/

iа.tirаs.ru@gmаil.соm // адрес редакции

Трудно искать выход из приднестровского тупика, особенно когда его не существует

Экономика
//
08:51, 3 июня 2010
//
1213
altКомментируя состояние дел в приднестровском урегулировании и перспективы налаживания отношений между двумя берегами Днестра, тираспольский политолог Вячеслав Сирик отметил в интервью на республиканском радио, что властям ПМР до декабря текущего года необходимо представить свой проект документа, регламентирующего отношения Кишинева и Тирасполя. Он также считает обязательной процедурой ревизию всех подписанных за двадцать лет противостояния сторон документов, чтобы выявить из них те, которые могли бы оказать помощь и технико-идеологическую поддержку тех или иных идей восстановления мира в регионе.

В то же время политолог в очередной раз напомнил о недоговороспособности молдавских властей, так или иначе  подтверждаемой в различные периоды переговорного  процесса, дав понять, что практически все временные лимиты, равно как и все варианты урегулирования, исчерпаны, и республика,  в том числе и с учетом современной молдавской политической неразберихи, имеет все возможности  успешно продвигаться по пути, подтвержденном ее гражданами на референдуме 2006 года.

НИКА-пресс

Комментарий агентства

Почему до декабря – понятно. В декабре текущего года выборы в Верховный Совет Приднестровья и негоже со всех точек зрения (в том числе и с точки зрения сохранения преемственности в политике, проводимой в отношении с Молдовой) оставлять проблему новому составу депутатского корпуса -  поди знай, какой будет высший законодательный орган республики и не займется ли он, как это не раз отмечали местные политики и эксперты, скажем так, изучением иных вариантов разрешения проблемы, скрыто предлагаемых кишиневскими деятелями. Один такой чуть не наделал бед и едва не привел к серьезному конфликту в высших приднестровских коридорах власти. В объявленной воронинцами финансовой амнистии легко просматривалось предложение  левобережным влиятельным предпринимателям легализовать свои денежки (как уж они нажиты – никто, согласно условиям амнистии, не стал бы интересоваться) в молдавских банках взамен на их роль в скорейшем и выгодном Кишиневу решении территориальной проблемы.

Зачем ревизия ранее подписанных Кишиневом и Тирасполем документов – тоже понятно. Возвращение к ранее подписанным бумагам, имеющим значение как в части практического исполнения, так и несущим важную политическую нагрузку, покажет, во-первых, огромное количество текстов, которые могли бы вести стороны к взаимоприемлемому варианту послевоенных отношений, во-вторых, подтвердит эту пресловутую недоговороспособность (чтобы не сказать необоснованную упертость или твердолобость), за которой скрыто одно желание – не договориться с Тирасполем, а победить его, да так, чтобы камня на камне не осталось от «приднестровского сепаратизма», «смирновской банды», «антюфеевской охранки» и прочей заразы, поганящей молдавскую землю.

В то же время в представлениях Тирасполя, как бы теперь мог развиваться переговорный процесс, неожиданно вмешался новый сюжет. Состоялась двусторонняя встреча министров иностранных дел РФ и РМ. Лавров и Лянкэ обменялись неновыми мыслями о состоянии дел в переговорном процессе. И все. Власти ПМР наверняка ожидали от консультаций российского и молдавского чиновников практических шагов к формату «2+1» (Кишинев-Тирасполь плюс Россия), что соответствовало бы московским, да и тираспольским тезисам о конфликте, как о проблеме исключительно молдо-приднестровской, точнее сказать, молдавской. Проще, встреча Лаврова и Лянкэ могла состояться и при участии  министра иностранных дел ПМР. Тем более (!), что Ястребчак находился в эти дни в Москве. Не случилось. Думается, что в Москве решили не торопиться с практической демонстрацией важного положения, зафиксированного в совместном заявлении Медведева и Януковича и в последующих комментариях к приднестровскому вопросу МИДа России.  Впереди две знаковых избирательных кампании на обоих берегах и неизвестно, чем они закончатся. И сильно уповать на решительную смену элит в Кишиневе и Тирасполе пока не приходится.  То ест, в лучшем случае все откладывается до начала 2011 года. Или до начала 2012 года, после президентских выборов в ПМР, когда будет окончательно сформирован приднестровский кабинет министров?

Из отчетов от встрече Лаврова и Лянкэ следует, что  глава молдавского внешнеполитического ведомства вслед за  прежними кишиневскими реинтеграторами, представленными в коммунистическом руководстве РМ, говорил о привлекательности Молдовы как о важном условии урегулирования. Об ущербности данной идеи, рожденной, видимо, там, где распределялись большие гранты и намечались длительные сроки их освоения на «приднестровском направлении», сказано немало. Привлекательность – это что? Хорошие дороги, магазины с доступными ценами, рабочие места...? Или демократическое правительство, цивилизованные свободы с точными правами и обязанностями..? А если на левом берегу начнется такой же процесс – так сказать, на привлекательность Молдовы ответим привлекательностью Приднестровья? И что тогда? Да подобное соревнование, во-первых, точно укрепит приднестровскую государственность, во-вторых, оба конкурента однажды проснутся, осмотрят процветающие и завидно-привлекательные окрестности, и скажут друг другу  важные и сокровенные слова: и на фига нам бестолковая возня под название урегулирование, когда мы и без того развиваемся и растем врозь и счастью нашему нет ни конца, ни края !

О политической привлекательности РМ тоже можно сколько угодно мечтать. А если, скажем, милый молдавскому народу коммунистический режим окажется не по душе приднестровцам,   успешно идущим к какой-нибудь своей особой форме политического управления? В общем, разговор бесполезный, тезисы лживые и основанные на шарлатанских подходах к проблеме: «Покойник перед смертью потел? Это очень хорошо!». Потение больного, стало быть, надо оценивать, как правильное лечение. Приехали, называется.

Есть для кишиневских шарлатанов, мечтающих о привлекательности, заметим, кстати, за чужой счет (свои-то средств нет и не будет), еще одна заметка из жизни Приднестровья. Тамошние эксперты и политики, взяв на вооружение те же подписанные сторонами за двадцать лет противостояния тексты, легко докажут: самым договороспособным и самым из всех последующих политиков Молдовы перспективным по части продвижения к всеобъемлющему урегулированию был кабинет первого президента РМ Снегура. То есть с каждым новым этапом политического становления Молдовы как государства ее правители оказывались все дальше и дальше от Приднестровья. И все непривлекательнее. Особенно коммунист Воронин. Почитайте о нем фельетоны в тираспольских СМИ – так даже не ржали на советских кухнях над Брежневым – «сегодня Брежнев принял китайскую делегацию за корейскую и имел дружескую…».   Конечно, скажут в Кишиневе, Снегур является фактическим соавтором «Московского меморандума» и путаной формулировки из него об «общем государстве», что означает то ли федерализацию, то ли конфедерализацию Молдовы. А разве есть другой вариант решения проблемы? И если есть – предложите.
comments powered by HyperComments


Подписка на рассылку

Раздел в разработке


×