/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Голос России: Кишинев и Тирасполь прокладывают рельсы прагматизма

Эксперты
//
10:36, 3 апреля 2012
//
799

Молдавия и Приднестровье договорились возобновить железнодорожное сообщение

В студии программы работает обозреватель Михаил Шейнкман.

 

Вагончик тронется

 

В замороженном приднестровском конфликте, может быть, еще не лед, но вагончик точно тронется. Президент Приднестровской Молдавской Республики Евгений Шевчук и премьер-министр Молдавии Влад Филат в Тирасполе подписали протокол о возобновлении полноценного железнодорожного сообщения.

Стороны шли к этому событию довольно долго. Эта тема в каком-то смысле стала переходящей проблемой. Она кочевала из переговоров в переговоры, передавалась от лидера к его сменщику. Пытались обсуждать варианты еще Воронин и Смирнов, затем Смирнов делал это с Филатом.

Собственно, и Филат с Шевчуком взялись за это уже в ходе первой своей встречи. Сверстали результат только к третьей попытке. Но это и есть оперативное вмешательство. Шевчук и президентом-то всего ничего, а за считанные месяцы разрешил ситуацию, которая длилась 6 лет.

Конечно, не он один. Все зависело прежде всего от Кишинева. Ведь это он в марте 2006 года объявил Тирасполю свою "рельсовую войну". Тогда по согласованию с ним Украина ввела новый таможенный режим для Приднестровья, по которому весь экспорт должен был проходить оформление в официальных органах Молдавии. Руководство Молдавской железной дороги перенаправило все поезда в объезд Приднестровской Молдавской Республики.

В Тирасполе расценили эти действия как экономическую блокаду. Так это все и выглядело. Непризнанную независимость Приднестровья сосед по Днестру пытался сделать не только непроходной, но и непроездной.

В настоящее время, правда, через самопровозглашенную республику уже проходят транзитом товарняки в Россию и Украину, а также два пассажирских поезда Кишинев-Москва и Кишинев-Одесса. Но, во-первых, это не весь ассортимент. Остальные составы, в том числе и два московских поезда, все еще идут в объезд и делают крюк в 450 километров.

А во-вторых, одно дело, когда мимо пролетают поезда, и совсем иной расклад, когда республика интегрируется в общую схему перевозок, становится полноценным транспортным звеном. А, судя по всему, именно это сулит ей документ, подписанный Шевчуком и Филатом.

Президент Приднестровской Молдавской Республики заявил, что впервые сторонам удалось найти формулу, предполагающую совместную работу таможенных и железнодорожных ведомств двух стран. Шевчук выразил уверенность, что эта схема окажется эффективной и на практике. "Документом оговорены конкретные сроки восстановления приднестровского участка железной дороги. Мы считаем, что соглашение взаимовыгодно для правого и левого берегов Днестра", - сказал он.

В свою очередь премьер Молдавии Филат выразил надежду, что стороны впредь будут успешно "решать и другие проблемы взаимоотношений". Наверное, не так быстро. Все-таки доверие не восстанавливается только лишь по сигналу семафора. Но очевидно, что движение уже есть. Причем в прямом смысле.

В любом случае уже можно не только фигурально говорить о том, что Тирасполь и Кишинев ставят свои взаимоотношения на рельсы. Звучит символично. Но возобновление железнодорожного сообщения - это, скорее, не символ, а прагматизм. Приднестровский бизнес получает возможность открыть себя внешнему миру, а Кишинев - от души проехаться по непризнанности соседа, еще раз показав ему, что если уж и не ключи от решения конфликта, то стрелки точно находятся в Молдавии. Здесь привыкли переводить их на Приднестровье, и, пожалуй, впервые в Приднестровье за это на соседа не в обиде.

Впрочем, из этого еще совсем не следует общее направление. По крайней мере, в Тирасполе по-прежнему уверены, что у каждого в этой географии свой путь. Даже если дорога железная одна.

Тирасполь на связи. Депутат парламента Приднестровья, председатель комиссии по внешней политике и международным связям Дмитрий Соин.

Шейнкман: Восстановление полноценного железнодорожного сообщения - это действительно беспрецедентное событие? Что оно дает Приднестровью?

Соин: Это событие уже получило название железнодорожного прорыва, потому что, действительно, в течение без малого 6 лет железная дорога стояла, и это существенно затрудняло работу экономических агентов Приднестровья.

Грузам приходилось делать огромный крюк, что, конечно же, сказывалось на себестоимости продукции. Предприятия несли существенные убытки. В первую очередь это, конечно, касается таких гигантов, как расположенный в Рыбнице металлургический завод, и ряда других предприятий.

Поэтому я считаю, что, действительно, это важное событие, которое никак не могло состояться в течение всех прошедших лет, несмотря на то, что железнодорожный вопрос постоянно буддировался и поднимался. Поэтому, несомненно, данное событие можно расценить как первый успех молодого президента Шевчука.

Шейнкман: Но этот успех не был бы возможен без доброй воли Кишинева. Можно ли предположить, что за оказание этой услуги Молдавия может попросить что-то взамен?

Соин: Я считаю, что прежде, чем оказать эту услугу, Молдавия уже многое получила взамен, в том числе снятие стопроцентной пошлины на ввозимые к нам молдавские товары, ряд актов, связанных с либерализацией на границе.

Но думаю, что, несомненно, технология взаимовыгодных уступок себя оправдает. Важно, чтобы при этом осталась незыблемой воля народа, интересы населения. А в сфере экономики, в сфере транспортных коммуникаций мы, несомненно, должны двигаться только вперед. Современный мир вообще становится все более открытым, и уже таким небольшим территориям, как Приднестровье и Молдова, закрываться друг от друга нет никакого смысла.

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×