/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции
Почти 23 года мир в Приднестровье поддерживается миротворческими силами РФПочти 23 года мир в Приднестровье поддерживается миротворческими силами РФ

Почти 23 года мир в Приднестровье поддерживается миротворческими силами РФ

Интервью
//
12:48, 27 июля 2015
//
1170
По информации ИА "ТИРАС", Олег Беляков - сопредседатель Объединенной контрольной комиссии от ПМР дал интервью ИА "Новости Приднестровья" в преддверии 23-й годовщины ввода миротворческих РФ.
 
Олег Леонидович, уже почти 23 года в Приднестровье реализуется миротворческая операция под эгидой РФ. Многие эксперты считают её одной из самых эффективных мирогарантийных операций в истории. В чём секрет её уникальности и успешности?

В отличие от других известных в мире миротворческих операций, в Приднестровье за истекшие 23 года ни разу не возобновлялись боевые столкновения между сторонами, а также ни один человек не погиб в результате политического или экономического противостояния, которые до полного урегулирования конфликта неизбежно возникают в Зоне безопасности.

В этом и состоит уникальность проводимой миротворческой операции — не погиб ни один военнослужащий, ни один гражданский. 23 года люди обоих берегов Днестра спокойно живут, работают, растят детей. Они не хватаются за оружие по поводу своих каких-либо неудовлетворенных национальных или иных амбиций. Люди живут, политики договариваются, а миротворческая операция в действующем, следует это подчеркнуть, формате все это стабильно обеспечивает уже более двух десятилетий.

Следует особо подчеркнуть, что основную роль в выполнении этой чрезвычайно сложной задачи миротворческой операции выполняет именно Российская Федерация и её миротворческие силы.

За эти годы операция заслужила почти 100% поддержку населения Зоны безопасности, но между тем отдельными политическими силами РМ ведётся фактически подрывная работа по её дискредитации и в конечном итоге смене миротворческого формата. На Ваш взгляд, каковы могут быть последствия подобных действий?

Главным образом это связано с тем, что эти самые «отдельные политические силы» преследуют свои узконаправленные цели. Основная задача — реинтегрировать Приднестровье в Молдову любым способом. Например, посредством мирных переговоров, а если не получается, то с помощью блокад и санкций. Если вновь не получается, то с помощью военно-полицейской «миротворческой» миссии или аналогичной международной гражданской.

Миротворческая же операция в действующем формате, то есть с активным участием России, этому объективно мешает. Здесь будет правильным вспомнить 19 июня 1992 года, когда международные наблюдатели, призванные обеспечить мир в городе Бендеры, немедленно, с первыми же выстрелами прекратили свои функции и спешно покинули атакованный молдавскими вооруженными формированиями город, по существу бросив гражданское население на произвол судьбы.

Российские же миротворцы сразу после своего появления в зоне конфликта прекратили боевые столкновения между противоборствующими сторонами и разоружали в Зоне безопасности любые вооруженные группы независимо от их принадлежности, если они не были согласованы на ОКК.

Поэтому чрезвычайно опасны практические действия, что мы в последние годы наблюдаем со стороны Молдовы: по разбалансированию и слому механизмов управления действующей миротворческой операцией и ослаблению влияния России на мирное политическое урегулирования приднестровского конфликта.

До взаимоприемлемого завершения переговорного процесса по мирному урегулированию конфликта требования РМ о выводе из Приднестровья ОГРВ и замене миротворческих сил России международным полицейским контингентом из представителей стран НАТО совершенно не приемлемы.

Объективный анализ сложившейся ситуации в зоне молдо-приднестровского конфликта позволяет спрогнозировать, что замена российского миротворческого контингента, по праву пользующегося заслуженным за полтора десятилетия эффективной деятельности авторитетом и доверием населения, на миротворческие подразделения иностранных государств под эгидой Европейского Союза или ОБСЕ неизбежно приведет к обострению обстановки, эскалации напряженности отношений между конфликтующими сторонами, возможно, вплоть до вооруженного противостояния.

В этом году власти в Киеве денонсировали соглашение, предполагающее, в частности, транзит через Украину российских военных в ПМР и грузов для ОГРВ. Накладывает это свой отпечаток на миротворческих процессах?

Безусловно, да. Более того, это решение украинского руководства непонятно для приднестровцев и крайне тревожит их, поскольку Украина не только всегда была дружественной страной в сознании наших граждан, но и является вторым после Российской Федерации государством-гарантом по обеспечению мирного урегулирования приднестровского конфликта.

Споры между Россией и Украиной не должны касаться международных обязательств этих стран по миротворческой деятельности в третьей стране, в частности, в Молдове, имеющей неурегулированный конфликт с Приднестровьем, который находится сегодня в стадии переговорного процесса. Попытка разбалансирования миротворческой деятельности со стороны одной из стран-гарантов этой самой миротворческой деятельности выглядит, по меньшей мере, непонятным актом. А формально это вообще выглядит как недружественный акт по отношению к участникам миротворческой операции, когда вооруженный конфликт и породил проводимую миротворческую операцию, сохраняющую, что бы там ни было, мир в регионе уже в течение 23 лет, и к успешности которой та же Украина приложила немало усилий.

И в чём Вы видите разрешение ситуации со снабжением миротворцев РФ и ротацией?

Ситуация может и должна разрешиться в рамках соответствующих договоренностей всех заинтересованных сторон. Международное сообщество должно этому способствовать в рамках действующей миротворческой операции. Иначе международное сообщество просто «потеряет лицо».

ИА «Новости Приднестровья»: Как известно, определённые препятствия по части ротации чинили и власти Кишинёва, не пропускавшие в ПМР российских военных, сегодня ситуация изменилась? И комментирует как-то такой неконструктивный подход молдавская сторона в ОКК?

К сожалению, молдавская сторона также приняла участие в столь неконструктивных с точки зрения миротворческих процессов в Приднестровье действиях. Следует заметить, что Молдова применяла такую практику относительно снабжения ОГРВ и МС РФ в Приднестровье давно. В частности, в свое время была полностью заблокирована на дипломатическом уровне плановая операция МО РФ по замене в ОГРВ и МС РФ двух десятков неэкономичных, устаревших военных тягачей «Урал», давно выслуживших установленные сроки службы, на более новые. Также молдавской стороной полностью были сорваны мероприятия МО РФ по перевооружению своего миротворческого контингента в соответствии с современными стандартами, принятыми в Вооруженных Силах РФ. В то же время молдавский миротворческий воинский контингент, который в 1992 году был вооружен точно также как и воинский контингент МС РФ на сегодняшний день полностью перевооружился по стандартам НАТО.

Более того, за истекшие полгода в аэропорту г. Кишинева были незаконно задержаны и депортированы в Россию более 100 российских военнослужащих, прибывших в Молдову в порядке ротации ОГРВ и МС РФ. Выезжающим военнослужащим РФ молдавскими спецслужбами препятствия не чинились. Можно только предполагать, что это было предпринято с целью создания невыносимых условий для военной службы российских военнослужащих и достижения естественного сокращения российского военного присутствия в Приднестровье.

На сегодня этот вопрос находится в стадии разрешения, неконструктивные инициативы прекращены.

Делегация Молдовы в ОКК действия своего руководства не комментирует.

А как сейчас с набором в ряды нашего миротворческого контингента? Нет проблем с дефицитом кадров, и в каких условиях несут службу миротворцы от ПМР?

В воинском контингенте миротворческих сил Приднестровья в настоящее время кадровой проблемы не существует. Благодаря особому вниманию Президента ПМР к проблемам миротворческой операции условия военной службы стали значительно привлекательнее. Это касается практически всех сторон повседневной жизни и службы приднестровских миротворцев: оплаты ратного труда, режима службы, бытовых условий, транспорта и т. д.

Например, на постах СМС, отнесенных к ответственности Приднестровья по оснащению и оборудованию, а также по их содержанию в 2014—2015 годах заменены старые вагончики новыми, отвечающими современным требованиям — удобные, функциональные, с эффективным обогревом в зимнее время и кондиционированием воздуха в жару.
ИА «Новости Приднестровья»: Олег Леонидович, уже почти 23 года в Приднестровье реализуется миротворческая операция под эгидой РФ. Многие эксперты считают её одной из самых эффективных мирогарантийных операций в истории. В чём секрет её уникальности и успешности?

В отличие от других известных в мире миротворческих операций, в Приднестровье за истекшие 23 года ни разу не возобновлялись боевые столкновения между сторонами, а также ни один человек не погиб в результате политического или экономического противостояния, которые до полного урегулирования конфликта неизбежно возникают в Зоне безопасности.

В этом и состоит уникальность проводимой миротворческой операции — не погиб ни один военнослужащий, ни один гражданский. 23 года люди обоих берегов Днестра спокойно живут, работают, растят детей. Они не хватаются за оружие по поводу своих каких-либо неудовлетворенных национальных или иных амбиций. Люди живут, политики договариваются, а миротворческая операция в действующем, следует это подчеркнуть, формате все это стабильно обеспечивает уже более двух десятилетий.

Следует особо подчеркнуть, что основную роль в выполнении этой чрезвычайно сложной задачи миротворческой операции выполняет именно Российская Федерация и её миротворческие силы.

За эти годы операция заслужила почти 100% поддержку населения Зоны безопасности, но между тем отдельными политическими силами РМ ведётся фактически подрывная работа по её дискредитации и в конечном итоге смене миротворческого формата. На Ваш взгляд, каковы могут быть последствия подобных действий?

Главным образом это связано с тем, что эти самые «отдельные политические силы» преследуют свои узконаправленные цели. Основная задача — реинтегрировать Приднестровье в Молдову любым способом. Например, посредством мирных переговоров, а если не получается, то с помощью блокад и санкций. Если вновь не получается, то с помощью военно-полицейской «миротворческой» миссии или аналогичной международной гражданской.

Миротворческая же операция в действующем формате, то есть с активным участием России, этому объективно мешает. Здесь будет правильным вспомнить 19 июня 1992 года, когда международные наблюдатели, призванные обеспечить мир в городе Бендеры, немедленно, с первыми же выстрелами прекратили свои функции и спешно покинули атакованный молдавскими вооруженными формированиями город, по существу бросив гражданское население на произвол судьбы.

Российские же миротворцы сразу после своего появления в зоне конфликта прекратили боевые столкновения между противоборствующими сторонами и разоружали в Зоне безопасности любые вооруженные группы независимо от их принадлежности, если они не были согласованы на ОКК.

Поэтому чрезвычайно опасны практические действия, что мы в последние годы наблюдаем со стороны Молдовы: по разбалансированию и слому механизмов управления действующей миротворческой операцией и ослаблению влияния России на мирное политическое урегулирования приднестровского конфликта.

До взаимоприемлемого завершения переговорного процесса по мирному урегулированию конфликта требования РМ о выводе из Приднестровья ОГРВ и замене миротворческих сил России международным полицейским контингентом из представителей стран НАТО совершенно не приемлемы.

Объективный анализ сложившейся ситуации в зоне молдо-приднестровского конфликта позволяет спрогнозировать, что замена российского миротворческого контингента, по праву пользующегося заслуженным за полтора десятилетия эффективной деятельности авторитетом и доверием населения, на миротворческие подразделения иностранных государств под эгидой Европейского Союза или ОБСЕ неизбежно приведет к обострению обстановки, эскалации напряженности отношений между конфликтующими сторонами, возможно, вплоть до вооруженного противостояния.

В этом году власти в Киеве денонсировали соглашение, предполагающее, в частности, транзит через Украину российских военных в ПМР и грузов для ОГРВ. Накладывает это свой отпечаток на миротворческих процессах?

Безусловно, да. Более того, это решение украинского руководства непонятно для приднестровцев и крайне тревожит их, поскольку Украина не только всегда была дружественной страной в сознании наших граждан, но и является вторым после Российской Федерации государством-гарантом по обеспечению мирного урегулирования приднестровского конфликта.

Споры между Россией и Украиной не должны касаться международных обязательств этих стран по миротворческой деятельности в третьей стране, в частности, в Молдове, имеющей неурегулированный конфликт с Приднестровьем, который находится сегодня в стадии переговорного процесса. Попытка разбалансирования миротворческой деятельности со стороны одной из стран-гарантов этой самой миротворческой деятельности выглядит, по меньшей мере, непонятным актом. А формально это вообще выглядит как недружественный акт по отношению к участникам миротворческой операции, когда вооруженный конфликт и породил проводимую миротворческую операцию, сохраняющую, что бы там ни было, мир в регионе уже в течение 23 лет, и к успешности которой та же Украина приложила немало усилий.

И в чём Вы видите разрешение ситуации со снабжением миротворцев РФ и ротацией?

Ситуация может и должна разрешиться в рамках соответствующих договоренностей всех заинтересованных сторон. Международное сообщество должно этому способствовать в рамках действующей миротворческой операции. Иначе международное сообщество просто «потеряет лицо».

Как известно, определённые препятствия по части ротации чинили и власти Кишинёва, не пропускавшие в ПМР российских военных, сегодня ситуация изменилась? И комментирует как-то такой неконструктивный подход молдавская сторона в ОКК?

К сожалению, молдавская сторона также приняла участие в столь неконструктивных с точки зрения миротворческих процессов в Приднестровье действиях. Следует заметить, что Молдова применяла такую практику относительно снабжения ОГРВ и МС РФ в Приднестровье давно. В частности, в свое время была полностью заблокирована на дипломатическом уровне плановая операция МО РФ по замене в ОГРВ и МС РФ двух десятков неэкономичных, устаревших военных тягачей «Урал», давно выслуживших установленные сроки службы, на более новые. Также молдавской стороной полностью были сорваны мероприятия МО РФ по перевооружению своего миротворческого контингента в соответствии с современными стандартами, принятыми в Вооруженных Силах РФ. В то же время молдавский миротворческий воинский контингент, который в 1992 году был вооружен точно также как и воинский контингент МС РФ на сегодняшний день полностью перевооружился по стандартам НАТО.

Более того, за истекшие полгода в аэропорту г. Кишинева были незаконно задержаны и депортированы в Россию более 100 российских военнослужащих, прибывших в Молдову в порядке ротации ОГРВ и МС РФ. Выезжающим военнослужащим РФ молдавскими спецслужбами препятствия не чинились. Можно только предполагать, что это было предпринято с целью создания невыносимых условий для военной службы российских военнослужащих и достижения естественного сокращения российского военного присутствия в Приднестровье.

На сегодня этот вопрос находится в стадии разрешения, неконструктивные инициативы прекращены.

Делегация Молдовы в ОКК действия своего руководства не комментирует.

А как сейчас с набором в ряды нашего миротворческого контингента? Нет проблем с дефицитом кадров, и в каких условиях несут службу миротворцы от ПМР?

В воинском контингенте миротворческих сил Приднестровья в настоящее время кадровой проблемы не существует. Благодаря особому вниманию Президента ПМР к проблемам миротворческой операции условия военной службы стали значительно привлекательнее. Это касается практически всех сторон повседневной жизни и службы приднестровских миротворцев: оплаты ратного труда, режима службы, бытовых условий, транспорта и т. д.

Например, на постах СМС, отнесенных к ответственности Приднестровья по оснащению и оборудованию, а также по их содержанию в 2014—2015 годах заменены старые вагончики новыми, отвечающими современным требованиям — удобные, функциональные, с эффективным обогревом в зимнее время и кондиционированием воздуха в жару.

В последнее время в СМИ нагнетается тема о якобы возможном вооружённом вторжении либо провокационных действиях со стороны соседей. В Одесской области к границам ПМР стягиваются вооружённые формирования и техника, Молдова интенсифицирует учения с иностранными государствами на своей территории, в том числе со странами НАТО. Как вы оцениваете вероятность агрессии по отношению к Приднестровью?

К сожалению, такие факты действительно имеют место, о чем неоднократно предупреждали и наши руководители. Тем не менее, не все так просто. Любой акт агрессии в отношении Приднестровья с чьей бы то ни было стороны, несомненно, будет означать агрессию в отношении России, поскольку в Приднестровье, согласно всем канонам международного права, находятся войска Российской Федерации, которые выполняют миротворческую миссию в соответствии с мандатом ООН и при непосредственном участии ОБСЕ.

Кроме того, в Приднестровье проживают 200 тысяч граждан Российской Федерации, которые будучи кем бы то ни было атакованы, незамедлительно получат всеобъемлющую защиту своей родины.

Это понимают все и вряд ли кто-то заинтересован в широкомасштабном конфликте.

На протяжении большей части прошлого года молдавская сторона блокировала работу ОКК, только вначале 2015-го удалось открыть заседание. Между тем, прорыва не произошло, и сегодня не удаётся принять решение по многим важным вопросам, в том числе по плану основных мероприятий Совместных миротворческих сил, по этой причине повисает в воздухе вопрос о проведении ежегодных совместных учений. Что мешает сторонам наладить полноценный диалог и согласовать все процедуры, касающиеся миротворчества?

Этот вопрос действительно больной для миротворческой операции. Нормальная работа ОКК, всех подчиненных ей органов управления чрезвычайно важна. И жаль, что в угоду каким-то сиюминутным выгодам молдавская делегация своими достойными сожаления действиями (игнорированием Регламента ОКК, ультимативными требованиями на заседаниях ОКК, капризами и, порой, грубым нарушением этических норм, демонстративным пренебрежением своими обязанностями по поиску компромисса и руководству миротворческой операцией и т. д.) не позволяет в нормальном режиме осуществлять миротворческую деятельность другим участникам ОКК.

Но миротворческая операция продолжается, и досадные помехи не смогут ее остановить. Надо договариваться, а не диктовать. Диктат — это бесперспективная затея.

Молдавская сторона на протяжении длительного времени настаивала на включении в повестку дня вопроса о свободе передвижения в Зоне безопасности. Приднестровская сторона пошла на компромисс с целью разблокирования работы ОКК. Как сегодня проходит обсуждение данного вопроса, и каких позиций придерживаются делегации?

Как это ни странно, молдавская делегация, которая почти полгода блокировала нормальную работу ОКК требованием включения этого вопроса в повестку дня, несмотря на то, что это вопрос переговорного процесса, а не миротворческой операции, сегодня, когда приднестровская делегация согласилась с обсуждением этого вопроса на ОКК, чтобы разблокировать ее работу, молдавская делегация обсуждать его не желает.

Есть ультимативное требование принять решение по этому вопросу, которое будет устраивать только молдавскую сторону. Что-либо еще молдавская делегация, продолжая грубо нарушать регламент ОКК, категорически отказывается обсуждать.

Но коллеги ошибаются: такая практика молдавской делегации не нова и до сих пор не приносила им успеха. Приднестровская делегация предложила оптимальный выход из щекотливой ситуации, который позволил бы достойно решить проблему, официально от имени Комиссии проинформировав о ее наличии руководство Сторон, что не выходит за рамки компетенции ОКК.

Пока же молдавская сторона на предложение приднестровской делегации не откликнулась, чем, по сути, продемонстрировала свое нежелание разблокировать нормальную работу главного управленческого органа миротворческой операции.

Олег Леонидович, в завершение беседы подведите итоги 23-го года миротворческой операции на Днестре. Каким он был для ОКК и для всех, кто занимается поддержанием мира и стабильности в регионе?

Прошедший год миротворческой операции в Приднестровье для миротворческой операции в целом и для приднестровской его части не был легким и безоблачным. Прежде всего, он отмечен беспрецедентным давлением молдавской стороны на миротворческую операцию, жестким и бескомпромиссным блокированием нормальной работы ОКК. Цель можно предположить — не допустить успешную деятельность главного руководящего органа миротворческой операции, продемонстрировав тем самым ее не эффективность.

Возможно предположить, что в Объединенной контрольной комиссии молдавская делегация выполняет вполне определенный заказ, в силу которого в любом случае члены молдавской делегации будут всячески препятствовать нормальной работе ОКК.

Эта направленность очевидна. Но столь же очевидно и то, что усилиями приднестровской делегации, а также всей полнотой авторитета делегации России в ОКК ситуация будет удерживаться в рамках, определенных соглашением 1992 года, при любом развитии событий.

Кроме того, блокада нормальной работы Объединенной контрольной комиссии, по мнению приднестровской делегации, не может означать ее неэффективность. Такая блокада — это не одномоментное явление. Она имела место в течение всего 2004 года, в течение шести месяцев в 2013 году и в нынешнее время в течение 12 месяцев 2014—2015 годов. Между тем, миротворческая операция продолжается:

—  ОКК, так или иначе, обсуждает ситуацию в Зоне безопасности;

— Институт экстренных и внеочередных заседаний ОКК не отменен;

— Объединенное военное командование работает, готовит доклады об обстановке в Зоне безопасности;

— Военные наблюдатели выезжают по консенсусному решению ОВК и в соответствии с планом;

— Миротворческие посты СМС функционируют в полном объеме;

— Пресс-ценр ОКК работает в заданном режиме и т. д.

Главное — в Приднестровье уже 23 года поддерживается мир, и любая попытка изменить это в глазах мирового сообщества представит инициатора безусловным агрессором.

Следует помнить, что действующая миротворческая операция имеет мандат ОБСЕ и находится под наблюдением ООН.
comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×