/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Оппозиция, которой не было…

Эксперты
//
12:43, 5 октября 2010
//
1356
altРоман Коноплев, директор Аналитического бюро «Consulting Mobile», Тирасполь:

Прошло две недели с момента публикации моего доклада «Приднестровье будущего», в котором были озвучены некоторые итоги 20-летнего опыта выживания ПМР и предложены рекомендации по возвращению экономической и политической составляющей республики в жизнеспособное состояние.

Некоторые размышления, более развернуто представленные в докладе, публиковались мной ранее, и не единожды:  как на Dniester.ru, так и в других изданиях, которым было интересно мое мнение по ситуации в Приднестровье. Было приятно прочитать в местной прессе, что в ходе очередного инвестиционного форума некоторые уважаемые докладчики говорили не просто о тех же проблемах с предложением похожих сценариев преодоления кризиса, но и, практически, тем же самым языком. Когда проходит время шапкозакидательских, ура-патриотических деклараций, и нужно поговорить о деле, сложно не согласиться с тем, что экономическая теория – это не сфера потустороннего, это нечто весьма конкретное, без всевозможных разночтений.

С другой стороны, определенная категория граждан, имеющих отношение к СМИ, позиционирующих себя «оппозиционными» в отношении Смирнова, предпочли опубликовать выдержки из доклада. Не ключевые, скорее, более приятные собственному уху. Снабдив сие действо надменными приписками в стиле «он одумался, и это похвально». При всём моём уважении к сединам редакторов местных изданий, благодарить их как-то язык не поворачивается. Ну, хватило бы смелости: опубликовали бы доклад полностью, на бумаге, не так уж он и велик. Однако, вероятно, надергать цитат оказалось куда «полезнее» для собственных нужд. Насколько рвать доклад на цитаты объективно и честно – тут, скорее, решит читатель. Можно было б газетчикам хоть указать издание, где представлена его полная версия.

Почитал и пару анонимных пасквилей, надо понимать, от местной коммунистической публики, адептов «Олега Олеговича». Но это уж совсем не считается: дело житейское.

Как читатели газет, так и любители анонимных пасквилей не интересны. Кто сегодня читает газеты? И где? Интернет – оружие моего поколения и тех, кто моложе меня. У нового поколения, имеющего совершенно иные от местных газетчиков представления о современной экономике и, вообще, обо всём,  свои стандарты, и свои ценности. И на фоне прочитанных комментариев пришло время поговорить о том, что следует понимать под терминами «мы» и «они», дабы хоть на какое-то время огородить себя от любителей понадёргать цитат ради каких-то там личных сиюминутных околополитических дивидендов.

Мне специально не хочется употреблять слово «оппозиция», поскольку в ПМР с этим делом, вообще, большие сложности. Оппозиция присутствует там, где политическая система не является айсбергом, вокруг которого то ли плавают, то ли ползают почти неразличимые сущности, далекие как от процессов принятия решений, так и от возможности влиять на чьи-либо решения. В Приднестровье, чтоб там ни говорили, по большому счету, однопартийная система, уж не важно, что партий официально десяток, программы у них не сильно различаются. Просто в рамках этой единой группы существуют различные «центры силы», которые формируются зачастую по принципу профсоюза либо по принципу ментальности, возрасту, либо ещё как-нибудь... Будем уж честны, партийность у нас в республике пока не является тем, чем она является где-нибудь в Швейцарии или Швеции.

В Приднестровье оппозиции как массового явления, как общественной политической силы, пока ещё не было. Вообще не было за всю историю ПМР. «А как же коммунисты?» - спросите вы. О них поговорим чуть позже.

Собственно говоря, за исключением бессарабского «Троянского коня» - компартии Хоржана, вернее Тираспольского филиала ПКРМ, все остальные партии исповедуют принцип независимости Приднестровья. Но даже в рамках этой самой, «большой партии», состоящей из множества разных групп, неизбежно будет возникать определенная конкуренция, будут формироваться разные подходы и т.п. Проблема лишь в том, что реализовать свои идеи эти группы всё равно не смогут – политическая система недоразвита, роль парламента была и остается крайне ограниченной. Ну а политика… В ситуации, когда доминирующей является одна партия, хоть и вобравшая в себя несколько брендов, политика просто начинается внутри такой партии, рождая новую форму и новое качество, а бренды идут «по боку». Так и будет, возможно, со временем зарождаться подлинная оппозиция, нужно лишь постараться, чтобы эти процессы шли параллельно с модернизацией законодательства, а не через какие-либо форс-мажорные, революционные события.

Мне часто приходилось в Москве слышать от различных околокремлевских политических экспертов: «ну вот у вас есть оппозиция: Радченко, Бучацкий, Хоржан, и т.п… Почему вы там их так не любите? Они ведь тоже наши, тоже за Россию».  Как правило, так говорят люди поколения Бучацкого. С этим, на первый взгляд, действительно не поспоришь. «Они ведь тоже за Россию»…

И вот тут начинается нечто парадоксальное. Тут-то и стоит вспомнить про «мы» и «они». Те, о ком беспокоятся в Москве, действительно «за Россию» и даже говорят иногда разумные вещи, особенно в сфере критики того, чем живёт ПМР. Но, наверное, тут каждый политик способен сам за себя объясниться: «каким образом» он за Россию, и «ЗА КАКУЮ ИМЕННО» Россию. А услышать подобные объяснения было бы крайне интересно. В России ведь тоже все разные, и единства там на уровне политиков гораздо меньше, чем в ПМР, собственно, там людей миллионы, ничего удивительного. Кому-то, к примеру, дорого мнение Юргенса и Гонтмахера, а кому-то, наоборот, близок товарищ Зюганов или 1000-летние непреходящие ценности русской бюрократии, или, вообще, Союз православных братств РПЦ Агещева в чёрных рубахах.

Есть категория политиков в России и СНГ, у которых любимое занятие – охать об утратах СССР, его некогда могучего «промышленного потенциала», рассуждать про «дружбу народов» и прочие пропагандистские сласти из библиотечки коммунистического агитатора. Позднее, уже после распада СССР, вся эта ересь перекочевала, словно залежалый товар, в портфели обкомовских бонз, которые начали регистрировать ретроградские структуры с обязательным термином «коммунистический» или «коммунистическая». Придумывали себе фальшивые медали, боролись за место «самой коммунистической» партии на небосклоне. Потом в 1993 году пальма первенства за измену оппозиции, да ещё и с особым, нескрываемым цинизмом, вдруг попала в цепкие лапы Геннадия Зюганова. Ему, нижайше просящему, нехотя разрешили... И вокруг дядюшки Зю начала формироваться новая, системная, прикормленная партия бывших аппаратчиков и прилипал. Из ободранных портфелей достали они, не долго рассуждая, те же самые брошюры о демагогии построения справедливого «общества счастья» и переложили их уже в лакированные, новенькие кожаные дипломаты. Подключили «там, где надо» большой бизнес, связи, и возникла эдакая религиозная сеть, параллельная структурам Церкви на пространстве всея СНГ – только эта сеть – якобы «коммунистическая».

Российские коммунисты, партнёры ПКРМ, все 20 лет существования республики, наше с вами Приднестровье, как бы это помягче выразиться, люто ненавидели. Просто за то, что приднестровцы и «кровавый диктаторский режим» только и делают, что мешают построению их любимой «Советской Молдавии». Не той, конечно, что была во времена СССР. А эдакого аналога «Советской Киргизии», которую мы видим последние десятилетия. Коммунисты в России - карманная собачка, открывающая рот по звонку, но тема «объединения Молдовы» - лакомый кусок. И если духовные партнёры КПРФ и ПКРМ чего-то там хотят от Приднестровья, то, скорее всего, для приднестровцев у них в остатке ничего не останется. Слишком уж хрустит у этих господ за ушами. Тот ещё аппетит, ГУЛАГовский. Будто это их в 1953 с вышек поснимали, и шли они пешком из самой Сибири. Оголодали.

В Молдове однажды адепты этой группировки, напоминающей своими амбициями тоталитарную секту, пришли к власти под брендом ПКРМ. Аж на 8 лет. Сказочно обогатились, превратили страну в феодальное княжество, где попы в монастырях запели Воронину: «Боже, Царя Храни!». Затем потекли слюни на собственность в ПМР. Начали «окучивать» приднестровскую площадку, породили там каким-то образом свой филиал, который возглавил Олег Хоржан, затем подтянули на себя местную обиженную журналистскую публику, обязав её помогать «за долю малую» коммунистам бороться со Смирновым. Так и вышло спустя некоторое время, что любая критика Смирнова в ПМР ложится в копилку коммунистам либо используется коммунистами в собственных целях. Это даже и не то же, что в копилку счастья народа Молдовы: в Молдове к проблеме собственного счастья относятся тоже все по-разному. Не все там считают отдельное существование Приднестровья главной бедой своей страны.

Собственно, до приднестровской государственности, а уж, тем более, до местной экономики, успешности ПМР, молодежных проблем и всего остального,  «коммунистической» публике и солидарных с ними оппозиционных «за Россию» журналистах, никакого дела нет. Действуют они, вольно или не вольно, бесплатно или «за долю малую»,  строго в интересах победы комми и Олега Хоржана на каких-нибудь очередных выборах в Приднестровье. Даже какой-то там блок создали ради промоушена. Последние годы, правда, принялись поддерживать своими скудными газетными площадями не только «Олега Олеговича», но ещё и «Евгения Васильевича». Может, конечно, это провокация такая против местного политика, ну, либо просто бесплатная политреклама. Либо некая политическая конспирология… Дело не в этом. Когда начинаешь глубже разбираться, в чём состоит принципиальная суть большинства из этих, не вошедших в политический официоз деятелей,  получается, что это не вполне «правозащитники», и не «журналисты» - это политики. Другая профессия. Банальные политики, часть политического спектра, но только неформатная его часть. А если конкретнее,  это маленькие группки по поддержке ПКП, филиала ПКРМ в Приднестровье, маленькие кораблики вокруг «красного линкора». Пусть «линкора», по сути, никакого, собственно, и нет, сплошной лохотрон… Да, есть определенные, смутного происхождения финансы, особнячок в центре Тирасполя, квартирки по городам и весям, приобретенные на единственное физическое лицо, не державшее в руках за всю жизнь ничего тяжелее шариковой ручки. Это физическое лицо периодически пестрит пухлыми розовыми щеками на митингах, а адепты солидарно машут ему красными флажками. В эпоху постмодерна «коммунистом» может стать кто угодно: в Кишиневе даже сынок Воронина полюбил на красные шествия выходить. Тот самый, один из крупнейших собственников в Молдове.

И чтобы различать «мы» и «они», давайте постараемся отделять подлинное от имитации, самая опасная из которых – имитация под названием «коммунизм». Эта имитация - практически сектантская религиозная доктрина, имитация заботы о людях, сопереживания, сострадания - довольно опасная вещь, поскольку она совершенно не дружит ни с логикой, ни с экономической теорией. Зато там всегда много громких слов «про Россию», «про борьбу с НАТО», про «объединение Молдовы и ПМР ради борьбы с Румынией» и тому подобных вещей, способных вскружить голову несчастным обездоленным людям. Чёрно-белая парадигма - непрерывный поиск врагов вокруг себя, один из ключевых признаков тоталитарной секты.

Чтобы изменить реальность, нужно иметь хотя бы толику профессионализма и образования. Мало того, чтобы кто-то был «за Россию». Как мало и умения замечать недостатки в общественной и социальной жизни. «Они», конечно же, это понимают, просто стыдно себе в этом признаться. Смысл жизни исчезает.

«Мы» - это поколение современных людей, в недалеком прошлом студентов факультетов экономики и юриспруденции. «Мы» - это те, кто по уши сыт сказками о коммунизме и о том, что присоединение к Молдове может решить хоть одну проблему, о том, что нам постоянно нужно думать, как помочь коммунистам в Кишиневе одолеть «румын проклятых». Пусть лучше этими глупостями кто-нибудь другой занимается. «Мы» - это люди по обе стороны Днестра, которым нужно не двигать армии взад-вперёд, не флагами размахивать и не разглагольствовать о геополитике, а строить современную экономику, которая будет открыта и дружелюбна и Западу, и Востоку. Молдавия сегодня – бедная проблемная страна, Приднестровье – бедная непризнанная страна. Сегодня у Молдавии, живущей отдельно, есть много шансов при поддержке ЕС добиться качественного перелома в экономической сфере. Нужно переживать и радоваться за их успешность, и нужно самим постараться обеспечить аналогичную, а лучше – большую успешность себе. «Они» никогда об этом не говорят. «Они» всегда рассуждают о том, как было хорошо когда-то четверть века назад в СССР. Новое поколение уже не знает, как было в СССР. Но оно вполне имеет представление о том, что такое нормальная страна, нормальная экономика, нормальная зарплата. Эти страны часто показывают в новостях. В этих странах нет коммунизма, нет политиков со скорбными лицами. Приднестровье может стать такой страной раньше Молдовы, население которой ещё тридцать лет будет разбираться,  что означают термины «молдаване» и «румыны», кто лучше: Сталин или Антонеску, и сколько бесплатных религиозных уроков должны в школах прийти на смену физике и химии с алгеброй, за которые хорошо бы взять «чего-нибудь» с родителей.

Чтобы понять лучше разницу между «мы» и «они», можно попытаться представить себе, к примеру, что мы не в ПМР сейчас живём, а, скажем, в Гагаузии. Вот такие, как есть, все вместе: и парламент, и президент, и всевозможные те, которые «тоже за Россию». Чем бы там сейчас они занимались? Чем бы занимался Николай Бучацкий и его коллеги? Строчили петиции в поддержку телеканала NIT Марка Ткачука, от пропагандистских помоев которого у психически здорового человека уши в трубочку сворачиваются? Воспевали осанны Владимиру Николаевичу Воронину с причитаниями «на кого ж ты нас, царь-батюшка, покинул»? Сидели на паперти под крыльцом российского посольства с просьбой о грантах в поддержку «кина на русском»? Там, вроде как, своих таких хватает, вроде Клименко, сотоварищи… И бедные граждане обреченно взирали бы на эту судорожную ахинею? А надо оно им?

Хорошо, что время газет уходит, что газеты умирают и скоро умрут окончательно. Останется, разве что, Wall Street Journal… Хорошо. Потому что в ПМР бумажная, т.н. «независимая пресса», уж как ни крути, но по части цензуры и оскорбительных выходок намного опередила прессу государственную. И это произошло отнюдь не вчера.

У Приднестровья много чего не получилось за прошедшие 20 лет. Многое можно было сделать лучше. «Мы» - это те, кто понимает смысл текста. Понимает то, о чем написано в докладе. Это те, кто, располагая определенными властными полномочиями, смогут избавить Приднестровье от ложных ценностей, скрывающих аппетиты волка в шкуре проповедника. «За Россию» - это ещё не характеристика.

Кто поведет Приднестровье в будущее? Кто сможет дать республике шанс? Где это новое поколение успешных менеджеров? Не знаю, быть может, это те, кто уехал в середине 90-х из республики на ПМЖ в Германию, Израиль, Канаду, Москву. Быть может, это их дети, которые закончат хорошие университеты и захотят свои знания в сфере экономики и госадминистрирования реализовать на практике, построить маленькое экономическое чудо, не позволят превратить республику в какой-то там «якорь», который должен от чего-то там очень уж страшного «удержать» Молдову. Молдове не нужен никакой «якорь», она с этим якорем уже 20 лет в руинах лежит, ей самой нужны успешные менеджеры, желательно откуда-нибудь подальше.

Приднестровье поведут в будущее те политики и чиновники, которым будут дороги интересы своей республики, а не демагогия о борьбе с мировым злом. От этой демагогии можно самому стать «злом», наравне с Северной Кореей. Приднестровье преуспеет, если не будет полагаться на краснобаев в Молдове и где бы то ни было ещё. Во всём мире Воронина считают одиозным, мракобесным политиком византийского типа, аналогом Туркменбаши и прочих восточных деятелей. Не знаю, может его любят в Китае. Но Китай от нас далековато. «Мы» - это те, кто хочет жить в модернизированной стране, открытой и свободной. «Они» - это те, кто больше всего любит обижаться на весь мир и изобретать страшилки в целях «консолидации общества» или «объединения Молдовы», будто страшилки или объединение сами по себе решат хоть одну проблему. Мы можем быть с Молдовой «едины» ровно настолько, насколько едины Чехия и Словакия. Это достойный пример единства, я так считаю. И страны сами по себе достойны, чтобы и Молдове, и Приднестровью, подтянуться к их стандартам качества жизни. А кто именно проведет эти реформы, какие будут фамилии у лиц, возглавляющих процесс реформ, кто при этом будет президентом: Игорь Смирнов или основную нагрузку возьмет на себя другая персона, которая займет пост главы правительства и осуществит на основе максимума полномочий подлинные реформы, - не думаю, что людям это важно. Приднестровью нужен квалифицированный «врач» в экономике и политике, и не так уж важна его фамилия и национальность. Главное, чтобы пришли профессионалы. И звучало меньше тоталитарной сектантской демагогии.

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×