/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Андрей Сафонов: «Переговоры вести надо. Вопрос – о чём?»

Эксперты
//
09:05, 7 ноября 2012
//
970

Интервью Председателя Парламента Молдовы Мариана Лупу информационному агентству «Лента ПМР» - событие знаковое.

С одной стороны, молдовские и приднестровские СМИ не очень любят давать из первых уст мнения политиков противоположной стороны. Так уж повелось с начала 90-х годов.

С другой, и сами политики нередко предпочитают, чтобы их точку зрения в готовом виде передавали журналистам пресс-службы. Вот почему открытость к диалогу с приднестровским информагентством одного из высших руководителей Молдовы (кстати, парламентской республики) заслуживает всяческой поддержки. Но и «прорыв» «Ленты ПМР» к такому интервью – тоже несомненный успех.

Основная идея спикера парламента РМ – это необходимость вести переговоры между Кишинёвом и Тирасполем. Это не подлежит сомнению, поскольку за последние 22 года ничего не изменилось: ПМР, в отличие от Абхазии и Южной Осетии, даже частично не признана, а Молдову не приняли и не собираются принимать в Евросоюз.

Интересен нюанс: журналисты из «Ленты ПМР» ставят перед спикером предметные вопросы о возможной модели урегулирования и перспективах на будущие 5-10 лет. Мариан Лупу демонстрирует осторожность, поскольку в РМ сложная ситуация и то, что коллеги по «Альянсу за европейскую интеграцию» сочтут за уступки Приднестровью, вызовет их жёсткую реакцию. М.Лупу, в частности, высказывает такую мысль: «В основе нашего противостояния не было и нет вопросов  религиозного и  этнического характера. Потому что, если посмотреть на структуру населения Молдовы и Приднестровья, по этнической принадлежности мы увидим с вами плюс-минус одинаковую картину. Соответственно, конфликт основывается  на определенных идеологических моментах, которые, на мой взгляд, вполне преодолимы».

Мне кажется, что идеология не играла ведущей роли в конфликте и в 1989-1991 годах. Это был штамп, которым пользовались тогда кишинёвские националисты, старавшиеся выставить приднестровцев поборниками коммунизма и консерваторами, чтобы лишить их поддержки ельцинско-поповско-гайдаровской Москвы и Запада. На деле водораздел пролегал по линиям: Тирасполь за сохранение СССР, Кишинёв – против; Приднестровье категорически отвергало даже возможность находиться в румынском пространстве: в Молдове были сторонники такого варианта. Русский язык оказался для приднестровцев сплачивающим фактором перед лицом реальной опасности румынизации. Против этой опасности объединились в Приднестровье люди самых разных взглядов – от коммунистов до радикальных демократов.

Когда речь идёт о модели урегулирования конфликта, спикер Парламента РМ справедливо говорит, что дело не в форме и не в названии модели, а в её содержании. Мне кажется, что в Кишинёве в душе понимают, что, даже если ПМР и РМ решили бы создать модель отношений в общем образовании, эти отношения могли бы быть только горизонтальными, равноправными и договорными. Но пока все политики Молдовы основываются на ситуации, бытовавшей ещё в советские времена: есть Кишинёв, который выше всех по вертикали, и есть все остальные, которые являются нижестоящими. Но так не может быть, потому что, во-первых, в мире с начала 90-х появилось немало новых независимых стран. Зачем Приднестровью возвращаться на 20 с лишним лет назад? Во-вторых, ПМР не проиграла навязанную ей войну, а потому Тирасполю нет смысла принимать унитарную модель, подходящую для побеждённых.
Можно согласиться с главой молдовских законодателей в том, что роль парламентов ПМР и РМ в контактах между Кишинёвом и Тирасполем должна быть усилена. Процесс переговоров должен быть более открытым, тем более, что ветви власти могли бы не конфликтовать друг с другом (как у нас, в частности), а взаимодействовать, подсказывать друг другу свежие идеи. Его мысли в этом отношении актуальны и для ПМР.

Что же полагает Марианн Лупу обсуждать на переговорах по урегулированию в первую очередь? Он сам формулирует свой подход следующим образом: «Идет определенное топтание на месте в рамках того же формата 5+2. Ставятся и процедурные, и технические вопросы, но никак не подойдут наши коллеги  к вопросам содержания. Моя точка зрения: следует делать первостепенный акцент на содержательную часть диалога, и лишь затем канва – форма». Можно сделать вывод, что он склоняется к обсуждению вопросов из набившей оскомину «Третьей корзины» повестки дня диалога в формате «5+2». Это – «институциональные, политические вопросы и вопросы безопасности». Но для Тирасполя выгоднее говорить об экономических и социальных проблемах, нежели о российских войсках на Днестре или о возможной замене российских миротворцев на некую миссию гражданских наблюдателей под эгидой ОБСЕ. Приднестровью совершенно ни к чему менять физическую защиту и безопасность «за гранью дружеских штыков» российских войск на тех, кто будет наблюдать за возможным «восстановлением конституционного порядка» на манер 1992 года, или просто убежит при первых раскатах грома…

Кстати, М.Лупу, как опытный политик, не может отойти от общей кишинёвской позиции по миротворцам: «Вполне логически встаёт вопрос о том, чтобы миротворческую миссию, которая предполагает наличие людей с оружием, вывести на иной, более высокий качественный уровень и иметь международную миссию гражданских наблюдателей… Было бы намного спокойнее и для людей правого, и для людей левого берега Днестра, да и в целом для ситуации, если бы эта миссия носила  мирный характер, а не военный».

Можно полностью присоединиться к М.Лупу в осуждении унионизма. Хотя, по-моему, он преуменьшает опасность этого течения. После 2009 года сближение Кишинёва и Бухареста идёт быстро и в больших масштабах. Примеры: соглашение между МВД РМ и румынской жандармерией, проекты переподключения газовой и энергосистем Молдовы от СНГ к Румынии, наличие советников Румынии в молдовских министерствах и департаментах и т.д. Вся политика Траяна Бэсеску – сплошной экспансионизм. В этой связи неубедительно мнение спикера: «Никакой перекрой границ на карте Европы невозможен». Да он давно с Хельсинки-75 состоялся! Где СССР, Чехословакия, ГДР, Югославия? Разве в 1975 году были Косово, Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, независимые Словакия и Чехия? Да все бывшие союзные республики обрели независимость, притом, что часть из них – Молдова, Грузия и Азербайджан – сами распались.

М.Лупу – опытный дипломат. Это проявляется и в том, когда он говорит о балансе Молдовы между Востоком и Западом, избегая чёткого ответа на вопрос: куда всё же идти Молдове, в какие союзы вступать? Нет возражений против его подхода: «Мы должны совместить позитивное влияние, исходящее от Востока, с преимуществами Запада». Это гибкий подход, делающий честь Лупу-политику. Однако, как только дело перейдёт к практическому обсуждению внешнеполитических курсов Кишинёва и Тирасполя, вскроется, что противоположность этих курсов (евроинтеграция для РМ и евразийский подход для ПМР) преодолеть не выходит. По крайней мере, пока.

И всё же факт интервью столь видного политика и руководителя Молдовы в приднестровском СМИ – отрадный факт. Будем надеяться, что это станет обычным делом на обоих берегах Днестра.

 

Школа развития Дмитрия Соина

яркая возможность личностного роста

и самосовершенствования.

Не упустите свой шанс!

 

http://www.tisam.ru/about.php

Skype: shkola-razv

 

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×