/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Анатолий Каминский: «Я верю в мудрость приднестровцев»

Общество
//
12:10, 10 сентября 2011
//
728

Как сообщает ИА "Лента ПМР" со ссылкой на пресс-службу ВС ПМР,
- Анатолий Владимирович, благодаря чему, по Вашему мнению, стало возможным образование и существование уже более 20 лет нашей республики?

- Мы отметили уже 21-ю годовщину образования Приднестровской Молдавской Республики, которая была создана по воле народа. Сама жизнь и ситуация в 1989-90 годах вынудили приднестровский народ встать на защиту родного государства, своего Отечества, своего края. При развале Советского Союза, при тех дискриминационных законах (в первую очередь, законе о языке), которые принимались Молдовой в 89-90 годах, у нас не было иного пути, кроме защиты своих детей, семей, земли, будущего наших близких, сохранения памяти наших предков, которые испокон веков жили на этой земле. В 1990 году на защиту своего отечества, своих интересов поднялись и стар, и млад, и женщины, и мужчины. Поднялся народ! Вот это и есть основа образования нашей государственности, то, ради чего мы боролись, ради чего сегодня трудимся и хотим и дальше вместе строить свое государство. То, ради чего существует наша Приднестровская Молдавская Республика.

- По прошествии времени события тех лет встают в памяти еще более осмысленно, укрепляя веру в правильность и справедливость избранного пути. Какими Вам запомнились те годы, какие события остались в Вашем сердце?

- На защиту молодой республики поднялся весь народ. Люди шли по собственной воле, и мужчины, и женщины. Не было приказов, призывов военкомата. И я – один из тех, кто, в первую очередь, по зову сердца и по своим служебным обязанностям непосредственно принимал участие в защите Приднестровской Молдавской Республики.

В период 1990-92 годов я работал председателем Рыбницкого городского исполнительного комитета. По долгу службы мне приходилось заниматься очень многими вопросами. Когда начали разворачиваться военные действия, мы не были готовы к этому. Но нам нужно было защищать республику, а также решать вопросы, связанные с беженцами, бытовым обустройством граждан республики. Это был один из самых тяжелых периодов времени.

Мы не были готовы к вооруженному противостоянию. Наши женщины отправились на рельсы без оружия… И при первом же нападении, которое было совершено на Дубоссары, рыбничане собрались на площади также без оружия. Они были готовы с арматурой в руках защищать республику. Уже потом мы изыскивали возможности вооружения, чтобы отстоять свой край.

Националистические же силы, которые пошли со стороны Молдовы на Приднестровье, были вооружены, причем достаточно современным оружием. Хочу отметить, что рыбничане стояли на защите не только Рыбницы и Рыбницкого района, но и на границе Дубоссарского района, в Дубоссарах – от села Дойбаны до села Кошница. Мне, как председателю горисполкома, неоднократно приходилось выезжать на передовую, чтобы посмотреть, чем и как живут защитники, как устроен их быт, как они себя чувствуют, и чтобы помочь. Было много сложностей.

Первый и самый трагический случай, который мне пришлось пережить, произошел 15 марта 1991 года. Автобус с туристами «Харьков – Стамбул» двигался через территорию Приднестровской Молдавской Республики и в районе села Роги был расстрелян. Тогда мы в первый раз почувствовали агрессию по отношению к мирному населению.

Я на всю жизнь запомню и день 13 декабря 1991 года, когда гвардейцы города Рыбницы, стоявшие на охране Дубоссарского моста через Днестр, были расстреляны опоновцами.

Первые жертвы среди наших рыбничан – Патергин Александр Николаевич, Щербатый Владимир Васильевич, Цуркан Юрий Иванович. Они погибли 13 декабря. Для меня с этого момента начались особо сложные дни, потому что ко всем проблемам, которые были на тот период времени, добавились новые. Были арестованы и попали в плен к вооруженным силам Молдовы 32 гвардейца-рыбничанина. Некоторые из них находились в Криулянах – в местной полиции и больнице, другие – в больницах и в тюрьме Кишинева. Мне пришлось приложить много усилий и стараний для того, чтобы найти каждого из них. Освободить их удалось благодаря объединению усилий с моими коллегами – представителями формировавшихся на тот момент законодательных органов нашей республики, через посредничество дипломатов России и Украины.

В памяти остался и эпизод, связанный с отправкой отряда в Гагаузию. Нам с большим трудом удалось его сформировать, но лишь по той причине, что было очень много желающих прийти на помощь гагаузскому народу! Мы просто не могли определить, кого отправить. Это был чуть ли не конкурсный отбор. Столько было желающих! И мы убеждали: надо помогать, безусловно, но кто-то должен остаться и дома.

И это лишь немногие из тех воспоминаний тех лет.

Хочу отметить, что ни один защитник, ни один гвардеец, ни один ополченец не состоял в этих формированиях по принуждению, а только по собственному желанию. Более того, они сами требовали отправить их на передовую!

- Все из прошедших более 20 лет для приднестровцев были непростыми. Виной тому – объективные причины, как внутреннего, так и внешнего характера. А как бы Вы охарактеризовали нынешнюю ситуацию?

- Безусловно, за этот сравнительно короткий для истории период времени, 21 год, нам пришлось пережить очень многое. Прежде всего, это 1992 год, вооруженное противостояние. Нам пришлось пережить и пик экономического кризиса, который коснулся Европы и мира в целом. Негативные последствия этого кризиса мы ощущаем и сегодня.

Конечно, на протяжении всего этого периода времени препятствуют нашему развитию блокадные действия Республики Молдова. В 90-е годы наш край был богатейшим, с мощным промышленным потенциалом, развитыми сельским хозяйством и перерабатывающей промышленностью. Мы предполагали, что при имеющихся возможностях уровень благосостояния приднестровцев будет довольно высоким. Но, к сожалению, внешние факторы и многие внутренние не позволили нам поднять этот уровень в соответствии с потенциальными возможностями.

Есть просчеты, которые допустили все, от кого зависит в республике принятие решений. Первая и, как мне кажется, большая ошибка была допущена еще в начале процесса приватизации. Приватизация промышленного комплекса нашей республики прошла, на мой взгляд, бездарно. Этот комплекс был реализован не просто по заниженным ценам, а, прямо скажем, раздарен.

Другая сторона проблемы заключается в том, что средства от приватизации наших промышленных предприятий ушли не на их развитие, не на модернизацию производства, не на расширение рабочих мест, а, попросту говоря, на проедание. Да, мы подняли уровень зарплат, уровень пенсионного обеспечения, но мы не подумали о том, что придет время, и надо будет не просто поддерживать этот уровень, но и наращивать его. А для этого, естественно, нужны дополнительные финансовые средства, материальные производства, услуги и т.д.

И сегодня мы пришли к тому, что уровень производства если и вырос, то незначительно, рабочие места сократились. Поступления в бюджеты всех уровней таковы, что мы, к сожалению, не можем обеспечить темпы роста заработных плат и пенсий. Вот это, на мой взгляд, одна из основных проблем.

Есть и другие, не менее важные вопросы. Так, мы абсолютно бездарно начали относиться к нашей земле. Некогда наш край был, может быть, самым развитым аграрным районом. Система орошения в нашей республике была самой совершенной во всем Советском Союзе. А что в итоге? Сельское хозяйство загнали в условия выживания. Еще два года назад уровень сельскохозяйственного производства был на самом низком уровне: не работали системы новых технологий, системы орошения, не осваивались земли.

Отрадно, что сегодня есть понимание и стремление возродить аграрный сектор республики. И благодаря техническому кредиту, который мы получили из Российской Федерации и направили на развитие агропромышленного сектора, начинается некоторое оживление сельского хозяйства.

Скажу об агропромышленном секторе. Раньше мы занимались производством больших объемов овощей, фруктов. Один только Слободзейский район производил 250 тысяч тонн овощей. Мы занимались сухофруктами. Производили мясо, молоко, различную продукцию животноводства. Рыбницкая птицефабрика обеспечивала мясом птицы почти всю Москву. У нас в республике было семь крупных перерабатывающих консервных заводов. Безусловно, это давало значительные доходы в бюджеты, давало возможность работать, зарабатывать и развиваться селу. Но мы практически сгубили перерабатывающую промышленность. Мы практически развалили такую важную для нашей республики отрасль, как сахарное производство. А ведь завод давал огромный объем работ для сельских жителей. Сегодня завод не работает. И к чему все это привело? У нас огромный отток населения из республики в целом, и особенно – из сельской местности. Конечно, сегодня будет непросто все возродить. Но мы обязаны, и мы это сделаем!

- Разделяя Вашу уверенность в том, что мы сможем поднять экономику, создать условия для достойной жизни приднестровцев, хотелось бы услышать ответ на конкретный вопрос . Что делает в этом направлении Верховный Совет республики, Вы, как председатель, лично, какие конкретные шаги предпринимаются?

- Сегодня Верховный Совет определил основные направления работы на ближайшую перспективу. Я думаю, это приоритеты для республики в целом. Мы должны сформировать четкую программу выхода из сложной экономической ситуации. Поэтому мы говорим, что нам нужна стратегия развития нашего государства. Поэтому Верховный Совет и вышел с идеей разработки этого программного документа, в котором будут четко отражены все приоритеты развития во всех отраслях народного хозяйства нашей республики. И, кстати, не только в сфере экономики, но и в вопросах образования, культуры и других.

Что касается экономического благополучия приднестровцев. Мы можем достичь высокого уровня производства при двух условиях. Первое – обеспечить вливание инвестиций в наше народное хозяйство (сельское хозяйство, малый и крупный бизнес). Второе условие – обеспечить рынки сбыта. Даже при внутренних проблемах, блокаде со стороны Молдовы, ограничении железнодорожных перевозок, двойном оформлении и взимании пошлин, которые, безусловно, мы обязаны разрешить, мы можем все же достичь высоких результатов. Правда, если будем работать в тесной взаимосвязи с Российской Федерацией.

Мы благодарны России за оказываемую помощь – гуманитарную, которую мы получаем на дополнительные выплаты нашим пенсионерам, техническую помощь, которая направлена на развитие агропромышленного комплекса. Кроме того, из 300 миллионов российских рублей, выделяемых в рамках разработки Стратегии развития Приднестровья, первый транш, 100 млн руб. РФ, уже поступил на счет Верховного Совета. На первом этапе хотелось бы, чтобы эти средства были направлены на развитие дела предпринимателей, малого и среднего бизнеса, крестьянских и фермерских хозяйств, частных приусадебных участков. Мы должны и просто обязаны обеспечить население продуктами питания. У нас есть прекрасные природно-климатические условия, и я не сомневаюсь – республика обеспечит себя. Самое главное – это благосостояние людей, которые будут жить на приднестровской земле. В том числе и тех ста шестидесяти тысяч, которые выехали за пределы и, я верю, вернутся сюда. Но мы должны для этого создать благоприятные и комфортные условия.

- Каким Вам видится будущее Приднестровья?

- Я хочу ответить на этот вопрос не как Председатель Верховного Совета, а как гражданин Приднестровской Молдавской Республики, как защитник Приднестровской Молдавской Республики. Я уверен, что Приднестровье будет признанным независимым демократическим и процветающим государством. У меня в этом сомнений нет. У нас есть для этого все условия: промышленный, природный, а самое главное – богатый интеллектуальный потенциал, люди, которые любят свой край, свою землю.

Пусть мы сегодня не признаны де-юре, но де-факто мы – признанное государство! Спросите во многих государствах бывшего Советского Союза, государствах Европы. Во многих странах знают о таком государстве, как Приднестровская Молдавская Республика. О нас не только знают, с нами считаются, и наши друзья во многих странах нас уважают и поддерживают.

- В последнее время в некоторых СМИ насаждается утверждение о том, что «Россия нас сдала», «Россия нас предала». Как Вы относитесь к подобным высказываниям? Кто и для чего спекулирует подобными вещами?

- Конечно, меня не могут не расстраивать те инсинуации, которые появляются в СМИ о том, что Россия «сдаст» Приднестровье, что ведется двойная игра. Мне неприятно это слышать, поскольку как Председателю Верховного Совета мне приходится постоянно бывать в Российской Федерации, и я знаю, сколько сил, стараний, прежде всего дипломатических, прикладывает Российская Федерация для того, чтобы оказать содействие и помочь Приднестровью. В России никто, никогда, ни на каком уровне не ведет речи о «сдаче» Приднестровья. Это выдумки тех, кто ищет сегодня внутренних врагов, оплаченных журналистов, которые печатают эти статьи. Волю народа не сломить! Я не думаю, что сегодня найдется хотя бы один политик в Приднестровской Молдавской Республике, который возьмет на себя смелость повести республику по другому пути. Не только потому, что за нее положили головы наши соотечественники, не потому, что свежа в памяти боль тех утрат. Я не думаю, что кто-то из политиков возьмет на себя смелость и ответственность изменить волю народа, которая была выражена не на одном референдуме. Что бы ни говорили, наш народ обмануть нельзя! Я верю в мудрость приднестровцев. Я верю в их правоту и надеюсь на поддержку и всеобщее понимание в решении стоящих перед нами задач. Нет и не должно быть никаких сомнений: мы будем жить в прекрасном, процветающем Приднестровье! И строить будем свое будущее вместе с Россией!

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×