врач больницы села Цыбулевка Мария Тимофеевна Жуковская: «Мы, медработники, делаем все, что в наших силах, чтобы хоть как-то помочь таким деткам. Ту же Галину мы посещаем несколько раз в неделю, пытаемся усовестить, лечим больных детей. Вот сегодня, Вы сами видите, что один из них болен, ему прописаны таблетки. Но в доме нечего кушать! О каком лечении может идти речь?!! Все пособия на своих детей она пропивает! На одной из сессий нашего сельсовета депутаты решили, что к ней нужно применить особые меры – при получении денежных пособий на детей мы ее стали сопровождать, и сразу покупать на эти деньги вещи первой необходимости: продукты, мыло и так далее. Так что Вы думаете? «Знающие» законы  собутыльники ей сразу посоветовали обратиться в прокуратуру – мол, эти врачи и «менты» нарушают твои законные права! Ты сама вправе распоряжаться своими деньгами! И что Вы думаете?  Написала наша Галя жалобу на нас!

В семье супругов Д., которые нигде не работают, четверо детей в возрасте от 2 месяцев до 6 лет. Их матери Раисе исполнилось 23 года. Отец вышел недавно из тюрьмы, где сидел за попытку изнасилования. Все дети находятся в крайней степени истощения и опухли от голода. Эти слова – не преувеличение. Именно такой диагноз ставит им  Мария Тимофеевна. В доме, где они проживают, нет никаких условий, нет постелей, нет никакой еды, царят грязь и запустение. На момент приезда нашей рейдовой бригады выясняется, что детей кормили гнилой картошкой сутки назад. И больше совершенно никакой еды в доме нет. Да и сам дом домом не назовешь, насколько  запущены две маленькие комнаты, не жилище это для людей, а нечто хуже самого грязного сарая у плохого хозяина. И такой запах стоит в них, что начинают слезиться глаза. На вопрос, чем же супруги думают кормить детей сегодня,  они отвечают, что после обеда пойдут к родственникам на день рождения, там, мол, и поедят…     
А как назвать развалины, в которых проживает Лилия С. со своим гражданским мужем и маленькой дочкой? Крыша – как решето, а стены черные от грязи и копоти, тут тоже нет ни мебели, ничего, кроме груд старья – как живет в таких условиях ее дочь – первоклассница? Ее отец является гражданином Молдовы, у него нет приднестровской прописки, и вообще, никакого права проживать на территории ПМР у него на сегодняшний день нет, так как им не оформлены соответствующие документы. Лилия часто злоупотребляет спиртным».
 И как вы думаете, изменилось поведение этих не родителей, а настоящих мучителей своих родных детей за прошедшие четыре года? Ничего подобного. Как пили, так и продолжают пить. Дети всех трех семей продолжают не жить, а существовать в ужасающих условиях. Так, рассказывает старший инспектор ИДН дубоссарского РОВД Анжела Кафтя. В семье Галины П. четверо оставшихся в живых детей по-прежнему находятся с ней, двое учатся в спецшколе, один ребенок часто живет у отца, самый маленький ходит в детский сад. А мать продолжает пить. «Хорошо, что у этих детей есть хоть дедушка, который очень переживает за них и делает все, что может, это в его-то почтенном возрасте, чтобы облегчить им жизнь. Когда Галина не работает, они живут на дедушкину пенсию», - рассказывает Анжела Вячеславовна.
    В семье Д. за эти четыре года произошло прибавление – родился еще один ребенок. Своего жилища они так и не приобрели, кочуют из одного полуразвалившегося дома в другой, живут где месяц, где больше. Антисанитария по-прежнему страшная. «В 2010 году Раису в очередной раз попытались лишить родительских прав, - рассказывает Анжела Кафтя. – На выездном заседании суда она опять говорила, что раскаивается  в своем отношении к детям, обещала исправиться – в общем, песня хороша, начинай сначала. Снова суд встал на ее сторону. И что? В день нашего приезда в Цыбулевку на дворе стояла поздняя осень. В очередной развалюхе – ни печки, ни дров. Иначе и эти скудные средства уйдут куда угодно, только не на них. Опять мы долго беседуем с этими, так сказать, родителями, составляем протоколы, информируем ГУНО. Всем миром стараемся помочь этим бедным детям, но толку никакого. Справедливости ради следует сказать, что алкоголиками эти родители не являются».
     И в семье Лилии С. тоже все по-прежнему. Маленькая девочка выросла. Ей уже 10 лет. Она очень хорошо учится, на одни «четверки» и «пятерки», учителя отзываются о ней как об очень умном и смышленом ребенке. А живет она по милости родителей  в ужасных условиях, в грязи и нищете, они пропивают большую часть того, что зарабатывают по найму на сезонных работах, когда пасут скот, копают огороды. При этом, рассказывает Анжела Вячеславовна, дочь очень их любит, когда к ним в дом приезжают с проверками, она всячески оправдывает мать и отца: «Да мамочка не пьет в последнее время, вот только сегодня немножко выпила. А я кушаю очень вкусно, вот вчера ела и сыр, и колбасу, и селедку…» Сердце разрывается, глядя на эту  прелестную девочку, которой в жизни так не повезло. Дай Бог, чтобы ее светлая голова помогла ей после окончания школы пойти учиться дальше и выбраться из той ямы, в которой держат ее родители.
    Кто виноват в искалеченных детских судьбах – ясно. Но что делать обществу, государству, как изолировать детей и подростков от такой «родительской любви»? Во всех вышеописанных  случаях мы конкретно видим, к чему приводит  милосердие тех, от кого зависит: лишить отца и мать родительских прав или нет. Из этических соображений мы намеренно не называем фамилии родителей и имена детей.
    Прежде, чем отправить дело о лишении родительских прав в суд, мы ведем большую работу, - рассказывает Михаил Дмитриевич Сментына. – Когда узнаем о такой семье, десятки раз беседуем, взываем к
совести, но для алкоголиков или наркоманов это все - как с гуся вода. Если
ничего не помогает, опрашиваем соседей, собираем факты, доказывающие плохое обращение с детьми,  затем привлекаем к административной ответственности. Согласно 170 статье административного кодекса первоначально к таким родителям применяется штраф – от 5 до 15 РУМЗП На некоторых первый вызов на административную комиссию  действует отрезвляюще и заставляет задуматься. Но для таких родителей, которые уже по несколько лет стоят на учете,  как неблагополучные, не действует ничего.  В дальнейшем мы отправляем собранные документы и протоколы в комиссию по защите прав несовершеннолетних. Такие комиссии созданы при госадминистрации и сельских Советах. И снова идут уговоры, призывы к совести, проводятся рейды, составляются многочисленные протоколы. И если поведение родителей не меняется, документы подаются в суд для лишения родительских прав.
       А для многих детей из подобных семей дальнейший жизненный путь ведет к одному: к совершению преступлений. Сегодня в Дубоссарах на учете в инспекции по делам несовершеннолетних состоит 71 подросток.       
                                        
ИННА РУССУ

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×