/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции
Дело Субботина: можно ли было этого избежать?

Дело Субботина: можно ли было этого избежать?

Эксперты
//
22:23, 7 декабря 2014
//
1542
ИА "ТИРАС" публикует точку зрения политика и эксперта Андрея Сафонова по поводу ареста властями Молдовы приднестровского силовика Александра Субботина.

Две версии – две трактовки

Итак, старший оперативный уполномоченный Государственного Таможенного Комитета ПМР Александр Субботин задержан правоохранительными органами Республики Молдова. Случилось это 2 декабря.
Ещё когда ничего официально со стороны Кишинёва не сообщалось, приднестровская сторона, основываясь на предварительных данных, утверждала, что имело место «похищение» А.Субботина в центре города Дубоссары, который, как известно, полностью контролируется властями ПМР.
Со стороны Молдовы шли информационные вбросы, а затем и известия, что А.Субботин был взят под стражу вместе с кем-то из молдовских полицейских, причём этот полицейский будто бы вместе с Субботиным занимался контрабандой. В отличие от приднестровских данных, Молдова утверждала, что сотрудник ГТК ПМР был задержан не в центре Дубоссар, а в селе Моловата Ноуэ (это село на Левобережье Днестра, в Дубоссарском районе, но контролируется властями РМ).

Где-то это уже было…

И вот вечером 5 декабря последовало «Заявление пресс-службы МИД ПМР в связи с задержанием молдавскими представителями сотрудника Государственного таможенного комитета ПМР». В нём о месте задержания Александра Субботина говорится так: «в Дубоссарском районе Приднестровья – в Зоне безопасности… при исполнении служебных обязанностей». Из этого не ясно, где всё-таки произошло это, мягко говоря, неординарное происшествие. Но не это главное. А то, что, согласно Заявлению пресс-службы МИД ПМР, «при задержании сотруднику ГТК ПМР было заявлено о том, что он якобы подозревается в умышленных деяниях, наносящих ущерб суверенитету, территориальной целостности, государственной безопасности и обороноспособности Республики Молдова посредством оказания помощи иностранному государству – Российской Федерации – в проведении враждебной деятельности против Молдовы.
По сведениям, которыми располагает МИД ПМР, задержанному инкриминируются преступления, предусмотренные статьёй 337 Уголовного кодекса Республики Молдова «измена родине». Как можно заподозрить, это уже не совсем контрабанда…
Читая это, испытываешь ощущение, что всё это уже, причём недавно, было.

Набор для приднестровских джентльменов

А было это (вернее, началось) 23 августа 2014 года, когда украинскими правоохранительными органами был арестован депутат Верховного Совета ПМР Дмитрий Соин. После этого имел место запрос Республики Молдова о выдаче приднестровского парламентария. В СМИ тогда были обнародованы статьи, по которым Кишинёв обвинял Д.Соина. Поскольку мне пришлось написать на данную тему серию статей, напомню их в том виде, в каком они были воспроизведены в ссылках на документы РМ.
«Соин Д.Ю. разыскивается компетентными органами Республики Молдова для привлечения к уголовной ответственности за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 139 (планирование, подготовка, развязывание или ведение войны), ст. 141 (наемничество), п.п. a, g, m, o ч. 2 ст. 145 (умышленное убийство, с заранее обдуманным умыслом, двух или более лиц, средствами опасными для жизни многих лиц, совершенное лицом ранее совершившим умышленное убийство), ч.1 ст. 282 (организция незаконного военизированного формирования и участие в нём), ч.1 ст. 284 (создание преступной организации или руководство ею), п. b ч. 2 cт. 290 (незаконное ношение, хранение, приобретение, изготовление, ремонт или сбыт оружия и боеприпасов, их хищение), ч. 2 ст. 337 (измена родине), ст. 338 (шпионаж), п. с ч. 2 ст. 339 (захват государственной власти), ст. 346 (умышленные действия, направленные на разжигание национальной, этнической, расовой или религиозной вражды, дифференциации или розни) УК Республики Молдова».
У Д.Соина «полный джентльменский набор» выглядит «солиднее», чем у А.Субботина, но общая политическая направленность обоих дел (если МИД ПМР обладает точной информацией об инкриминируемых приднестровскому таможеннику вещах) не вызывает сомнений. Не исключено, что некоторые круги Кишинёва решили провести первый громкий «сепаратистский» процесс с участием приднестровского силовика. Бегство Д.Соина 30 ноября из Украины в Россию сделало первоначальный замысел невозможным. А 2 декабря под стражей оказался второй силовик ПМР, пусть и рангом поменьше. Для чего? Скоро узнаем. Но не есть ли это своеобразная «компенсация» за «упущенный шанс» в «деле Соина»?
Не будем гадать, а просто кое-что вспомним.

Стоит промолчать один раз…

Когда под стражей оказался Д.Соин, наши власти промолчали. Возможно, кто-то просто хотел избавиться от неудобного оппонента руками Украины и Молдовы, или же просто не проявил элементарной дальновидности. А ведь всё было яснее ясного: сдашь одного из своих, потом возьмутся за твоих соратников, а там и за тебя самого.
За время с 22 августа по сегодняшний день фигурантами уголовных дел в РМ стал целый ряд высокопоставленных функционеров, включая Председателя Правительства Татьяну Туранскую. Приднестровские власти встрепенулись. Да было поздно. Один раз они в случае с Д.Соиным промолчали, а это было воспринято, как признак слабости. И когда пламенному защитнику Президента Шевчука и главы МИДа Нины Штански Василию Каширину не позволили совершить путешествие из Москвы в Тирасполь, оборвав данный вояж в Кишинёвском аэропорту, наша родная власть встрепенулась, гневно заклеймила, так сказать… Но единожды проявленная слабина уже обернулась системным нажимом на Приднестровье. Инцидент с Президентом ПМР в аэропорту Кишинёва – яркое тому доказательство.
Так порой личная неприязнь наносит ущерб перспективным государственным интересам.

Своих сдавать нельзя!

Разумеется, задержание А.Субботина – признак напряжённости и неблагополучия в молдо-приднестровских отношениях. Можно спросить: ну, а если приднестровский таможенник действительно в чём-то виноват? Если и впрямь имеет место какой-то «контрабас» или что-то в этом роде?
При нормальных отношениях между ПМР и РМ молдовская сторона могла бы проинформировать приднестровских коллег о своих данных или подозрениях, а потом работать совместно над пресечением любых незаконных операций. Можно было бы вспомнить о соглашении между МВД Молдовы и Приднестровья, о практике взаимодействия государственных структур республик в прежние годы. Но ничего подобного мы сейчас не наблюдаем. Напряжённость только растёт. И уж, конечно, политические статьи, которые, как следует из Заявления пресс-службы МИД ПМР, инкриминируются Александру Субботину, говорят о том, что перед нами – часть схемы по системному нажиму на Приднестровье.
Что сейчас разумнее всего делать? Ведя двусторонние переговоры ПМР-РМ, выходя на страны-гаранты Россию и Украину, действуя в формате «5+2», состыковав соответствующие силовые ведомства Кишинёва и Тирасполя, спокойно и методично добиваться освобождения Александра Субботина. Работать над этим неустанно, не поддаваясь эмоциям. Выяснить и установить до мельчайших деталей все факты происшедшего, исключив даже малейшие неточности, которые могут только повредить делу.
Под арестом – приднестровский офицер. Это – главное. Его надо освободить. «Дело Соина» не стало уроком. Расплатой за это становится, похоже, «дело Субботина».
А приднестровским руководителям надо чётко зарубить на своих мужественных носах, (а также прекрасных носиках) главный принцип: своих – не сдают!
Андрей Сафонов
6 декабря 2014 года
comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×