/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Игорь Кучер: «После апрельских событий 2009 года ПКРМ не может претендовать на право называться народной партией»

Евразия
//
08:10, 26 мая 2011
//
795

На минувшей неделе в Кишиневе состоялась презентация оргкомитета по восстановлению в правах Коммунистической партии Молдовы (Молдавии). В декларации, принятой на заседании Политсовета КПМ 12 мая с.г., в частности отмечается: «Верхушка Партии коммунистов, отказавшаяся от социалистической идеи и озабоченная личным обогащением, в течение последних лет выродилась и превратилась в консервативно-олигархическую силу. Коммунистическая фразеология не помешала этой партии придерживаться принципов либерализма и дикого капитализма, в результате которых бедные стали еще беднее, а богатые – богаче. … В стране нет левых политических сил, способных по-настоящему защитить интересы рабочих и крестьян, детей, пенсионеров, молодежи…».

Согласно предварительным планам, учредительный съезд (он будет иметь статус и восстановительного съезда) состоится  в конце лета текущего года. О некоторых особенностях деятельности по сбору в единую организацию «настоящих коммунистов», общественных и политических перспективах КПМ, а также о планах ее руководства  на ближайшую и среднесрочную перспективу корреспондент НИКА-пресс беседует с исполнительным секретарем ЦК партии Игорем Кучером.    

- Игорь Игоревич, примерно шесть-семь лет назад в Кишиневе появилась группа людей, осмелившихся заявить о своих намерениях собрать в свои ряды  «настоящих коммунистов». Планы оказались нереальными, а по странному или закономерному стечению обстоятельств у некоторых ваших соратников начались разного рода проблемы – увольнения с работы, возбуждение уголовных дел по надуманным обвинениям… Ходили  мрачные слухи о смерти одного из членов оргкомитета, Вы оказались за решеткой. И сейчас вдруг опять – те же цели, те же люди, и, наконец, тот же противник – Партия коммунистов, которую, как и в те годы, Вы называете лже-коммунистической. Что изменилось в стране или быть может в вашей команде, позлившее опять вернуться к старой идее?

- Для начала я бы вернулся  в 2004-2005 годы. Тогдашние наши критические заявления в адрес ПКРМ, проведение альтернативного коммунистического съезда, активная пропагандистская работа на местах среди тех коммунистов, которые замечали за воронинской организацией серьезные отклонения от классической идеологии и первоначальных ее целей,  как нам представлялось, послужат поводом для реорганизации Партии коммунистов, ее реформирования.

- Коротко говоря, вы надеялись (как вскоре выяснилось, напрасно) на коммунистическую совесть товарища Воронина и его соратников по борьбе за власть, а получили, грубо говоря, по шее.

-   По шее – это мягко говоря. Я оказался за решеткой, а потом вынужден был на некоторое время покинуть Молдову. В чем меня только не обвиняли, вплоть до связей с сепаратистским тираспольским режимом. Сидеть бы мне и сидеть до сих пор, если бы хоть что-то подтвердилось в ходе следствия. А почему мы вновь вернулись к мысли о восстановлении КПМ? Во-первых, наши действия не носят случайного и тем более личностного характера. Большинство наших товарищей остались на прежних позициях, мы не утратили друг с другом контактов, да и, похоже, прежнего стремления потягаться с коммунистами-воронинцами в идеологических дискуссиях и в прямых  действиях против выродившейся организации. Во-вторых, мы видим, что заметная часть молдавского общества еще не утратила надежд на появления такого политического формирования, которое бы на деле занялось проблемами страны, как по части укрепления ее государственности, так и решения всех насущных проблем ее граждан. И сегодня мы убеждены, что процесс восстановления КПМ следует довести до конца. Реформирования ПКРМ не произойдет, и не следует больше питать никаких иллюзий. А значит, время для сбора настоящих коммунистов в единую организацию пришло.

- Вы, насколько можно понять, рассчитываете в первую очередь на тех,  кто  был в советские времена членом КПМ. Не ошибаетесь ли вы в надеждах на бойцовские качества, как вы их называете, настоящих коммунистов, которые в начале девяностых не встали на защиту, ну, к примеру, райкомов партии, когда их громили идущие к власти демократы?

- События тех лет, на мой взгляд, носили закономерный характер. Коммунистическая партия к концу 80-х годов стремительно теряла авторитет и свои организационные мощности. Поэтому такую организацию никто не кинулся защищать. КПСС должна была вовремя начать решительные внутренние реформы. Оно не нашла в себе силы для этого и потому оказалась незащищенной прежде всего на местах. Разочарование и равнодушие ее рядовых членов оказались сильнее пустой партийной трескотни о неизбежности внутренних реформ. Кстати, нынешнее положение воронинской ПКРМ сильно напоминает последние месяцы КПСС – пустословие на фоне общественного разочарования и информации о баснословном богатстве партийных руководителях и неприглядных делишках их детишек. Я лично убежден, что события в Кишиневе 6-8 апреля 2009 года были вызваны еще и протестными настроениями в молдавском обществе, накопленными против власти ПКРМ, и носящими как политический, так и социальный характер.

-  Воронинцы попытались определить апрельские события как попытки государственного переворота.

- Именно что попытались. В апреле налицо был народный бунт, в том числе и  против ПКРМ. Эти и последующие события в стране, в частности, череда избирательных кампаний показали, что партия Воронина не может претендовать на статус народной партии.

- Игорь Игоревич, как Вы считаете, в настроениях сторонников восстановления  Компартии чего больше: ненависти к ПКРМ или страха перед либерально-демократической идеей, которой довольно успешно, надо признать, пугает  всех нас воронинская контрпропаганда? Вы в своих восстановительных планах  на какие эмоции рассчитываете?

 - Нас больше всего настораживает чрезмерная политизированность молдавского общества.

- А что, есть рамки политизации? И кто определил, когда и при каких обстоятельствах политизации в меру, а когда ее слишком много?

- Есть мера. Они находятся на том уровне, когда подвергается опасности сама человеческая жизнью. Это то, что в народе называется «готов за идею убить». Вообще, это уродство. А в иных случаях беда. Когда в системе ценностных ориентаций человека или общественной группы политическая направленность преобладает, общечеловеческие ценности уходят на последний план, то надо бить тревогу. Теперешнее состояние ПКРМ является хорошим примером. Во-первых, партия Воронина, что для меня является очевидным, поставила перед собой задачу до предела политизировать своих сторонников, во-вторых, она ищет любые способы для защиты своих партийных интересов. У меня есть опасения, что поиск может оказаться успешным. 

- Вы хотите сказать, что от воронинцев можно ожидать каких угодно поступков, лишь бы вернуться во власть?

- Безусловно. Я же убежден, что любая партийная деятельность при всех ее известных практических традициях должна быть направлена на реализацию и защиту общечеловеческих задач и ценностей. Пример ПКРМ здесь не годится. Партия Воронина – это партия сплошного пиара, а попросту говоря, партия лжи.

- Судя по пресс-релизу  и партийной Декларации, распространенными на прошлой неделе, КПМ – это организация настоящих коммунистов, это партия, стремящаяся к истинному народовластию в Советах, это движение к процветанию всех граждан страны, это достижение межнационального согласия и укрепление молдавской государственности. Однако на пресс-конференции, где были представлены ценности новой организации, как Вы, вероятно, заметили, больше интересовались вопросом, кто стоит за идеей восстановления партии «настоящих коммунистов». Господин Кучер, долго отмалчиваться по этому поводу вам не удастся. И еще. Денег тоже, наверное, немало потребуется, чтобы обеспечить все хлопоты по подготовке к регистрации КПМ. Где или у кого вы такую кучу средств возьмете?

- Секрета никакого нет. Средства, кстати, для того, чтобы создать истинно народную организацию, нужны не такие уж большие. Среди  сторонников возрождения КПМ много преуспевающих предпринимателей, готовых на этом этапе оказать, замечу, без всяких условий и безвозмездно, материальную поддержку. Еще раз уточню: мы создаем народную партию, а значит, материальная сторона дела,  по крайней мере, сейчас, нас не беспокоит. Мы примерно прикинули сроки проведения обязательных для получения официального статуса КПМ процедур и необходимые для этого затраты. Получилось так: если у оргкомитета будет полный объем средств, то партия будет зарегистрирована через два-три месяца, если частичный – то через четыре-пять месяцев, если вообще без денег – то за восемь. Иными словами, партия зарегистрирована будет в любом случае, а сроки регистрации, что для нас не очень-то и важно, будут зависеть от сроков финансовых поступлений.

- Ладно, предположим, что так и что действительно в Молдове остались еще люди левых убеждений, которые дадут деньги, не рассчитывая получить если не материальную, то моральную отдачу. А имена людей, как говорится в подобных случаях, стоящих за «настоящими коммунистами», а точнее, за тем, чтобы избавить страну от коммунистов-воронинцев, Вы назвать можете?

-  Мне сейчас не хотелось бы торопить события.

- Хорошо, а есть среди ваших сторонников такие имена, которые дадут повод сердцам «настоящих коммунистов» забиться с дополнительной энергией?

- Во всяком случае, от тех, кто был представлен в ЦК КПМ последних лет его существования, от большинства его функционеров мы не получили отказа.

- А они в здравом уме и твердой памяти? Сколько лет прошло – двадцать!

- Ирония, как мне кажется,  выглядит крайне  неуместной. Все они сохранили свою партийность – а это для нас сейчас самое главное.

 

НИКА-пресс

comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×