/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Юрий Рошка: «Молдова постепенно превращается в территорию, где время от времени происходят баталии зарубежных армий»

Эксперты
//
08:25, 19 августа 2010
//
1420
altСреди политических организаций, играющих активную роль в жизни страны и занявших ведущие места накануне «большого электорального цикла», давно не упоминается Христианско-демократическая народная партия. Ранее всегда и безоговорочно представленная в высшей законодательной власти, а теперь, после оглушительного провала на прошлогодних парламентских выборах, она оказалась в сложном положении. В кишиневских экспертных кругах предрекают ХДНП незавидную судьбу тех молдавских формирований, которые, побывав в структурах власти, но, однажды проиграв борьбу за представительство в парламенте, в обозримом будущем не способны вернуть себе растерянные организационно-идеологические  мощности и былые симпатии  избирателей.  Кроме того, нынешний непростой период жизни партии во многом объясняется ее неожиданным и длительным союзом  с ПКРМ (есть основания полагать, что он берет свое начало с ноября 2003 года, т.е. со времен внешнеполитического кризиса, связанного с провалом «меморандума Козака»), которая тоже переживает не самые легкие дни в своей истории, и которая, потеряв власть, потянула за собой одну из политических  долгожительниц в РМ. Об этом, а также о некоторых перспективах развития  ситуации в стране и возможном участии в общественно-политических процессах ХДНП корреспондент агентства НИКА-пресс беседует с председателем партии Юрием Рошкой.

- Господин председатель, поделитесь ощущениями – что чувствует человек, двадцать лет живший активной политической жизнью, и вдруг...? Говорят, Вы называете себя партийным пенсионером?

- Это шутка. Давайте сразу уточним – я вышел из парламента, а не из политики. Сейчас я действительно переживаю непростой процесс осмысления. Я не из тех людей, которые сожалеют о принятых решениях, о тех или иных своих поступках. Все, что за все эти годы происходило со мной и с партией, - поверьте, было результатом тщательно продуманных и помногу раз взвешенных решений. Партийная работа по-прежнему остается делом моей жизни, поэтому я, безусловно, и без каких-либо колебаний поставил себе задачу поднять партию на прежний уровень.

- Поднять значит вернуть ее, как минимум, в парламент?

- Это не самый трудный вопрос. Для меня сегодня важнее процесс воспитания и формирования нового поколения партийцев. В моей партии с 1995 года действует молодежная организация… Это мои соратники, друзья. Они в таком возрасте, когда все кажется достижимым (не самое плохое качество), но уже появляется чувство ответственности. Я в таком возрасте начинал свою политическую карьеру. Многие из них уже становятся региональными лидерами организации. Я сейчас начинаю понимать, что именно здесь кроется начало партийного единства и партийной надежности. Из своего опыта знаю: легче пройти в парламент, чем потом сохранить единство парламентской фракции.

- Юрий Иванович, создается впечатление, что Вы не очень-то хотите признать главное: ХДНП оказалась за всю свою историю в самом критическом положении.

- Вы хотите получить самую крайнюю оценку ситуации, в которой оказался  лично я и возглавляемая мной партия? Извольте. Я – бывший спортсмен и умею подниматься после того, как оказался на полу. В спорте меня еще научили не скулить и продолжать борьбу. А плохой результат, что в спорте, что в политике, не всегда означает конец борьбы. И еще. Я чувствую личную ответственность за происходящее в стране, и мне хочется иметь позитивное влияние на молдавские политические события.

- Нынешнее состояние ХДНП связывают в основном с ее тесными контактами и  совместной деятельностью с Партией коммунистов, а то и дружбой двух некогда непримиримых противников – Рошки и Воронина…  Так ли это на самом деле?  Какие по этому поводу Вы делаете выводы, как на этом этапе позиционируете свою организацию?

-  Здесь нужен подробный разговор. Все очень просто. Несколько раз в моем партийном кабинете  появлялся господин Валерий Пасат, который предлагал мне…

- Уточните, когда появлялся?

- Это было в конце 2004 года – накануне парламентских выборов. Он предлагал мне, как принято говорить, неплохие деньги за участие в революции по свержению ПКРМ и Воронина. Поверьте, мне не очень-то приятно об этом вспоминать… После парламентских выборов 2005 года более отчетливо проявились  желания, которые подпитывал господин Лучинский, посредством «цветной революции» лишить коммунистов власти и использовать меня в качестве основного игрока.

- Другого-то не было… Что ж Вы хотите? Всю жизнь создавали себе имидж революционера. А неплохие деньги – это сколько?

- Пропускаю вопрос. Итак. Накануне выборов звучали заявления от противников ПКРМ, что выборы будут сфальсифицированы. Потом, после очередной победы ПКРМ были слышны требований то пересчитать голоса, отданные  в пользу коммунистов, то провести повторное голосование. Были понятны действия, нацеленные на поиски повода к обострению обстановки. Тогда же меня посетили трое господ, назовем их людьми, в недалеком прошлом носивших погоны, и очень доходчиво объяснили: тот, кто будет голосовать за избрание Воронина на второй президентский срок, будет убит.

- Они собирались поубивать всю парламентскую фракцию ПКРМ? Юрий Иванович, Вас посещали какие-то дебилы. И опять же – никого не убили. Все как-то очень по-молдавски.

- Конечно, они имели в виду тех, кто в новоизбранном парламенте представляет оппозиционные фракции. Я переспросил: «Это относится и ко мне?». Последовал ответ: «Мы, Юрий Иванович, Вас уважаем, но сами понимаете…».

- И Вы проголосовали  за Воронина… Почему?

- Стало противно. И потом, - старый задор и личная оценка «текущего момента» еще с перестроечных пор: если могущественные господа уверенным шепотом говорят «надо», я чувствую в себе протест. А по-существу так. Я понял, что, во-первых, доказательств фальсификации Выборов-2005 нет. Во-вторых, готовится не мирная акция протеста, а собираются силы для того, чтобы создать, как принято говорить, ситуацию с непредсказуемыми последствиями.  Я выбрал путь на удержание политической стабильности в стране; я и мои соратники по партии увидели нашу роль именно в этом. Я лично проголосовал за Воронина осознанно и публично. Я сказал, что беру за свое решение ответственность.  ХДНП предложила  десять пунктов реформирования государственного механизма. Забегая вперед, скажу, что иногда эти реформы получались. В основном, правда, на бумаге. Но что имеем, то имеем. Эксперты утверждают, что в странах переходного периода законодательство значительно опережает практику. Упреки, что законы, продвинутые представителями ХДНП, не исполняются, я принимаю, но лишь отчасти. И слава Богу, что законы приняты и теперь надо готовить почву для их исполнения. Будут новые люди, новая власть – пусть, если уж нам не удается реализовать намеченное, они  станут успешней. И подводя итог этой части нашей беседы, скажу, что для меня всегда было важнее результативное государственное строительство, чем политические успехи партии. Сейчас, оказавшись за бортом парламента и не в составе организаций, представленных в исполнительной власти, мне это говорить легко. Кстати сказать, все без исключения документы, которые я готовил вместе со своими соратниками по ХДНП, принимались в парламенте единогласно. Это лучшая оценка нашей деятельности в парламенте образца 2005 года.

-  Но, Юрий Иванович, кроме тех, кто выступал за свержение Воронина, были и такие силы, причем влиятельные и авторитетные, которые наоборот усиленно работали с парламентскими структурами, готовя их, а если уж говорить прямо, уговаривая их голосовать за Воронина. Они, надо думать, никому не угрожали убийством, однако только в этом их отличие от тех, кто пытался препятствовать укреплению власти ПКРМ. Тоже ведь ничего хорошего – в Молдове кто только ни хозяйничает.

- Понятно, что после провала «меморандума Козака» Воронин стал симпатичным Западу и США и несимпатичным для России. Понятен и интерес в  том, чтобы удержать Воронина в этом состоянии как можно дольше.

- Воронин почувствовал эту разницу интересов?

- Надо быть на всю голову деревянным, чтобы не почувствовать. Однако Воронин не сумел это до конца превратить в пользу для Молдовы. С одной стороны, тяготение к старым советского образца формам и методам управления страной, с другой, – открытая поддержка Запада, позволяющая, как, очевидно, считал Воронин, делать много чего и без оглядки на последствия.

- Вы согласны с мнением, что и предстоящий референдум и последующие (возможные)  выборы – парламентские, президентские - продолжают раскалывать страну, общество, политические формирования, экспертные,  интеллектуальные и даже этнические группы на две относительно равные  части ?

- Надо признать, что оба лагеря – и коммунисты, и действующие ныне либерально-демократические силы  приняли за основу своей деятельности конфронтацию и неприятие политического оппонента, почти хулиганскую неготовность договариваться. У меня такое чувство, что оба лагеря готовят друг для друга новый апрель. Предлагаю вывод еще хуже и трагичнее. Они же довели общество до такого накала, что всякого рода готовности к переговорам, к достижению консенсуса между соперниками воспринимается не иначе как предательство. Считаю, что в прошлом году и коммунисты, и «либеральные демократы» показали абсолютную политическую несостоятельность, не сумев договориться об основных условиях формирования властных структур страны. Ошибка обеих сторон только в том, что и те, и другие не хотят делиться властью.    

- Ошибка ли?

- Согласен, не ошибка. Скажем так, -  скверная черта характера. Это уже сложнее. Политический эгоизм не лечится. Что делает Коалиция… Она кромсает под себя Конституцию и все сопутствующие законы страны.  Процесс, однако, зашел глубже. Теперь для нее Воронин с его ПКРМ – не главная загвоздка. Теперь вылезла наружу – не спрячешь – жесткое соперничество между лидерами ЛДП и ДПМ Филатом и Лупу. Вот у них забава – кто будет президентом.  

- Выход есть?

- Да тот же Лупу мог бы сделать  шаг назад и заявить: если не хотите, чтобы я стал президентом, давайте вместе искать кандидатуру, возможно, политически не окрашенную, настроенную по своей природе к поиску компромиссов…

- Не поздно ли?

- Не знаю. Я сейчас говорю в принципе. Что сожалеть о времени, если, к сожалению, в условиях современной молдавской политики оно определяется в основном как упущенное. Возьмете важнейшие проблемы страны - и будет понятно, что я имею в виду. Поэтому на вопрос «куда идет Молдова» я вынужден ответить: «Пока никуда» или, если уж быть до конца честным, мы катимся к углублению кризиса.

- А вам не кажется, что этот антикоммунистический задор, а местами откровенная ненависть к коммунистам-воронинцам, имеет вполне логичное объяснение? Они сами своей прежней деятельностью и, кстати сказать, порой откровенным пренебрежением принципами демократии, умелым использованием на практике большевистских подходов к решению  проблем теперь пожинают «антикоммунистическую бурю», нет?

- Да, Воронин сконцентрировал слишком много власти в своих руках, а потом пошло и поехало – бизнес-схемы, подчиненные известным интересам и т.п. Поэтому-то так рвануло в апреле прошлого года. Я ни в коем случае не оправдываю людей,  которые это сделали, но причины апрельских событий следует искать и в практике молдавского коммунизма. Обращаю внимание, что нынешнее поведение Коалиции готовит ответную волну протестных настроений со стороны тех, кто, не имея альтернативы, поддерживает коммунистов. Налицо системный кризис, который может быть разрешен только вмешательством других сил. Мы приходим к простому выводу: Молдове нужна пресловутая третья сила. Мне вообще надоело смотреть на то, как молдавские политики, играя друг против друга, еще и играют на стороне Бухареста против Москвы, отвечая тем, кто играет на стороне Москвы против Бухареста. И не видно этому конца. Сегодня отмечается высшая точка такой игры. Лупу бегает в Москву. Воронин опять вспомнил туда дорогу. Гимпу, в свою очередь, чемпион по дружбе с Бэсеску. Молдова превращается в проходной двор, в какую-то территорию, где время от времени происходят баталии зарубежных армий. Плохо. Мы должны быть аккуратными и адекватными в дружбе со всеми, в первую очередь с нашими соседями и со странами, исторически нам близкими. Но не подчинять свои интересы интересам зарубежья – будь то близкого или дальнего.  Знаете, что я замечаю.  Носятся они по разным столицам, особенно накануне выборов, обещают там Бог знает что, а потом не знают, как данные в предвыборной горячке обещания выполнить. И получается все, как у Воронина с «меморандумом Козака». Не надо было давать обещания Москве накануне выборов 2001 года и про русский язык,  и про федерализацию…   
        
- Считается, что предстоящие парламентские выборы дадут примерно тот же результат, какой был показан в июле прошлого года. Иными словами, у нас будет такой же парламент, какой имеем сейчас – лишь с небольшими отклонениями в ту или иную в сторону в пользу коммунистов или  «либеральных демократов». Согласны?

- Нет, есть варианты, по которым новый состав высшего законодательного органа будет кардинально иным. Предвижу  возгласы удивления. Но скажите, кто знал, что в начале 90-х готов в Молдове случатся события, которые кардинальным образом изменят ее судьбу? Я даже смею предположить, что  борьба  Лупу и Филата закончится разочарованием обоих, и  победит кто-то неизвестный или, скажем так, не участвующий пока в основных политических состязаниях.  Далее. Никто точно не скажет, когда пройдут парламентские выборы и состоятся ли они? Никто не знает, когда пройдут президентские выборы, и распустит ли тот, другой глава государства, ныне действующий парламент. Мне, например, очень трудно увидеть «свет в конце туннеля», когда  в стране действует такая группа политиков.
 
- Президентские выборы, думается, состоятся. Имена основных кандидатов Вы могли бы назвать?

- Понятно, что Филат и Лупу. Стоящие за обоими влиятельные бизнесмены и политики делают их состязание захватывающим. Понятно также, что коммунисты выставят своего кандидата. Кого? Думаю, что пока не знают ответа даже  в высшем руководстве партии. Очень возможно, что и Гимпу станет кандидатом... Не случайно он свой длинный летний отпуск проводил в Бухаресте. Наша партия тоже будет иметь своего кандидата, имя которого станет известно после партийного съезда. У меня нет сомнений, что появится пару эксцентричных ребят – почему бы нет? Они не будут иметь задачу получить сколько-нибудь заметный результат, но зато могут быть вполне эффективно использованы для «стрельбы по главным игрокам». В этом смысле повтор ситуации 1996 года вполне возможен.

НИКА-пресс
comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×