/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Откровенный диалог - Дмитрий Соин: Ч.3 "Коррупция - главная проблема Приднестровья"

Эксперты
//
12:11, 3 августа 2011
//
828

Корреспондент: Допустим, Вы выигрываете выборы, и становитесь президентом, гипотетически. Каковы Ваши первые шаги на этом поприще? Как нужно реформировать ПМР? Что бы Вы сделали в первую очередь?
Дмитрий  Соин: Я считаю, что никакие реформы не пройдут, и никакая внешняя помощь не будет иметь эффекта в случае, если мы не раздавим «гидру» КОРРУПЦИИ. Коррупция – самая главная проблема Приднестровья,  на самом деле. Ведь если посчитать, сколько мы получаем средств внешних, сколько мы получаем, так называемых,  «газовых денег», то здесь население должно жить кратно лучше, чем оно живёт сейчас. Пенсии должны быть 200-300 долларов, зарплаты должны быть от 500 долларов и выше. Территория компактная, население небольшое – обеспечить этих людей гораздо проще, чем в огромной России или в той же крупной Украине.


Корреспондент: Так что Приднестровье тоже «пилят»?
Дмитрий  Соин: Я думаю, что Приднестровье «пилят», и поэтому вопрос о коррупции -  самый актуальный. И я бы вообще начал работу с того, что задал бы ряд вопросов людям, которые себе построили 3-4-этажные особняки, при этом имея официальную зарплату министров около 450 долларов США:  откуда это всё взялось, каково происхождение этих денег? И, более того,  необходимо разорвать коррупционные связи и коррупционные схемы. Как только это произойдёт, мы сразу увидим значительное повышение уровня жизни в Приднестровье. Второй момент – это, несомненно, необходимы внешние заимствования, внешние инвестиции. Мы должны построить Приднестровье по типу свободной экономической зоны. В той концепции экономической,  налоговой, которую продавили сейчас через Верховный Совет, очевидная тенденция к повышению налогообложения,  к «закручиванию гаек» в отношении промышленного и аграрного производства. А по моему мнению, наоборот,  должна произойти либерализация экономики, и тогда сюда придут крупные инвесторы извне. А без этих инвестиций мы экономику не поднимем никаким образом. Понятное дело, что нужны инновационные технологии – мы абсолютно не развиваем сферу услуг  то, что абсолютно логично было бы делать здесь, в Приднестровье. Это, кстати, позволило бы сохранить в республике молодёжь. Работа в сфере услуг для молодёжи престижна. Работа где-то в сельском хозяйстве, на промышленном производстве тоже престижна, но не каждый молодой человек видит себя у станка. Развитие сферы услуг, несомненно, оставило бы здесь львиную долю молодёжи. И, конечно же, это политические реформы, необходима реальная многопартийность. Я, допустим, являюсь сторонником перехода на партийную систему выборов в парламент. Причем,  парламент, на мой взгляд, должен стопроцентно избираться по партийным спискам.


Корреспондент: В Молдове есть такой прецедент, однако, проблемы.
Дмитрий  Соин: Ничего страшного, проблемы будут решаться, зато там есть развитие. В Украине, России, в большинстве стран Европы тоже по партийным спискам избирают свои законодательные органы. А местные Советы для того, чтобы партии имели какое-то влияние и на региональную жизнь, должны 50/50 избираться: 50 % по мажоритарной системе, 50 % по партийным спискам. Нам надо вдохнуть жизнь в гражданское общество и в независимые СМИ. Мы должны максимально модернизироваться для того, чтобы внешний мир видел в Приднестровье небольшое современное и цивилизованное государство, где меняется власть, где живая экономика, где коррупция жесточайшим образом преследуется, где подавлена оргпреступность. Как говорится, вот она готовая модель – бери и придавай ей международно-правовой статус.


Корреспондент: Приднестровье может быть, по Вашему мнению, самодостаточным регионом?
Дмитрий  Соин: Абсолютно. Вот, как ни странно, именно Приднестровье может быть этим регионом. Дело в том, что наши транзитные возможности, возможности нашего аграрного сектора, плюс к этому, конечно же, уникальные, трудоспособные, творческие люди создают предпосылки к тому, чтобы мы развивались активно и жили хорошо. Что говорить? Я же помню, когда, в начале 90-х, мы жили явно лучше, чем в Молдове, более того – мы жили явно лучше, чем в соседней Украине. Первые годы, когда только создали республику, здесь уровень жизни был ощутимо выше. А потом произошло обрушение.


Корреспондент:  Растаскивание, если быть точнее.  Я так понял, что главной причиной мешающей тому, чтобы Приднестровье стало самодостаточным регионом, республикой, является всё-таки, по Вашему мнению, коррупция, которая  порождает массу проблем, в том числе экономических. Ведь в Приднестровье жёсткая исполнительная власть, президентская республика. Не видеть этого, означает, либо покрывать, либо уходить от решения проблемы. Вы считаете, что власть не собирается решать эту проблему.
Дмитрий  Соин: Мы возвращаемся к тому, с чего начинали – власть, которая находится у руля более 20 лет, настолько спрессовывается коррупционными связями, что выемка любого кирпича из этой стены может покосить весь забор и обрушить его. И соответственно, даже видя тот коррупционный беспредел, который имеет место быть, начиная от мелких чиновников и заканчивая высшими должностными лицами, тем не менее,  верховная власть вынуждена с этим мириться. Она постоянно откладывает борьбу с коррупцией – ну не сейчас, ну не перед выборами, ну не сразу после выборов, ни в этот период – сейчас можно вообще ничего не трогать. Она сама себе внушает, что можно оттянуть процесс борьбы с коррупцией. Ведь Китай почему, в отличие от Советского Союза, сохранился? Там за хищение сумм от 100 тыс. долларов по эквиваленту расстреливают – высшая мера наказания.


Корреспондент: Как вы думаете, многих бы расстреляли у нас по китайскому образцу?
Дмитрий  Соин: Я думаю, что мы бы потеряли достаточное количество людей, потому что я имею определённые представления в этой сфере. Могу сказать, что даже по недвижимости, принадлежащей госчиновникам, можно судить о том, что достаток явно превышает официальные зарплаты. По тому количеству различных ресторанов, развлекательных комплексов, к которым госчиновники имеют прямое отношение, это тоже, скажем так, впечатляет. Мы уже не говорим о том, что же находится за пределами Приднестровья, куда люди инвестируют так на всякий случай. А уж в ПМР только верхушка айсберга всплывает.


Корреспондент: Насколько мне известно, МГБ активно борется с преступниками в форме шпионов, государственных изменников и т.д. Неужели оно не замечает той картины, которая царит в Приднестровье? Неужели нет информации об этих экономических преступлениях? Официально вслух не было сказано ни о чём и ни о ком.
Дмитрий  Соин:  Были какие-то дела, связанные с коррупцией. Буквально недавно задерживали сотрудников МВД и МГБ. Делало это всё Министерство Госбезопасности. С отдельными фактами коррупции МГБ борется.


Корреспондент: С отдельными, а с масштабными?
Дмитрий  Соин: Вот есть глубокое заблуждение, что МВД, МГБ или Прокуратура могут самостоятельно  бороться с масштабными проявлениями коррупции, -  не могут. Ни в одной стране мира причём.


Корреспондент: А кто же должен?
Дмитрий  Соин: Это решения, которые принимаются высшим должностным лицом. И как только оно принимается, начинаются масштабные действия. Потому что, если, допустим, следователи или прокуратуры, или МВД,  или МГБ, или оперативники задерживают «крупную рыбу», а сверху идёт команда не трогать, что они могут сделать? Ничего!  Процедура такова – должно быть государственное решение, должна быть государственная политика, направленная на жесточайшее подавление коррупции. Других вариантов просто-напросто нет.

Материал расшифрован и подготовлен ИА «Лента ПМР» с согласия «Днестр ТВ»

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×