/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Александр Порожан: " Приднестровская политическая элита и общественность не сумели сохранить единого понимания нашего будущего"

Эксперты
//
12:54, 14 декабря 2011
//
1068

Мнение  Александра Порожана о прошедшем 11 декабря голосовании по выборам приднестровского президента представляется сегодня весьма интересным и вот по каким причинам. Активный участник создания ПМР, участник боевых действий на Днестре в начале 90-х годов, бывший депутат, а затем и председатель Дубоссарского городского и районного Советов и бывший сопредседатель Объединенной контрольной комиссии от Приднестровья, а ныне оставивший по известным всем в Тирасполе причинам за собой право быть всего лишь одним из многих приднестровских общественников, он, безусловно, сегодня вправе поделиться своими, быть может, даже в чем-то особыми соображениями как об известных аспектах всей кампании, так и о причинах развивающегося в республике общественно-политического кризиса. С ним и беседует корреспондент агентства НИКА-пресс

- Александр Георгиевич, со стороны бывшего государственного деятеля и, так сказать, с высоты участника «приднестровского строительства», каким Вам представляется сегодняшнее Приднестровье?

- Чувства у меня, как принято говорить в русских классических произведениях, смятенные. Во-первых, мне искренне обидно за те ценности, за которые большинство приднестровцев боролись. Точнее так: сегодняшний день в Приднестровье показывает, что мы все не сумели сохранить единого понимания нашего  будущего. Я не хотел бы сейчас говорить о личностях, утративших много чего важного в своей деятельности на различных постах в  ПМР за двадцать лет – на эту тему сверх меры сказано в ходе президентской кампании. Скажу о самом, как мне кажется, главном. У всех нас была общая цель: мы, если хотите, видели светлое будущее в признании государственности Приднестровья.

-  С этим понятно. Хотя, в нашем случае, все кандидаты на пост президента имели в своих программах главный пункт – признание государственной независимости республики. Поэтому вряд ли есть смысл говорить о главной утрате. А как бы вы себя повели сейчас, во время кризиса, если бы занимали какую-то государственную должность?

- Я свое мнение всегда высказывал, будучи на всех постах, и гражданскую позицию отстаиваю и сегодня.

- И все-таки…

- Знаете, я попытался бы еще на раннем этапе кампании, или даже задолго до нее сдержать  не совсем порядочные действия и настроения тех чиновников и общественников, которые оказались к 2011 году в окружении действующего президента ПМР Смирнова. Понимаете, лично я видел в поступках этих господ больше корысть, а не стремления служить приднестровской идее. Иными словами, принадлежность к определенным государственным структурам они, прежде всего, воспринимали, как способ заработать деньги или большие деньги. Я на этот счет всегда привожу пример жесткого капиталистического подхода и к проблеме, и к человеку. Ничего личного – исключительно бизнес. Ну, не за это мы, в самом деле, боролись! Еще точнее скажу. Отдельные чиновники, защищая свои личные (финансовые) интересы, стали просто плевать на проблемы простых приднестровцев.

- А правда, что в окружении Смирнова, во-первых, не осталось непосредственных участников приднестровского строительства, во-вторых, приблизились люди, которые позволяют себе, скажем так, шалить с законом?

- Правду говорят. Мало того, когда таких чиновников ловили за руку или пытались поймать, находились другие более высокие чиновники, имевшие хорошие возможности повлиять на дальнейшую судьбу нечистоплотных людей.

- То есть «отмазать» их? Так, кажется, выражаются в известных сообществах?

- Считайте, что так.

- Александр Георгиевич, а вам не кажется, что наш разговор становится беспредметным. Как говаривал когда-то президент России Путин – назовите мне имена, фамилии, явки… Об одном таком чиновнике можно повспоминать подробнее. Был он очень близок  к приднестровскому Совбезу, почему-то так же был близок к делам железнодорожным. Потом исчез куда-то, прихватив с собой то ли два, то ли двадцать миллионов. Слухи разные ходили и о нем, и о его покровителях.

- Знаете что, есть вокруг Смирнова достаточно порядочные и профессиональные люди. Но странная создавалась ситуация, на мой взгляд. К таким предпочитали не прислушиваться, но зато учитывалось мнение то ли каких-то агентов влияния, то ли просто недоброжелателей Приднестровья. Их, если учесть чего они натворили и сколько наворовали, иначе назвать нельзя. Не буду говорить о том, что происходило в тираспольских кабинетах. Приведу пример     Дубоссарах, где я  живу. Здесь есть большой отряд чиновников и общественников, которые откровенно не пользуются в нашем городе и районе авторитетом, но которые активно в ходе кампании вели агитацию за Смирнова. И надо ли говорить, что из такой агитации получится, и надо ли доказывать, повысился  ли в ее результате рейтинг президента в нашем районе.

- В народе это называется подстава.

- Да, я уверен, что таким образом президента подставляли последние годы. А он этого почему-то не заметил. Мне искренне жаль и президента, и моих земляков, которых раскололи на два, а то и три лагеря. Я знают многих дубоссарцев, которые обращались к президенту со своими проблемами, в том числе и теми проблемами, о которых мы с вами беседуем. Но знаю также, что эти просьбы-жалобы, как обычно, оформленные в письменном виде, до Смирнова просто не доходили. Кто-то бережно и успешно ограждал Смирнова от неудобных вопросов и проблем. Это какая-то древня история про русских чиновников и традициях при дворе.

- Подводим итог. Ваше государство сегодня расхлебывает то, что само и создало. А спровоцировало это малоприятное  и отчасти вредное блюдо нынешняя избирательная кампания, так?

- Почти так. Но хорошего-то в Приднестровье тоже сделано много. А можно было бы и больше, если бы не… Да что говорить, одна только проблема раздутого до немыслимых пределов чиновничьего аппарата по всей ПМР. Во-первых, это не скроешь. Чиновник, перебирающий бумажки, всегда бросается в глаза. Во-вторых, очевидна немыслимая трата бюджетных средств в том числе и на бумажки да скрепки. Последнее вообще унижает нормальных приднестровцев. Сидит краля или юный чей-то продвиженец и шуршит никому не нужными циркулярами. И, кстати, известная ведь истина: количество чиновников в центре порождает количество чиновников на местах. Так и живем. И кстати, вот еще интересный факт из нашей жизни. На нынешних президентских выборах жители микрорайона Коржево, никогда не принимавшие участия в приднестровских электоральных кампаниях, на этот раз пришли на избирательные участки и проголосовали. Почему-то мне кажется, что проголосовали они за кого угодно, но не за Игоря Николаевича. 
 
- Почему, на Ваш взгляд, кишиневские политики и обслуживающих их политологи так внимательно и скрупулезно отслеживают текущую ситуацию на левом берегу? Слышны мнения, что был бы хорош на президентском посту в ПМР Каминский, Шевчук… Но ведь никто из кандидатов, как мы говорили выше, не отказывается от идеи независимого приднестровского государства. Чего же суетиться?

- Да все просто. И в Кишиневе, и далеко за его пределами желают, как модно сейчас выражаться, договороспособного приднестровского лидера, кого угодно, только не Смирнова.  Да, называют то Каминского, то Шевчука. Но я знаю, что в том же Кишиневе есть силы, которые были  бы не против поработать, а точнее сказать, продолжить работать с командой Игоря Николаевича Смирнова.

 

 

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×