/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Отношения Молдовы и России сегодня заслуживают «двойку»!

Эксперты
//
10:16, 23 августа 2010
//
5576
altАналитик, писатель и  редактор РИА «Днестр» Роман Коноплев  в интервью ИА «Лента ПМР» дал свою оценку  молдо-российских отношений и приднестровских перспектив.

«Лента ПМР».  Вот и стартовала  избирательная компания в РМ. Кого и почему на твой взгляд поддержит Россия?  Неужели опять «дважды битая»  компартия Молдовы будет пользоваться благосклонностью Москвы?

Роман  Коноплев.  Российская администрация в отношении Молдовы, похоже, действует в соответствии с русской поговоркой "Коней на переправе не меняют", пытаясь оставаться более порядочной, чем сами молдавские партнеры. Те, как известно, неоднократно давали повод усомниться в своей порядочности. Перебор идет, вероятно, в соответствии с концепцией "меньшего зла", в том виде, в каком это понимают близкие к Кремлю аналитики, способные влиять на выработку тех или иных решений. На мой взгляд, существует и определенная инерция, – на внешнем поле российская элита ведет себя несколько иначе, чем на внутреннем. Обратите внимание: Владимир Воронин даже визуально, не говоря уже о стиле руководства, напоминает российских региональных политиков «старой волны» - тех, кто уже уходит со сцены, либо находится уже одной ногой «за дверью» - вспомните этих региональных тяжеловесов – Шаймиев, Рахимов… Ещё Боос и, судя по всему, Лужков. Не случайно, кстати, на мой взгляд, определенное притяжение клана Воронина к московским структурам – Олега, по-моему, недавно включили в число советников Юрия Лужкова.  Подобная модель поведения части российской элиты, отвечающей за внешние связи, по-моему, не поспевает за теми, кто держит руку на пульсе процессов внутри самой России, где ставку делают на «молодых и перспективных». На этом фоне Воронин выглядит как типичный такой барчук азиатского типа, которому придется делать щедрые подношения и целовать перстень, дабы он не разобиделся, как уже не раз случалось.  

В расхождении внешней и внутренней модели отношений Москвы с регионами, вероятно, и заключается основная причина ставки на Воронина. Воображение определенной части чиновников, вероятно, допускает сравнения Молдовы с Башкортостаном или Калмыкией. Подобные соблазны опасны, поскольку не имеют под собой юридической, да и этнокультурной основы – Молдова не Калмыкия и не Калининград, за подобные иллюзии рано или поздно придется расплачиваться. Причем вне зависимости от текущего результата – даже если ПКРМ удастся вернуться к власти, и выбить себе какие-либо торговые преференции, рынок вина, и тому подобное. Такая  дружба не будет ни бескорыстной, ни бесплатной. Но на какое-то время она, конечно, возможна.

«Лента ПМР». Почему такое вообще возможно? Ведь прямая поддержка ПКРМ  чревата окончательной утратой  региональных позиций Москвы…

Роман Коноплев.  Дело руководства России – выбор подходов и моделей взаимоотношений  со своими партнерами.  Мое отношение к происходящему хорошо известно: я не сторонник поддержки за счет налогоплательщиков РФ паразитирующих режимов, у лидеров которых мёд на устах, а в тюрьмах томятся политзаключенные. Именно такой страной Молдова была в период правления коммунистов. Такой её в то время воспринимали не только в Приднестровье, но и в большинстве цивилизованных стран. Возможно, конечно, что происходящее в Молдове нравилось Китаю…  

Существует масса аргументов, которые могут вывести из себя людей, принимающих те, или иные решения – в том числе и различные шаги нынешней администрации Кишинева, позволяющие считать Молдову недружественной России страной.  Здесь многое зависит и от воображения, и от способности различать искренние и сиюминутные модели поведения.  Россия в лице определенной части элиты, а ещё – интеллигенции, бизнеса и студенчества – исповедует стремление соответствовать европейским стандартам в таких сферах как политика, права человека, экономические и другие свободы. Я думаю, рано или поздно это найдет свое отражение и во внешней политике – наверное, сложно всё реформировать одним махом, сегодня в РФ ещё идет борьба – между сторонниками старых и новых подходов.

Конечно, у МИД РФ есть определенная школа, многолетний дипломатический опыт, свое понимание того, каким должен быть «ближний периметр» вокруг России, куда входит и Молдова. Бессарабия связана с Россией не одним десятком лет совместного проживания – не удивительно, что в Москве люди старшего поколения болезненно воспринимают эту утрату.  Но, думаю, новое поколение относится к этой проблеме иначе – и европейская, и российская, да и приднестровская молодежь, узнают друг друга через субкультуры, социальные сети, сайты знакомств – там нет места конфликтам, вне зависимости от границ и национальных языков.

«Лента ПМР». В действиях Альянса за европейскую интеграцию есть внутренняя логика. С ней можно соглашаться или наоборот отвергать, но она есть. Это четкий евроатлантический вектор и идеология европейскости РМ. В крайних формах эта логика выражается в открытом  румынофильстве. Данная стратегия поддерживается США, ЕС и ближайшим соседом Молдовы – Румынией. А вот какую идеологию в Молдове исповедует Москва?

Роман Коноплев. Мне кажется, чтобы понять, какова четкая идеологическая система у Москвы, нужно слушать и читать выступления российских лидеров за рубежом и в зарубежных СМИ. То есть, пытаться понять, как позиционируют себя и свою страну её лидеры вовне. Я не вижу, что сегодня Россия пытается претендовать на некую особенную трактовку такой терминологии как демократия и права человека, например. У России есть интересы в Европе, она преимущественно экспортирует минеральные ресурсы, и ведет борьбу за потребителя, причем нуждается в добросовестном и ответственном потребителе. При необходимости Россия достаточно конструктивно сотрудничает в военной сфере с другими странами.


То, что существует определенное количество шарлатанов, которым удобно нагревать руки на различных псевдотеориях мирового господства, «влияния»…  Я не вижу какой-то реально альтернативной модели, которую, якобы, как где-то пишут, пытается создавать и навязывать окружающим себя странам Россия. «Переходный период» после развала СССР для России ещё не закончен, РФ находится в стадии становления, хоть, конечно, и запаздывает во многих сферах – это признает открыто и Дмитрий Медведев.  У Молдовы и её нынешних лидеров есть достаточно амбициозные цели – сделать свою страну финансово независимой, открыть европейские рынки для своих товаров, взять за основу политическую и правовую модель западных стран, которые преуспели при аналогичных стартовых параметрах. Я не вижу, что это сколько-нибудь противоречит интересам России, более того, Россия сама стремится, по сути, к тому же самому.  Другое дело, что отношения между Россией и Молдовой не должны носить характер «кормящего» и «телёнка» - я за то, чтоб эти отношения были равными и симметричными, без всевозможной демагогии про «братскую дружбу» и соревнований в глубине поклонов. К примеру, в России гражданин Молдовы может находиться, по сути, любой срок без ограничений, а в Молдове россиянин может находиться лишь три месяца из шести. Налицо дискриминация, которая сложилась, кстати, во времена якобы «пророссийских» коммунистических правителей в РМ. Россия открывает алкогольные рынки, хотя сама в состоянии обеспечить себя качественным алкоголем. Чего ради? Ради слов про «дружбу»? Прибылей каких-то отдельных предпринимателей в Молдове? При таких отношениях, где фигурируют интересы политиков и крупных компаний, всегда возникают коррупционные соблазны. Думаю, в России с этим будет покончено на определенном этапе, как в своё время закончилась эпопея со спиртом «Royal» неизвестного происхождения в каждом ларьке. Страны с прозрачной и сильной экономикой себе такого не позволяют.

«Лента ПМР». Какова на твой взгляд оценка по пятибалльной системе усилий Москвы по удержанию в сфере своего влияния Молдовы?

Я бы переформулировал вопрос, пожалуй, на оценку эффективности отношений между Россией и Молдовой.  Сегодня уровень этих отношений можно измерить «двойкой»,  в то время как взаимодействие Молдовы и ЕС, Молдовы и Румынии я бы оценил на твердую «четверку», но эти оценки - не вина МИД РФ, или московских чиновников. Это, возможно, общая усталость, утомлённость отношениями.  Молдова, мне кажется, ещё сама не определилась основательно в своих новых чувствах к России. Не нужно их торопить, пусть определяются…

Когда в информационном русскоязычном потоке всплывает слово «Молдова», как правило, речь идет о каких-то разбирушках и обидах  из серии «ты меня уважаешь или нет?», это как-то малосерьезно.  Действительно значимые вещи, наоборот, в информационном поле вообще не фигурируют. Я не понимаю, почему граждане РФ в РМ и граждане РМ в РФ обладают разным комплектом прав, причем не в пользу русских, почему товарооборот между РМ и РФ регулируется как некая гуманитарная помощь отдельным политикам. Если это, действительно, гуманитарная помощь Молдове, то мне, как гражданину РФ, интересно, в чем смысл? Если таким образом мы покупаем невступление Молдовы в НАТО, то не слишком ли дорого Россия за это платит, и зачем вообще за такое платить?

Россия после распада СССР длительное время занималась гуманным кормлением всего и всея по своему периметру - через льготные энергоносители и допуск на рынки, помогая становлению чужих суверенитетов.  Такие вещи, как правило, быстро забываются. О бизнес-отношениях между Молдовой и Россией, которые и сегодня достаточно обширны, в Кишиневе вообще СМИ не пишут. Это показательно.  Не знаю, быть может они в нынешнем виде не несут выгоды для Молдовы, может быть они ни к чему вообще…  Ну и пусть… Поживут РФ и РМ в разлуке какое-то время, авось соскучатся…

Эффективность отношений России и Молдовы будут соответствовать «пятерке», на мой взгляд, как только будет четко определен с одной и с другой стороны комплект претензий, и эти претензии будут тем или иным образом компенсированы.  Конечно, это не всё.  Есть и очень сложные вопросы, которые исключают двойное толкование, и которые компенсировать – нереально. Из числа подобных тем – проблема урегулирования молдо-приднестровского конфликта.  Но Молдова сегодня, хоть и очень хочется, не рискует со своей стороны окончательно разваливать формат миротворческой операции. Значит здесь Россия, всё-таки,  очень нужна…

«Лента ПМР». Как на этом фоне вести себя Приднестровью?

- Приднестровье, как мне видится, в международных отношениях ещё молодой игрок, уступающий, увы, даже своим сверстникам.  Те же абхазы ведут себя куда изобретательней, они во многом пример для ПМР, и у них, как я вижу, весьма приличные шансы на международное признание в более широком смысле. Не удивлюсь, если со временем и Грузия их признает.

Приднестровье «де-факто» является суверенным государством, и необходимо вести себя в соответствии с провозглашенным статусом. Не цепляться за старые постсоветские клише, «по-взрослому» смотреть вокруг себя, искать соответствующие себе аналогии для формирования внешнеполитических и внешнеэкономических связей.

У Приднестровья, на мой взгляд, могут быть хорошие шансы на признание, при условии, если руководство республики перестанет держаться как за соломинку за советскую архаику в госуправлении и правовой сфере. Нужно здраво оценивать процессы в соседних государствах, и не анафемствовать всех и всё подряд, как только услышишь что-то не совсем приятное собственному уху.  Нужно уметь критически оценивать себя, мир состоит не только из врагов.

И нужно меньше обращать внимание на байки про геополитику, и в том числе и  на уважаемого мной российского геополитика, который, я знаю, популярен во многих кабинетах здесь, да и в России его считают не последним экспертом для людей в Кремле…  Вот недавно этот господин написал, что, мол, Россия готова была бы не только Кишинев, но и Тирасполь отдать будущей Великой Румынии, дескать, пусть только эта «Великая Румыния» не вступает в НАТО – и Россия готова будет подарить Приднестровье.  Мне вот, как приднестровцу, прожившему здесь, на берегу Днестра, 24 года из 36, хотелось бы на это ответить уважаемому геополитику, пусть он обещает такие подарки Казахстану, или ещё что-нибудь Китаю отдаст, Китай тоже не в НАТО. А мне совершенно всё равно – где Румыния – в НАТО или в Варшавском договоре каком-нибудь очередном, и в какие военные блоки будет входить Молдова.  Когда Молдова отбросит свои имперские предрассудки и признает Приднестровье, у неё, как у нашего ближайшего соседа с обширными связями и транзитным коридором для нашей продукции в ЕС, будет, возможно, одна из самых больших посольских резиденций в Тирасполе. Будут у ПМР партнерские отношения со всеми странами, где соблюдаются права человека, где нет дискриминации по национальным и религиозным мотивам, где свободная экономика и наши потенциальные инвесторы. Приднестровье сохранило, сберегло самое главное – способность бесконфликтно жить представителям десятков национальностей.
У ПМР много внутренних проблем, требующих неотложного решения, но, думаю, и через 20 лет по своей воле население республики не пожелает стать частью другой страны. Национальные государства превращаются в мультинациональные – это значит, что, скорее, ситуация в других странах в данной сфере станет со временем такой, как сейчас в ПМР. Так что в чём-то мы всё же опередили своё время…

Специально для ИА «Лента ПМР»

 

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×